Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Зона затопления Богучанской ГЭС: заложники законного беззакония

Село Кеуль Усть-Илимского района Иркутской области вскоре будет затоплено водохранилищем Богучанской ГЭС. Если переселенцы не признают свое переселение добровольным – значит, их будут судить. Будущий закон о переселении это позволяет. Об этом жители Кеуля пишут в письме, пришедшем на адрес редакции "Плотина.Нет!":

Проект закона о переселении – это пока всего лишь проект. При утверждении законопроект может претерпеть серьёзные изменения. Но если разработчиками закона являются Институт законодательства и правовой информации имени М.М.Сперанского и правовое управление правительства Иркутской области, то это уже серьёзно и не позволяет надеяться на значительные изменения. Если при разработке закона о переселении юристы допустили серьёзные отклонения от федерального законодательства – значит, они уверены, что переселенцы просто-напросто не смогут отстоять свои права.

При обсуждении депутатами Законодательного Собрания Иркутской области проекта закона о переселении (с участием мэров г.Усть-Илимска и Усть-Илимского района В.Ташкинова и В.Хомякова, а также депутата думы г.Усть-Илимска О.Кочановского) иркутский министр Александр Орешков заявил, что, учитывая систему судов, конкретный гражданин не сможет доказать какое-то своё право. Получается, что, пользуясь несовершенством системы судов, региональное правительство может творить "законное" беззаконие.

"Законное" беззаконие, а в чём же оно выражается в законопроекте? Если сказать в общем, то весь проект напичкан юридическими подвохами.

Начнём с главного. Разработчик закона юрист Алексей Петров (директор Института регионального законодательства) всеми силами старается всех убедить, что переселение является добровольным, но никак не принудительным. Принудительного изъятия собственности не происходит, утверждает Алексей Петров. И тут вопрос: Так добровольное, что ли? А если человек не захотел? «Значит, он понесёт ущерб», - отрезал Алексей Петров.

Министр Александр Орешков заявил, что если переселенцы начнут сопротивляться такому "добровольному" выбору, то исполнительный орган будет подавать на граждан в суд.

Кроме того, гражданин будет обязан подписать договор о том, что он отказывается от собственного жилья и согласен взять то, что ему дают. Если гражданин подписывает такой договор, то это будет означать, что принудительного изъятия собственности не было. Если НЕ подписывает - его будут судить. Необходимо очистить территорию под затопление, а для этого нужно переселить целое село (1300 человек) - это уже государственная программа, но никак не желание людей бросить свой дом и место проживания, которое они когда-то выбрали. Так принудительное переселение, или добровольное?

В чём разница? А в том, что переселение считается принудительным в том случае, если у собственника в государственных интересах изымается земля, его жилое помещение, надворные постройки, и государство полностью возмещает собственнику утрачиваемое. Не оказывает поддержку в виде компенсации по инвентарной стоимости, а полностью возмещает.

Вот тут-то и кроется юридическая уловка в проекте. Выплата компенсации по инвентарной стоимости и полноценное возмещение далеко не одно и то же. Для примера возьмём кадастровую стоимость одного приусадебного участка в Кеуле, которое не превысит 14000 рублей. Это и есть сумма компенсации. Но если в другом месте переселенцу выделят такой же участок по величине, то компенсация не может считаться полноценной. Так как бывший участок был с толстым слоем плодородной земли, десятилетиями удобрялся органикой, был окультуренным, то есть без сорняков. Разумеется, что новый участок потребует очень и очень больших затрат. И то, что делалось многие годы, в один год не сделаешь. В этом вся разница между выделением нового участка, компенсацией и полноценным возмещением.

Переселенцы это прекрасно понимают. Чиновники этого просто не могут не знать. Почему же они насильственно, через суд, решили заставить переселенцев признать переселение добровольным?

А вот с предоставлением переселенцам жилья разобраться ещё сложнее. В соответствии с федеральным законодательством при принудительном переселении собственнику отчуждаемого жилья предоставляется полноценное "метр за метр", с улучшением условий проживания, дом или квартира на восстановленном участке земли вместе с восстановленными надворными постройками. Район и населённый пункт человек выбирает сам из предложенных вариантов. Все варианты должны соответствовать социальным гарантиям: с инфраструктурой, возможностью трудоустройства, с улучшенными условиями проживания для быстрейшей адаптации. Это для тех, кто не хочет расстаться с землёй и хозяйством. Об этом в будущем законе не сказано ни слова.

