Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Ангара: помяните нашу реку

Сохранить Ангару, а значит, сохранить уникальные леса и земли Приангарья, его более чем трёхвековую культуру русского старожильческого населения, многочисленные археологические памятники - таков посыл культурно-экологического проекта "Ангара - живая река", презентация которого проходит в Красноярском музейном центре в виде земляческих встреч, концертов, фотовыставок, лекций учёных-историков Красноярского государственного педагогического университета.

Автор проекта - региональная общественная экологическая организация "Плотина".

"Так пироги надо печь!" - это у бабы Кати первая забота, когда зовут на встречу с земляками-кежмарями. В этот раз отговорили от стряпни, мол, не до пирогов, разговор серьёзный будет, да и с печалью - последнюю весну перед затоплением встречают кежемские деревни. "Ну ладно, стряпаться не буду", - согласилась баба Катя, только и уговорённая тем, что хоть спеть будет можно.

И действительно, 17 марта в Красноярске, на встрече бывших жителей Кежмы, Проспихина, Недокуры, Заимки, Панова, Алёшкина пелись дивные песни. Заводили их музыканты ансамбля "Живая старина", много лет собиравшие ангарский фольклор. Они многим кежмарям как родные, ну а баба Катя для них - и первый учитель, и хормейстер. Конечно, и солистка, как подобает настоящей "тургеневской девушке". Так девяностопятилетнюю Екатерину Яковлевну Брюханову, уроженку деревни Заимка, что некогда "вольновала" на острове Тургенев, до сих пор и зовут земляки. Баба Катя на то лукаво улыбается, тем паче что у неё и память, и юморок, и вокал девичьей остроты. Вот и в этот раз она и с музыкантами ангарский романс "Скрипка у моря играла" довела до конца, и сама исполнила песню, которую ещё её мать на своём предсвадебном девичнике пела. Правда, пококетничала немного: "Однако не спою, наверное, уже заблудилась". Да нет, спела, в очередной раз очаровав слушателей и вызвав бурные аплодисменты.

- Только кежмари и сохранили архаичные песенные традиции русского Севера, - рассказывал руководитель ансамбля "Живая старина" Игорь Горев. - Песню ангарцы качают - "зыбают", в музыке много колен. Это сложно и петь, и слушать. Такая распевная песня относится к мужской культуре, а так как война оставила деревни без мужчин, такое исполнение подхватили женщины. И это уникальная часть ангарского старожильческого фольклора! Как и похоронные песни, которые нам удалось записать в Заимке, относящиеся к архаичной, дохристианской традиции. На похоронах пели, чтобы душа не боялась уходить. Так прощались с человеком, песней торя ему путь на небо.

Старинными песнями, записанными в фольклорных экспедициях, угощали и славные певуньи ансамбля "Яблочный Спас" филологического факультета КГПУ. Конечно, пели и собравшиеся. Но были на встрече и острые разговоры, и печальные минуты. Особенно когда соседи-братчане демонстрировали фоторепортаж из деревень зоны затопления Богучанской ГЭС. Этой ангарской Атлантиде посвящён проект лаборатории гуманитарных исследований Братского госуниверситета, в рамках которого состоялось 10 экспедиций. В зале плакали и печально вздыхали, глядя на фотоснимки обречённых Болтурино, Проспихина, Заимки, Дворца, Селенгино, Косого Быка, Кежмы. Где осталось пяток домов, где одни развалины, где, как в Селенгине, только остатки чьей-то изгороди да могилки на кладбище. Кежма ещё в улицах, ещё держится деревянная пожарная каланча. Но на жизнь на ангарском приволье остались лишь весна да лето.

- Ангара уже сейчас не та, а что будет при водохранилище? Болото. Я, чалдон, на реке выросший, прошлым летом был в Кодинске, так хвоста рыбы не попробовал! Вот что будет! - горячится почётный гражданин села Проспихино Виталий Фёдорович Колпаков.

Известный в крае лесоинженер, он и рождением, и всей своей последующей работой в крае был связан с Приангарьем. Сохранил и раритет - блокнот с записями 1978-1979 годов. Тогда по работе общался с сотрудниками "Ленгидропроекта", и по дружбе ему дали посмотреть материалы по будущей зоне затопления. Значились в них и уловы, и поголовье скота, площадь сосняков. Так, в 1960 году улов сиговых составлял 2 тонны, осетровых - 6, лососёвых - 14, частиковых - 121. В 1965 году лососёвых было выловлено 43 тонны, частиковых - 380. 70 процентов лесопокрытия затапливаемой площади составляли сосны. Ангарские сосны, подобия по ценности и красоте не имеющие!

- Крупные гидростанции с сопутствующими промышленными объектами, построенные и проектируемые с недостаточной степенью проработки экологических вопросов, ведут природные комплексы Приангарья к неизбежной деградации. И до сих пор нет оценки воздействия на окружающую среду Богучанской ГЭС. Мы можем потерять свою реку! От Ангары останется только название, - заявляет руководитель "Плотины" Алексей Колпаков. Он полон замечательной решимости отстоять красоту и природные богатства Приангарья, величайшее духовное наследие, оставленное поколениями русских старожилов.

Сегодня со своей родиной прощаются кежмари, а завтра мотыгинцы, если будет запущен проект Мотыгинской ГЭС. "Да хоть бы уж по-человечески всё делали, - горестно шептались в зале, глядя на фотографии на экране, - А-то ведь и кладбища толком не переносят, неужели, как при Братской ГЭС, гробы и могильные кресты поплывут". Соседи по реке - братчане пережили это, потому и фотографировали везде сельские погосты. На одном из снимков могилка тринадцатилетней девочки из Селенгина. Хлопочет ли кто о её переносе, живы ли родственники, что добились бы перезахоронения? Или покроют эту могилку, как и сотни других "невостребованных", воды уже Богучанского моря, и под их холодной толщей будет последний приют покойных ангарцев?

И только небеса будут плакать над ними.

Татьяна Алексеевич

Новости по теме:

  • Ангара: печальная годовщина
  • Что более науке ценно: Ангара или плотина?
  • Ангарский словарь уходит под воду Богучанской ГЭС
  • Богучанская ГЭС остановит навигацию на Ангаре в середине августа
  • Богучанская ГЭС: с Ангары в Якутию