Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

СШГЭС: о людях на реке и бунте машин-2

Десятый гидроагрегат СШГЭС запустили в 1985 году, а акт государственной комиссии о приемке Саяно-Шушенской ГЭС в эксплуатацию был подписан лишь пятнадцать лет спустя. Так долго не принимали СШГЭС по причине крупных и серьезных недоделок, по причине ошибок в проектном решении «Ленгидропроекта». Предлагаем вашему вниманию продолжение воспоминаний очевидца проектирования и строительства СШГЭС, публициста и журналиста Альберта Урмана:

Саяно-Шушенская ГЭС 20 августа 2009 г. Фото пресс-службы ОАО РусГидро

Метод проб и ошибок

Как потом мне стало известно, вопросы, поднятые на совещании по проекту Саяно-Шушенской ГЭС, обсуждались в ЦК КПСС и Совете Министров СССР и в большинстве своем были отклонены, водосброс был оставлен таким, какой запроектировал «Ленгидропроект», а именно – плотинный, обводные каналы перечеркнуты по финансовым соображениям.

Было и такое предложение, чтобы не сбрасывать воду по лоткам вхолостую, установить перед водобойным колодцем Саяно-Шушенской ГЭС дополнительно два или три гидроагрегата. Правда, работать они будут лишь во время весеннего и осеннего паводков, когда потребуется снизить уровень в Саяно-Шушенском водохранилище, зато нет разрушения лотков, отпадает в принципе необходимость в строительстве вообще водобойного колодца. А энергия сбрасываемой воды будет направлена на выработку дополнительно к номиналу ГЭС электроэнергии, что позволит быстро окупить затраты. В высших эшелонах власти такое уникальное предложение посчитали нецелесообразным, так как уже намечалось строительство Майнской ГЭС несколькими километрами ниже Саянской, как регулирующей уровень Енисея в нижнем бьефе. Кто-то опять же сумел доказать, что вода, сброшенная с Саянской ГЭС, не пропадет даром, а пойдет на выработку электроэнергии на трех гидроагрегатах Майнской станции. Так-то оно так, да не совсем. Нетрудно понять, что регулирующая плотина в нижнем бьефе сама собой, а водосброс на Саянской ГЭС сам собой. Не приняли. Опять же в целях экономии капвложений.

Не захотели в ЦК КПСС рассматривать и другой проект, выдвинутый Кириллом Кузьминым, и тоже уникальный. Беда всех гидростанций в нашей стране, а особенно в Сибири, в том, что реки, на которых ставятся плотины, не замерзают в нижнем бьефе на сотни километров. Ледяной пар над ними наполняет воздух в поймах микрольдинками. Люди вдыхают их, получая ангины, бронхиты, пневмонии. Доказательств тут не нужно, проверено практикой, установлено учеными. И вроде бы ничего здесь не поделаешь, так как из-под турбин вода выходит с температурой примерно плюс восемь градусов. В своей массе она не покрывается льдом, пока не остынет до трех-четырех градусов. Кирилл Константинович Кузьмин предложил при строительстве Саянского гидроузла поднять дно реки частично с помощью укладки бетона, а в основном – расширить русло. Тогда Енисей будет разливаться, терять температуру и покрываться льдом. Комбинация несложная, однако кто у нас в России думает о здоровье людей?

К обводному водосбросу на Саяно-Шушенской ГЭС пришли лишь годы спустя, горько нахлебавшись на практике с водосбросными лотками и водобойным колодцем. Пробили в правоборежной скале два тоннеля, начали делать ступенчатый слив, но не успели закончить. Авария случилась раньше. И пришлось открывать все лотки на полную мощность. И всю зиму на СШГЭС работал водосброс. А зима, как назло, выдалась по-настоящему сибирский, с затяжными морозами в 30-35 градусов ниже ноля. Нигде в мире такого «эксперимента» не проводилось, чтобы сбрасывать примерно две тысячи кубометров воды в секунду по открытым лоткам с восьмидесятиметровой высоты. В результате плотина Саяно-Шушенской ГЭС получила дополнительную нагрузку в виде наростов льда в десятки тысяч тонн.

Саяно-Шушенская ГЭС 27 января 2010 г. Фото пресс-службы ОАО РусГидро

Паника и страх

И все-таки почему 17 августа 2009 года на Саяно-Шушенской ГЭС погибли люди? Накануне на смену вышло 111 человек, в живых из них чудом уцелело 36. За 13 минут до аварии один из мастеров турбинного цеха записал в вахтенный журнал и передал тревожное сообщение диспетчеру станции, что на работающих агрегатах жуткая вибрация, турбины надо останавливать, иначе случится непоправимое. Реакции сверху не последовало, и тут рванул второй. В течение нескольких минут вода затопила все три этажа здания ГЭС, парализовала и вывела из строя все десять гидроагрегатов.