Другое дело, если бы сосед обдурил соседа или мелкий предприниматель - наёмного работника. Но речь ведь идёт о правительстве Иркутской области, по будущему закону которого те, кто захочет поселиться в городе, многое потеряют – особенно те, у кого небольшая семья. По установленным в проекте закона нормам площадь квартиры не будет соответствовать бывшей деревенской. А стоимость захудалой с прогнившим водопроводом городской квартиры может оказаться выше, чем стоимость квартиры в деревне вместе с надворными постройками и землёй, так как вся недвижимость переселенца оценивается по инвентарной стоимости. Вот так лихо правительство Иркутской области намерено распорядиться собственностью переселенцев из зоны затопления Богучанской ГЭС.

На заседании депутатов трёх комитетов Заксобрания Иркутской области поинтересовались: «Почему областные власти просто не выкупят дома у переселенцев?», на что разработчик закона Алексей Петров заявил, что речь идёт о компенсации за потерю жилья, а это "не предусматривает коммерческой выгоды", кроме того, регион не может выступать как сторона в коммерческой сделке. Но коммерческой выгоды кому? переселенцам? И при чём здесь коммерция? Слово "выкупят" здесь нужно понимать в смысле «возместят стоимость квартиры и всей крестьянской усадьбы». А когда депутаты спросили, почему даже нежилые постройки на селе чиновники правительства оценивают по инвентарной стоимости, юристы ответили, что нет достоверных методов определения восстановительной стоимости.

Кеульчане позвонили в Новосибирск, где готовят инженеров по специальности «экспертиза и управление недвижимостью». Там ответили, что это бред и что над вами просто смеются. Практически при необходимости можно сделать всё. Есть фирмы или компании, занимающиеся экспертизой недвижимости. Им не трудно определить сколько было потрачено стройматериалов: бруса, кирпича, цемента, вплоть до гвоздя, при строительстве того или иного дома. Хорошо, если в селе большинство домов однотипных. И, зная в каком районе будет вестись строительство, легко определить стоимость доставки стройматериалов и стоимость выполняемых работ при строительстве. Вот такой метод, а если необходимо, чтобы он был более чем достоверным, то экспертиза ведётся под протокол в присутствии представителя уполномоченного органа. Кроме того, учитывая, что село Кеуль строилось государством по генеральному плану, есть проектные документы. Для того и существует специальный архив. Но и скопировать уже существующий дом архитекторам не трудно. Как сказали специалисты: «Ничего невозможного нет, если правительство не ищет выгоду».

Переселенцы из зоны затопления БоГЭС определились с выводом: весь будущий закон о переселении – всего лишь простая формальность, уводящая в дебри непонимания.

К примеру, возьмём способ определения - жилой дом или не жилой. Нормальный, добротный, тёплый, деревенский дом, который даже ветхим назвать нельзя, специальная комиссия может признать нежилым только потому, что в данный момент в нём не живут люди, несмотря на то, что этот дом является чьей-то собственностью. Власти, признав его нежилым, с формулировкой о том, что жилое помещение фактически прекратило своё существование, оставляют за собой право уничтожить (в буквальном смысле) дом, который реально существует. А собственника такого дома исключают из списка на получение мизерной компенсации, даже по инвентарной стоимости. Это ли не раскулачивание? Хорошо, что хоть хозяина дома не сошлют на Соловки. Такая же участь, видимо, постигнет и тех собственников жилья в Кеуле, которые имеют недвижимость в другом месте. Об этом упоминалось во время обсуждения иркутскими депутатами проекта закона о переселении.

Если теоретически допустить то, что Кеуль вообще является дачным посёлком и не стихийным, а на законных основаниях, и люди не обязаны здесь проживать постоянно, появляясь только отдохнуть или вырастить овощи, то, по условиям проекта закона, правительство может без всякой компенсации уничтожить всю недвижимость дачников. Получается, если люди здесь постоянно не проживают, приходи и поджигай с любого конца весь посёлок. Интересно, в России существует такой закон?

Ещё более удивительно, что площадь выделяемой квартиры определяется исходя из количества постоянно проживающих в утрачиваемой квартире граждан. Если в квартире проживают шесть человек, то новая квартира выделяется площадью 108 квадратных метров. Но, если точно в такой же квартире живёт одна бабушка, у которой пятеро прямых наследников, т.е. детей, которые имеют право на наследство, получает 33 квадратных метра. Получается, что бабушка, имея квартиру 60 квадратных метров, получает 33 квадратных метра, а оставшиеся 27 квадратных метров дарит той семье, в которой постоянно проживают шесть человек, может быть таких же взрослых детей, как и у бабушки. Детям первой семьи есть что делить. Чем же хуже бабушкины дети? Ведь речь идёт о собственности, а она совершенно одинакова как в первом так и во втором случае. Возмещение утрачиваемой собственности не есть делёжка по усмотрению юристов. Есть узаконенное понятие - метр за метр и переселение с улучшением условий проживания.

