Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Зона затопления Богучанской ГЭС: вертикальная безответственность

Краевое правительство все-таки пошло на уступки бывшим жителям Нижнего Приангарья: срок подачи заявлений на перезахоронение праха родных и близких из ложа водохранилища Богучанской ГЭС продлен. Однако до сих пор переселенцев из зоны затопления БоГЭС, желающих перенести останки родных и близких, шлют куда повыше.

По распоряжению председателя правительства Красноярского края Эдхама Акбулатова, призвавшего «более внимательно изучить этот вопрос», теперь заявления на перезахоронение ждут до 1 сентября. В Минэкономразвития региона говорят, эта дата будет отодвигаться вплоть до 20 ноября, когда перезахоронение должно закончиться. При этом, как отметил замминистра и краевой куратор проекта затопления ложа водохранилища БоГЭС Вячеслав Жгун, заявления на перенос могил могут быть написаны не только родными, но и близкими. Даже муниципалитеты имеют право выступить в качестве заявителя.

Казалось бы, хоть небольшое, но облегчение. Прах предков можно спасти, бывшие односельчане вправе обратиться в муниципалитеты, уговорить подать заявление, если знают, что бывший сосед из Нижнего Тагила не в силах приехать сам.

Однако радужным перспективам не суждено сбыться: во-первых, муниципалитеты находятся в стадии ликвидации. Во-вторых, количество могил, подлежащих эксгумации и переносу, строго ограничено. Оно в два с половиной раза меньше числа усопших.

В «Дирекции по подготовке к затоплению ложа водохранилища Богучанской ГЭС» сообщили, что заявлений написана не тысяча, а всего лишь триста сорок одно (по состоянию на 5 августа) - на восемьсот пять перезахоронений. Откуда же взялась информация про тысячу заявлений? Как выяснилось, это общее количество перезахоронений, предусмотренных программой. Тысяча первого покойного просто не станут переносить - денег на него не выделят.

Такая вот экономия - спорная в смысле не только общечеловеческом, но и системном. Краевое агентство госзаказа два года назад провело конкурс «На право выполнения работ по санитарным мероприятиям в ложе водохранилища Богучанской ГЭС, Кежемский район». Победитель - ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь» - поручил красноярскому центру изысканий «Геола» провести топографическую съемку ложа водохранилища Богучанской ГЭС. Согласно ей, захоронений на территории «водного мира» - почти три с половиной тысячи. Как могла возникнуть циничная квота в тысячу могил при составлении конкурса, если на руках у госзаказчика были все данные?

Кладбища в зоне затопления БоГЭС находятся в ведении администрации Кежемского района, вот только лимит могил, как выяснилось, определяла не она. «Решения в зоне затопления принимает правительство РФ, - рассказал «МК» замминистра экономики и развития Красноярского края Вячеслав Жгун, - финансирует проект тоже оно, в виде субсидий. Мы бы не возражали против переноса всех могил со всех кладбищ. Но мы исполнительная власть, это не в наших полномочиях». По словам Жгуна, объем и стоимость определены в проектной документации, и инициировать какие-то изменения в ней невозможно - бумаги уже прошли главгосэкспертизу и получили положительное заключение.

Логика у чиновников, конечно, железная. Железными, видимо, должны быть и сердца тех переселенцев, чьи покойные матери и отцы не попадают в оставшиеся сто девяносто пять «вакансий» на эксгумацию, а потому уйдут под воду.

«В Челябинской области, еще при советской власти, был случай, - вспоминает директор «Красноярского краевого экологического союза» Николай Зубов, - заводской корпус спроектировали на месте кладбища немецких военнопленных. Когда МИД решал этот вопрос с Германией, немцы сказали, что пока прах последнего захоронения не будет извлечен, они против строительства. Вот это - цивилизованное отношение». Проект тогда действительно отложили до полной эксгумации. СССР давно нет, однако «стиль эпохи» прослеживается до сих пор.

Еще в начале августа МИД Литвы обратился в российское правительство с заявлением о необходимости переноса из ложа Богучанского водохранилища могил литовских военнопленных. Наши всепонимающие чиновники сразу пошли навстречу бывшему собрату по соцлагерю, ныне члену Еврозоны. Продлили срок приема заявлений для литовской стороны, свозили на место сотрудников литовского посольства и предоставили всю необходимую информацию. Теперь администрация БоГЭС ждет заявлений балтийцев - все расходы она пообещала взять на себя.

Что ж, остается искренне порадоваться за потомков сгинувших в Сибири литовцев. Когда речь идет о международной репутации многомиллиардного инвестиционного проекта, у «РусГидро» включается особая бухгалтерия, по которой дорожные расходы до Вильнюса несоизмеримо меньше, чем доставка праха, допустим, в Красноярск.

ХХХ

Ограничиваются ли рудименты «большого стиля» показной добродетелью в глазах мировой общественности? Хотелось бы верить. Потому что характерные черты советской индустриализации Сибири памятны до сих пор. На стройках века, при возведении Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС, тоже были СанПины для затопления ложа. Однако останки усопших, выплывшие из мокрой могилы, долго потом вылавливали из Енисея. Что же удержит нынешних покойных, чьи кости даже не будут заливать бетоном?

«Оценка санитарно-эпидемиологических рисков - это очень правильный вопрос, - считает Вячеслав Жгун. - Я могу только сказать: разработчики проекта считают, что никаких рисков нет». Разработчиком проекта водохранилища является петербуржское ОАО «Ленгидропроект». Единственный акционер - «РусГидро». Заказчик проекта тоже «РусГидро». Это примерно как строительная компания, которая согласует проект коммерчески выгодного для себя объекта не с городом, а сама с собой. Абсурд? Конечно. Но на федеральном уровне - никоим образом.

«Проект прошел главгосэкспертизу, о какой эпидемиологической угрозе может идти речь?» - недоумевает главный инженер «Ленгидропроекта» и главный проектировщик Богучанского водохранилища Владимир Чумаков, тем самым посылая дальше и выше - в Главгосэкспертизу. Я попытался узнать у него, кто, в случае санитарно-эпидемиологического заражения будет нести юридическую ответственность? «Да нет у вопроса никакой юридической стороны, проект выполнен в соответствии с санитарными нормами», - открестился Чумаков.

Как показывают последние события, он может оказаться прав. Следственный комитет объявил о завершении расследования аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, случившейся два года назад. Причиной катастрофы, напомним, стало разрушение шпилек крышки турбины в результате повышенной вибрации, вызванной длительной эксплуатацией турбины на предельной мощности. Владельцу СШГЭС, «РусГидро», нужно было как можно больше электроэнергии. Однако ни одного топ-менеджера «РусГидро» в списке ответственных за трагедию нет. Все семеро виновных - руководители ГЭС. Все семеро по-прежнему работают в «РусГидро».

Так что какая такая ответственность? Какая юридическая сторона вопроса?..

Р.S.Когда верстался номер, из краевой прокуратуры в редакцию пришло уведомление: обращение «МК» с просьбой дать юридическую оценку деятельности по перезахоронению из ложа водохранилища БоГЭС направлено «для рассмотрения по существу» прокурору Кежемского района Алексею Надольскому.

Станислав ЭТКИНД

Новости по теме:

  • Богучанская ГЭС на 95 % перешла под контроль компании «BOGES LIMITED» (Кипр)
  • Богучанская ГЭС: зона затопления или зона равнодушия?
  • Районная прокуратура намерена потребовать экологическую оценку БоГЭС
  • Эксперты ставят под сомнение гидрологическую безопасность Богучанской ГЭС
  • Богучанская ГЭС переезжает из Кипра в Россию
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>