Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Безопасность плотинных ГЭС и пропуск паводковых вод

Паводки и наводнения на территории Дальневосточного федерального округа в июле-августе 2013 года убедительно показали, что при сложившейся системе управления водными режимами водохранилищ плотинных ГЭС последние, вопреки устоявшемуся мнению, не уменьшают, а увеличивают риски чрезвычайных ситуаций и приводят к колоссальным материальным затратам, ущербу здоровью десятков тысяч людей. Как исправить ситуацию? Этому вопросу посвящено обращение Сосновской коалиции экологических организаций Сибири и Дальнего Востока к президенту РФ «О безопасности плотинных ГЭС в период пропуска паводковых вод».

Новости по теме:

  • СШГЭС: паводковая ситуация развивается привычным образом
  • Гидроэнергетики перестали сообщать об уровне воды в водохранилище СШГЭС
  • Сибирские ГЭС резко увеличили выработку электричества
  • МЧС: паводок не опасен для СШГЭС
  • Ангарская вода после ГЭС: «очень грязная» (4 класс, разряд «в»)
  • Мнений: 7

    1 Владимир { 03.09.2013 в 14:44 }

    “Увеличению ущерба от паводков способствует неверная оценка возможностей гидротехнических сооружений по его предотвращению. Развитие ситуации в Амурской области показывает, что простое увеличение количества ГЭС и противопаводковых гидротехнических сооружений не способно предотвратить ущерб, при затяжных паводках обеспеченностью более 0,1%. Снижению ущерба может способствовать изменение отношения к заселению пойм крупных рек. В ряде случаев отселение жителей из участков поймы периодически полностью затапливаемых половодьем более перспективно для предотвращения ущерба при паводках высокой обеспеченности и максимальных сбросах из водохранилищ”.

    Нельзя согласиться с тем, что “увеличение количества противопаводковых гидротехнических сооружений не способно предотвратить ущерб”. Безусловно, необходимо изменить отношение к заселению пойм, но главную роль в снижении ущерба могут сыграть только противопаводковые гидротехнические сооружения: плотины и водохранилища, дамбы и каналы.
    Безусловно, необходимо совершенствовать режимы использования созданных водохранилищ и гидроузлов. Но, нельзя забывать об ошибках в расчетах водохранилищ и гидроузлов.
    Гидрологическая основа для расчетов пропуска высоких вод в нынешнем ее виде вполне достаточна для выполнения Закона о безопасности гидротехнических сооружений.
    Первоначальная идеология предусматривала выполнение расчетов порожнего полезного и порожнего резервного объемов водохранилищ по максимальным значениям объема и расхода притока воды с целью исключения зависимости от прогноза притока воды.
    Эта идеология расчетов была нарушена. Расчеты порожнего полезного объема водохранилища стали предусматривать холостой сброс воды с уровней ниже НПУ. Порожние полезные объемы водохранилищ оказались меньше необходимых на величину объема холостого сброса воды.
    Расчеты порожнего резервного объема водохранилища стали предусматривать сбросной расход воды в нижний бьеф с уровней ниже ФПУ, превышающий сбросной расход основного расчетного случая. Порожние резервные объемы оказались меньше необходимых на величину объема повышенного сброса воды.
    В итоге регулирование стока на практике оказалось без резервов и в полной зависимости от прогнозов, достоверность которых крайне низка.
    Ошибки в определении первых створов и связанные с ними ошибки в расчетах порожнего полезного и порожнего резервного объемов первых водохранилищ создали видимость благополучия, более того, были закреплены в последующих нормативных документах.
    Гидрологические расчеты объемов и расходов стока воды с площадей водосборов были выполнены с вполне достаточной точностью и не должны вызывать нареканий. Они позволили получить максимальные сбросные расходы через сооружения при ежегодной (подчеркиваю слово ежегодной) вероятности превышения расчетных максимальных расходов воды 0,1% (вероятность события 1 раз за 1000 лет).
    В 1967 году был издан справочник “Гидроэлектростанции Советского Союза), в котором практически по всем построенным и перспективным гидроузлам были указаны расчетные максимальные сбросные расходы через сооружения при ежегодной (снова подчеркиваю слово ежегодной) вероятности превышения расчетных максимальных расходов воды 0,1% (вероятность события 1 раз за 1000 лет).
    Например, по Зейскому гидроузлу максимальный сбросной расход воды через сооружения при ежегодной вероятности превышения расчетного максимального расхода притока воды 0,1% (вероятность события 1 раз за 1000 лет) составлял 21800 м3/с, по Саяно-Шушенскому – 19100 м3/с. Эти примеры приведены специально по тем гидроузлам, которые сейчас противостоят стоку воды с девственных площадей водосбора.
    Затем нормы проектирования изменились в сторону ужесточения. Гидроузлы обязали проектировать на ежегодную вероятность превышения расчетных максимальных расходов воды 0,01% + ? (вероятность события 1 раз за 10000 лет с гарантийной поправкой до 20%).
    Нормативы по обустройству нижних бьефов остались прежними на максимальный сбросной расход воды 0,1%. Безопасность нижних бьефов обязана была обеспечиваться за счет заполнения и ускоренного опорожнения резервных объемов путем сбросного расхода 0,1%.
    В итоге сегодня якобы сниженные максимальные расчетные сбросные расходы через сооружения все равно минимум в два раза превышают возможности нижних бьефов, то есть собственная безопасность гидроузлов и тем более нижних бьефов не обеспечиваются.