Непонятно, чему будет равняться сумма единовременного пособия гражданам в связи с переездом на новое место жительства. В проекте на этот счёт стоит прочерк – возможно, чтобы не шокировать людей заранее. Переселенцы даже представить себе не могут, во сколько обойдётся им такой переезд. Прежде всего пугает количество времени, которое будет потерянно на сборы, переезд, поиск работы, устройство на новом месте. И это не просто хлопоты. Это работа, которая должна быть оплачена, т.к. в это время человек официально не трудоустроен. Погрузка, разгрузка груза, оформление документов не обойдётся без затрат. Здесь уместно учесть и те моральные издержки, которые люди терпели на протяжении шести лет. Переселить из зоны затопления Богучанской ГЭС обещали к 2008 году, потом в 2010 году, теперь в 2011 году. Все шесть лет люди живут в постоянной тревоге, под сильнейшим моральным прессом. Сколько потеряно времени и сколько человек мог бы сделать, окажись он давно на новом месте? Сколько же правительство готово пожертвовать на единовременное пособие?

С перевозкой груза тоже творится что-то непонятное. Одна тонна на человека, три человека – три тонны. Это – обстановка однокомнатной городской квартиры. А здесь крестьяне. У них скот, сельхозтехника, инвентарь. Есть даже свои мастерские. Обстановка трёхкомнатной деревенской квартиры ну никак не войдёт в пятитонный контейнер! Хозяйка не может расстаться со стеклотарой и бочонками, а хозяину невыгодно забивать скот. Сколько же наберётся груза?

Обещают оплатить проезд в один конец к новому месту жительства. Люди не могут понять, как можно ехать не зная куда и взять не зная что, как можно сравнить предлагаемые варианты? В буквальном смысле им предлагают махнуть не глядя. Может быть, им что-то покажут на видео, а приехав, они не найдут того, что видели. Но после такого "добровольного" переселения возражать уже не придётся.

Переселенцы из зоны затопления БоГЭС не на шутку встревожены тем, что если иркутское правительство всё же решит восстановить жильё на восстановленном участке земли, то дома будут строить не в соответствии с теми, какие были, а по новой технологии, которая выигрывает в смысле дешевого и быстрого строительства, но не отвечает качеству. Выглядят такие дома, особенно на снимках, очень красиво. Но стены внизу промокают, в морозы углы и стены промерзают. Те, кто обзавёлся таким домом, уже пожалели.

Шесть лет правительство Иркутской области заседало, решало, готовило документы для переселения из зоны затопления Богучанской ГЭС. В результате есть намёки на то, что к моменту затопления сделать ничего не успеют и людей вывезут во временное жильё. При такой расторопности властей временное жильё превратится в постоянное. Подписав договор о "добровольном" отказе от собственной квартиры, из временного жилья переселенцам будет уже не выбраться, "учитывая систему судов".

Быть ли такому закону? Последнее слово за депутатами Законодательного собрания Иркутской области. Если закон, в корне своём, изменится - это будет чудо. А в чудо никто не верит.

Переселенцы заявляют, что никакого "добровольного" переселения из зоны затопления БоГЭС не будет. Если судиться, то судиться будут всем селом. Им ничего не остаётся, кроме как оставаться в своих квартирах и ждать потопа. Министр МЧС непременно спасёт. У него это получается лучше.

Но это уже будут сенсационные новости.

Новости по теме:

  • Богучанская ГЭС: переселенцы заявляют о нарушении своих прав
  • Зона затопления Богучанской ГЭС: вынужденное переселение продолжается
  • Разгромленное кладбище Кеуля: исчезновение могил
  • Богучанская ГЭС: иркутский омбудсмен просит защитить права переселенцев
  • Богучанская ГЭС: вынужденные переселенцы обращаются к президенту
  • Мнений: 2

    1 Виталий Сквош { 08.10.2011 в 11:08 }

    Нет слов. Одни эмоции…

    2 Василий Арашкевич { 10.12.2011 в 15:15 }

    Людей душат,не поддавайтесь-живите там,где хотите,не убьют.

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>