Аварийная защита не сработала, так как была отключена. На тех агрегатах, которые еще полчаса назад стояли под нагрузкой, вода из водоводов уходила, как и положено, в нижние колодцы, а на аварийном, втором, неслась в машинный зал. Не сразу оставшиеся в живых работники гидростанции пришли в себя от шока. Но все-таки нашлось несколько человек, которые бросились на гребень плотины Саяно-Шушенской ГЭС вручную закрывать верхние затворы водоводов. В этот момент на этажах машзала еще были живые люди. После закрытия затворов вверху вода в турбинном цехе начала быстро падать. Однако тут кто-то в панике поднял затворы внизу, в отсасывающих колодцах. И по закону сообщающихся сосудов вода в машзале тотчас подравнялась по уровню нижнего бьефа. Если кто и был еще живой в отсеках турбинного цеха, захлебнулся.

Сейчас мы можем, не торопясь, сидя за столом, рассуждать, делать глубокомысленные умозаключения, кого-то хаять, кого-то возносить на пьедестал, кого-то корить за нерасторопность, а кого-то гладить по головке, тогда же всем правили хаос, паника и жуткий страх. Люди, оставшиеся в живых, либо метались среди обломков здания ГЭС, либо неслись во всю прыть от плотины, либо карабкались по береговым скалам выше и выше. Почему-то как на грех отключились все телефоны, прервалась сотовая связь.

Теперь многие приходят к выводу, что не было нужды открывать затворы в нижнем бьефе, что вода из машинного зала сама собой бы стекла из мастерских турбинного цеха и часть людей осталась бы живыми. По логике вещей это так, ведь после закрытия водоводов наверху опасность миновала. Тут арифметика простая: на момент аварии приток воды в верхнем бьефе, то есть в водохранилище, составлял две тысячи кубометров в секунду, при этом уровень воды около плотины зафиксирован на 537 отметке. Это значит, что до проектного уровня в водохранилище не хватало еще двух метров. А до гребня плотины – 9 метров. Сколько же нужно было «трудиться» Енисею, чтобы преодолеть эти метры с условием, что на плотине закрыты и все водоводы, и все лотки водосброса? Да более 32 суток! Правда, тогда остановилась бы и Майнская ГЭС за неимением воды, водохранилище которой равно 49 миллионам кубометров. Выходит, именно паника и страх перед неизвестным породили последствия аварии. Это так же, как при пожаре, – если люди, оказавшиеся в здании, не знают, куда бежать, то погибнут в дыму и огне.

Саяно-Шушенская ГЭС 17 августа 2009 г. Фото пресс-службы ОАО РусГидро

Кто не рискует, тот…

Мне довелось работать в качестве журналиста на строительстве Саяно-Шушенской ГЭС со дня укладки первого кубометра бетона до пуска десятого гидроагрегата. А теперь приходится порой слышать дилетантские возгласы, тоже, мол, достижение – одну плотину воздвигать за 25 лет. Но кто не варился в этом котле, тот жара не почувствует. Я был в сопровождении космонавта, дважды Героя Советского Союза Николая Николаевича Руковичникова. Бывалый человек, инженер, доктор технических наук. Он долго смотрел на плотину Саяно-Шушенской ГЭС, потом сказал: «Даже трудно поверить, что такое громадное сооружение мог сотворить человек!» К сожалению, теперь к этому афоризму приходится добавлять: трудно поверить, что такое рукотворное чудо человек мог в одночасье и уничтожить.

Кстати сказать, у этого «чуда» были и свои изъяны. Десятый гидроагрегат СШГЭС запустили в 1985 году, а акт государственной комиссии о приемке Саяно-Шушенской ГЭС в эксплуатацию был подписан лишь пятнадцать лет спустя. И то волевым путем по настоянию господина Чубайса, возглавлявшего тогда РАО «ЕЭС России». Станцию нужно было акционировать, но кто же будет брать акции предприятия, не принятого в эксплуатацию? После подписания акта приватизация СШГЭС прошла успешно и по грошовой цене. А не принимали Саяно-Шушенскую ГЭС по причине крупных и серьезных недоделок, по причине ошибок в проектном решении.

Да, РАО «ЕЭС России» выделило из прибыли 250 миллионов долларов на обводной водослив Саяно-Шушенской ГЭС. А вот на ремонты гидроагрегатов денег, как всегда, не хватало. Работы с обводными тоннелями тоже затянулись.

Я думаю, что всякому здравомыслящему человеку, участвовавшему в сооружении Саяно-Шушенской ГЭС, придет в голову такая думка: а все ли правильно делает те, кто огульно охаивает прежний государственный режим, называя его тоталитарным, застойным, тупиковым? Ведь гидростанцию в Саянах строила практически вся страна, сотни предприятий и семнадцатитысячный коллектив «КрасноярскГЭСстрой». Строили на века, чтобы быстро окупить вложенные средства и в дальнейшем иметь постоянную прибыль, пополняя, как из неиссякаемого источника, государственную казну. Кому же не известно, что гидроэнергетика – это золотой колодец, из которого знай только черпай и черпай хрустально чистую воду? Можно ли было этот самый колодец упускать из рук государства, за здорово живешь передавать в частные руки, акционерам? У нас в России перенасыщен валютой госбюджет, или у него, то есть у госбюджета, слишком много, прямо-таки избыток, источников пополнения?

