Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Гидроэнергетика – удел развивающихся стран

Похоже, на трагедии Чернобыльской АЭС искусно спекулируют лоббисты других секторов энергетики (гидроэнергетики, угольной и газовой). В то время как со времён аварии в Чернобыле атомная энергетика во всём мире шагнула на несколько шагов вперёд, в России до сих пор поддерживаются страхи о чрезвычайной экологической опасности АЭС. В общественном сознании прочно засела мысль о недопустимости использования «мирного» атома.

Игорь Конышев, глава департамента по работе с общественными организациями и регионами в госкорпорации «Росатом», в недавнем интервью петербургской Интернет-газете «Фонтанка» подвёл такой итог:

«Россия безумно богатая страна - 49,7% всей электроэнергии в России вырабатывается за счет газовых электростанций. Примерно 2% - на мазутных, остальные – примерно по 16% на гидроэлектростанциях, угольных и атомных станциях. Это общий энергобаланс, который существует в России сейчас. Для примера могу сказать, что показатель по атомным станциям в России - один из самых низких среди развитых стран. Ниже нет. Во Франции атомная энергетика занимает 78%, в Германии - 32%, в США - 54%, даже Литва имеет больше 60%».

Гидроэнергетика – удел развивающихся стран. В аналитической статье «Мировые тенденции развития гидроэнергетики» журнала «Энергорынок» (№9 за 2004 год) читаем: «Среди важнейших факторов, которые определяют развитие гидроэнергетики, - степень освоенности гидроэнергетического потенциала территорий. В развитых странах мира, как правило, освоена большая часть экономически целесообразного гидропотенциала, в частности в Европе - 75%, в Северной Америке - около 70%, и практически исчерпаны возможности для строительства крупных ГЭС.

В развивающихся странах, напротив, большая часть гидропотенциала (включая крупный) остается неосвоенной: от более чем 93% в Африке до 67% в Южной Америке.
Помимо экономической целесообразности, развитие гидроэнергетики определяют экологические приоритеты. Поскольку строительство крупных ГЭС, как правило, сопряжено с существенными экологическими проблемами, в странах с высокими природоохранными стандартами это стало дополнительным барьером для развития крупной гидрогенерации.

В результате совокупного действия этих факторов происходит отчетливая «миграция» гидроэнергетики в развивающиеся страны, где велик неосвоенный гидропотенциал и экологические соображения играют меньшую роль (как в силу менее жестких экологических стандартов, так и по причине неразвитых демократических традиций и невысокой политизированности вопросов экологии). В результате, по оценкам Международного энергетического агентства, в предстоящие полтора-два десятилетия до 80% прироста мощностей гидрогенерации придется на развивающиеся государства».
Судя по практике развития электроэнергетики в России, наша страна находится в компании таких стран, как Бразилия, Турция, Индия. При том, что мы обладаем выдающимся опытом использования «мирного» атома.

Современная атомная энергетика по всем параметрам превосходит все ныне существующие виды выработки электроэнергии. И прежде всего по экономической и экологической «стоимости» электрогенерации. В том же интервью Игорь Конышев говорит: «Проблема в том, что это катастрофично для производства. При таком дорогом электричестве себестоимость на единицу продукции будет такой, что наши товары окажутся абсолютно неконкурентоспособными - даже на внутреннем рынке. Оставить все как есть в энергогенерации — это значит обречь на неизбежную и скорую смерть всю производственную сферу России. Поэтому и принято решение — снизить долю газовой генерации.

Встает вопрос: чем ее замещать? Гидростанции — не подходит, потому что гидроресурсы России небезграничны. Чтобы построить ГЭС, необходимо иметь мощную реку с огромными запасами воды, иначе она не сможет крутить турбину. То есть нужно поднять воду на высоту — а на равнинной территории в Европейской части России это означает затопить огромные пространства. Затопить безвозвратно, с уничтожением существующей флоры и фауны. При этом меняется климат территории — например, в Красноярске из-за ГЭС не замерзает Енисей. Лед здесь не образуется на протяжении 80 километров вниз по течению от плотины гидростанции.