    2 Cергей { 03.09.2013 в 21:39 }

    Владимир,
    макимальный общий сбросный расход в нижний бьеф Зейской ГЭС составляет 10 800 м3/сек при форсированном уровне 322, 1 м . Это максимум возможного. Поэтому расчет 21 800 по-видимому, не реалистичен

    3 Владимир { 04.09.2013 в 09:36 }

    Расчетный максимальный сбросной расход воды 21800 м3/с при 0,1% по справочнику дан по предварительному расчету трансформации (снижения) расхода притока воды в полезном объеме водохранилища, равном 32,1 км3 при УМО 299,0 м и НПУ 315,0 м без использования в расчете холостого сброса воды при заполнении порожнего полезного объема водохранилища.
    При детальном проектировании потребовалось выполнить повышенные требования по обеспечению пропуска притока воды ежегодной вероятности превышения 0,01% + ?, поэтому был предусмотрен резервный объем водохранилища, который был использован в расчетах для снижения максимального сбросного расхода воды в нижний бьеф как простое дополнение к порожнему полезному объему водохранилища.
    Кроме того, расчеты предусматривали холостой сброс воды с уровней ниже НПУ 315,0 м (на практике оказалось, что это делать нельзя по причине разрушений в нижнем бьефе), а этого делать при выполнении расчетов порожнего полезного объема нельзя, так гидроузел остается без резерва, а регулирование попадает в полную зависимость от прогнозов притока воды.
    В 2013 году порожний резервный объем был заполнен до уровня 319,52 м в объеме 11,59 км3, а какова его величина при ФПУ 322,1 м не известно (по моим расчетам он примерно равен 17,0 км3). Резервный объем обязан был заполняться и опоражниваться кратковременно с максимальным сбросным расходом воды. Это требование в 2013 году нарушается. Плотина стоит перегруженная.

    4 Бригадир строителя { 04.09.2013 в 22:57 }

    Строить плотины ради безопасности по меньшей мере глупо, ведь чтобы на затопить одно, затапливать приходится другое, что является прямым вредительством, да и река в самом худшем случае не создаст расход воды, который будет при прорыве плотины, это будет однозначно больший расход= расход реки+волна прорыва.

    Есть одно выражение: сам себя перехитрил, так и с плотинами получается. И энергетики это касается так же.

    5 Владимир { 05.09.2013 в 08:51 }

    Все дело в допущенных ошибках при выполнении расчетов порожнего полезного и порожнего резервного объемов водохранилища. Для обеспечения гарантии расчетного максимального сбросного расхода воды 11104 м3/с по первоначальным расчетам, а после перерасчета 10800 м3/с, необходимо было создавать в верховье и на боковом притоке дополнительный порожний объем водохранилища, иначе выполнять расчет порожнего резервного объема водохранилища и иначе его использовать при выполнении расчетов.
    Понизить расчетный максимальный сбросной расход воды с 21800 м3/с при 0,1% до 11104 м3/с и до 10800 м3/с можно было только путем создания в верховье и на боковом притоке дополнительного порожнего объема. Другого способа просто не существует в природе.
    Пропуск притока воды ежегодной вероятности превышения 0,01% + ? без превышения расчетного максимального сбросного расхода воды 11104 м3/с или 10800 м3/с можно было обеспечить только в том случае, если бы расчеты порожнего резервного объема предусматривали кратковременное заполнение и опорожнение этого объема с расчетным максимальным сбросным расходом воды в нижний бьеф 11104 м3/с или 10800 м3/с.

    6 Зедон { 07.09.2013 в 13:00 }

    Если бы четверть века назад у МВХ РФ хватило ума принять на вооружение бассейновую концепцию устойчивого развития с зоной отчуждения от поселения людей в пределах затопления поймы 1% водообеспеченности, то не было бы всех этих бед, а также гибели людей в Крымске, Кубани и прочих прорывах водонапорных фронтов.

    7 Владимир { 12.09.2013 в 15:43 }

    Нарушения СНиП начались с проектирования Новосибирского гидроузла. На Оби планировали построить Каменский гидроузел. Там даже до сих пор существует поселок Гидростроитель. Затем стали преждевременно строить Красноярский гидроузел. Защитить Красноярск он не мог, поэтому было решено форсировать создание Саяно-Шушенского гидроузла и в 1975 году начать строительство Сейбинского гидроузла и Уюкского гидроузла на Большом Енисее в Туве. По известным причинам заморозили гидростроительство.
    Вот тогда в Ленгидропроекте родилась идея по ходу заполнения полезного объема водохранилища сбрасывать воду через водосброс. Затем был изменен статус резервного объема, который стал простым дополнением к полезному. При притоках обеспеченностью до 1% пока удается справляться путем повышенных объемов холостых сбросов воды. Но при притоках более редкой повторяемости беды не миновать.
    Хуже всего, что этот ошибочный метод, внедренный на Оби и Енисее, стали тиражировать на Вилюе, Зее, Бурее. Более того, была изменена идеология регулирования речного стока, были изменены Правила и Методические указания.
    При дефиците порожних емкостей водохранилищ для снижения сбросных расходов в нижние бьефы Красноярское и Зейское водохранилища стали эксплуатировать в режиме многолетнего регулирования. По резервным объемам определены только уровни (без указательных знаков по берегам), а сами объемы не определены до сих пор.
    На самом деле у нас только Иркутское водохранилище, представленное озером Байкал, можно эксплуатировать в режиме многолетнего регулирования.
    При таком состоянии нормативной базы проектирования и эксплуатации гидротехнических сооружений надеется на выполнение Закона о безопасности самих гидротехнических сооружений, тем более их нижних бьефов, не приходится.

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>