В памяти моей один за другим встают годы строительства Саяно-Шушенской ГЭС, пламенные годы. Они были трудными, в полном смысле этого слова, но горячими, наполненными духом глубокого патриотизма, романтики и энтузиазма, трудовых подвигов, срывов и достижений. Сейчас это страницы истории, пылящиеся в архивах и музеях, а в людском сознании они хранятся в живых воспоминаниях, эпизодах, в картинах недавнего прошлого.

О Саяно-Шушенской гидростанции, о людях, которые строили ее, вышло немало книг, брошюр, фотоальбомов. И резонно, ведь такой плотины еще никто не возводил. До того строили ГЭС на Днепре, на Волге, на Ангаре и на Енисее, но все они уступали гидростанции в Саянах и по размерам, и по мощности. В дальнейшем в СССР планировалось построить Средне-Енисейскую и Туруханскую ГЭС, которые бы превзошли Саяно-Шушенскую. Получалось, что гидростанция в Карловом створе должна была выступить в качестве определенной ступени развития гидроэнергетики. А где эксперименты, там и предположения, и – не исключено – ошибки. В Минэнерго это хорошо понимали. Но шли на это. Как говорится, кто не рискует, тот не пьет шампанского.

Альберт Урман

Новости по теме:

  • СШГЭС: безопасность декларируется, но не гарантируется
  • СШГЭС: в поселке гидроэнергетиков могут запретить продажу алкоголя
  • Водитель директора Саяно-Шушенской ГЭС покончил с собой
  • На СШГЭС запустят четвертый гидроагрегат
  • На Саяно-Шушенской ГЭС поймали наркодилера
  • Мнений: 2

    1 Иван { 10.05.2012 в 12:55 }

    “Было и такое предложение, чтобы не сбрасывать воду по лоткам вхолостую, установить перед водобойным колодцем Саяно-Шушенской ГЭС дополнительно два или три гидроагрегата. Правда, работать они будут лишь во время весеннего и осеннего паводков, когда потребуется снизить уровень в Саяно-Шушенском водохранилище, зато нет разрушения лотков, отпадает в принципе необходимость в строительстве вообще водобойного колодца.”

    “И вроде бы ничего здесь не поделаешь, так как из-под турбин вода выходит с температурой примерно плюс восемь градусов. В своей массе она не покрывается льдом, пока не остынет до трех-четырех градусов. Кирилл Константинович Кузьмин предложил при строительстве Саянского гидроузла поднять дно реки частично с помощью укладки бетона, а в основном – расширить русло. Тогда Енисей будет разливаться, терять температуру и покрываться льдом.”

    “Однако тут кто-то в панике поднял затворы внизу, в отсасывающих колодцах. И по закону сообщающихся сосудов вода в машзале тотчас подравнялась по уровню нижнего бьефа. Если кто и был еще живой в отсеках турбинного цеха, захлебнулся… Теперь многие приходят к выводу, что не было нужды открывать затворы в нижнем бьефе, что вода из машинного зала сама собой бы стекла из мастерских турбинного цеха и часть людей осталась бы живыми.”

    Несусветная чушь, часть вторая.

    2 Владимир { 10.05.2012 в 14:53 }

    В последние годы жизни К.К.Кузьмина я часто обсуждал с ним различные проблемы Саяно-Шушенского гидроузла. Он не мог предлагать такие решения. Мною еще в январе 1978 года предлагался вариант выполнения входных оголовков туннельного водосброса с порогами на уровне 479 м, но его отклонили из-за отсутствия проекта и финансирования, а потом водохранилище было заполнено выше этого уровня. В 90-е годы над проектом дополнительного водосброса работали проектировщики Ташкента, Москвы и Ленинграда. Все предлагали сбрасывать воду в русло Енисея. Были варианты с порогами на уровне бликом 500 м, в том числе мой, но их отклонили из-за опасения, что вынуждены будем выполнять большие объемы в котловане и не справимся с откачкой воды из него. Кроме того, для сооружения котлована на берегу водохранилища, необходимо было обезопасить крутые откосы (убрать большие объемы скалы с применением взрывов). Я предложил сбрасывать воду в вершину ущелья правого берега и способ производства работ без сооружения котлована, но и это не помогло. Выполнили то, что сейчас известно всем, но, к сожалению, неизвестно всем, что схема регулирования не соответствует СНиП. Об этом мною написано много в письмах, статьях и книге. Повторяться не буду.

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>