Кстати, абсолютно пока неясно, как нивелировать экологические последствия при выводе ГЭС из эксплуатации — еще ни одну не выводили, хотя у первых гидростанций уже подошел предельный срок, прошло ведь порядка 70 лет. Ясно одно: вывод ГЭС из эксплуатации потребует больших бюджетных затрат. Поэтому целесообразно строить ГЭС только там, где есть реки с мощным потоком и высотными перепадами — в Сибири. Но транспортировать оттуда электроэнергию в европейскую часть, где идет основное потребление, невыгодно — потери при транспортировке растут с расстоянием. То есть гидроэнергетика сможет обеспечить электричеством в основном Сибирь.

Еще одна особенность гидроэнергетики - это довольно низкий КИУМ - коэффициент использования установленной мощности. Это общий показатель для энергетики вообще. Для атомных станций он порядка 80-85%, самый высокий из всех видов генерации. Новые блоки, которые мы строим, имеют КИУМ около 90%. Это означает, что если мы ставим блок установленной мощности в 1,2 ГигаВатт, выходная мощность реально составляет порядка 960 МегаВатт. А у ГЭС - это порядка 50%. То есть один гигаваттный блок в лучшем случае выдает 500 мегаватт.

С угольными станциями чуть лучше, у них КИУМ порядка 60%, у газовых станций тоже около 60%. Но газ дорог, а уголь дешев, только если его можно добыть поблизости — при транспортировке на дальние расстояния он тоже становится слишком дорогим топливом. К тому же угольные или мазутные станции наносят гораздо больший вред экологии, нежели атомные. Уголь и зола из него имеют высокий радиационный фон, угольная станция дает огромное количество отходов, а мазутная — вредных выбросов в атмосферу.
Атомные станции имеют целый ряд преимуществ по сравнению со всеми остальными станциями топливной генерации. Главные - это экологичность и экономичность: никаких вредных выбросов в атмосферу, малое количество отходов, а топливо относительно дешевое, и в мире урановых запасов разведано столько, что хватит на 150 лет работы АЭС. Ресурс эксплуатации атомной станции — от 60 до 80 лет». 

Недавно состоялась встреча министров энергетики стран G8, а также их коллег из Индии, Китая и Южной Кореи, посвященная мировому росту цен на энергоносители, где были опубликованы рекомендации, разработанные Международным энергетическим агентством (МЭА) по развитию мировой энергетики до 2050 года. Правительствам всех стран мира рекомендуется обратить особое внимание на развитие возобновляемых источников энергии, снижение выбросов углекислого газа (СО2), энергосбережение и развитие атомной энергетики.

По этому поводу ученый секретарь, академик Международной академия наук экологии, безопасности человека и природы Вячеслав Лушанкин говорит:

«Недавнее заявление министров энергетики «Большой восьмерки» и рекомендации Международного Энергетического Агентства  об интенсификации развития атомной энергетики  логично и понятно… С точки зрения экологии атомная энергетика гораздо чище тепловой: не сжигается кислород, отсутствуют выбросы в атмосферу…Некоторые критики атомной энергетики  говорят, что надо развивать гидроэлектростанции, которые считаются менее вредными для экологии, чем тепловые и более безопасными, чем атомные, но  это не так… Строительство водохранилища нарушает водяной баланс в регионе, что приводит к вымиранию многих видов животных и растений, поэтому экологическая  "безвредность" гидроэлектростанций - вопрос крайне спорный… Новые атомные реакторы с современными уровнями защиты безопасны».

Глядя на современное состояние и тенденции развития мировой электроэнергетики, становится ясно, что нынешние мегапроекты по возведению гидроэлектростанций отбрасывают Россию на уровень развивающихся стран. Варварское отношение к природе и людям оправдывается экономическими и техническими причинами. Однако это не более чем ширма, за которой скрывается стремление к быстрым и космическим прибылям.
Обратим внимание на один момент. Среди альтернативных вариантов Богучанской ГЭС властями и экспертами называются угольные и газовые станции. Ни администрацией Красноярского края, ни учёными-экспертами даже не упоминается вариант строительства АЭС. Та же история и с планами создания Эвенкийской ГЭС, также грозящими глобальным воздействием на природу и ущемлением прав коренного населения. Между тем создание АЭС в Сибири могло бы не только сохранить уникальную природу региона, но и стать гораздо более выгодным источником энергии. При нынешнем подходе к освоению Нижнего Приангарья ни о каком качественно новом шаге речи быть не может. Принцип «срубить» как можно больше денег, не считаясь с людьми и природой, остаётся главным для всех, кто сегодня уверяет нас в благости «второй волны индустриализации» Сибири.

Алексей Колпаков
специально для «Плотина.Нет!»