Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Красноярский край: территория разрушения

Какова судьба гидротехнических сооружений и систем орошения, построенных еще в советское время? Из пригорода Красноярска, с юга Красноярского края с завидной регулярностью поступает информация о том, что неизвестные (или очень хорошо известные) люди вырывают из земли трубы, раскурочивают насосные станции, гидроузлы и увозят в неизвестном направлении. Народ вместе с правдоборцами пошумит да и перестанет. До следующего случая. Не припомню, чтобы кто-то ответил за уничтоженные системы орошения, которые стоят, боюсь ошибиться, не одну сотню миллионов рублей. Почему? Да потому хотя бы, что нет заявления от собственника о причинённом ущербе. Имеется в виду собственник насосных станций и трубы. Об ущербе особо ценным землям вообще речь не шла и не идёт. Это же земля, а её в Сибири несчитано-немерено.

А теперь о том, о чём мне приходилось писать. Март 2004 года. На территории Берёзовского района совершена кража 1100 погонных метров труб крупного диаметра - магистральный трубопровод, который давал орошение почти четырёмстам гектарам. Их вырывали из земли, вырезали автогеном и отправляли во двор Берёзовского ЖКХ, откуда их потом вывезли в неизвестном направлении.

На событие оперативно среагировали только новостийщики ТВК. Реакция милиции была более чем странной: когда от труб и след простыл, на квартиру к свидетелю Николаю Попкову явился дознаватель в сопровождении автоматчика. Похоже, автомат должен был напомнить жителю Берёзовки слова популярной песенки: "Ничего не вижу, ничего не знаю, ничего никому не скажу". Свидетель преступления и его знакомые подобную "встречу" расценили как акт запугивания. Возможно, они ошибались, но факт остаётся фактом: трубы никто и не думал искать в связи с тем, что в правоохранительные органы не поступило заявления от собственника.

Здесь вроде всё предельно ясно: раз земли федеральные, то и собственником является Федерация. Как бы не так. Помните детскую игру: "кручу-верчу, запутать хочу"? Так и здесь. Что-то принадлежит Федерации, а что-то, оказывается, вообще непонятно кому. Поэтому некто Новиков в Берёзовском районе при банкротстве Есаульского совхоза купил Ермолаевскую насосную станцию за… 20 тысяч рублей. Это же гидроузел с мощными электродвигателями и другим сложным оборудованием. Там одного металла, предположу, на миллионы.

Где бы трубы и гидроузлы ни вырезались, крестьяне сразу определяли, кому принадлежит землеройная техника. Получалось, что лучше помалкивать в тряпочку.

Бравые ребята, вооружённые японской землеройной техникой и схемами орошаемых систем (у них, оказывается, всё есть), не дремали. Славно-явно, в божий день тяжёлая техника разрывала поля, уничтожая плодородный слой, ну а трубы отправлялись по разным направлениям. Так как они были особо прочными, их с удовольствием покупали китайцы. Второй способ: разрезать и штамповать. Имеем металлический лист. А сколько теперь стоит тонна проката? То-то…

2006 год. Сорока на хвосте принесла из Новосёловского района весть пострашнее: уничтожено 3200 орошаемых гектаров. В своё время, при строительстве Красноярской ГЭС, удалось выбить в столице в качестве компенсации за затопление лучших новосёловских земель такую огромнейшую мелиоративную стройку. Достаточно сказать, что насосную станцию "Роса-8" пришлось отправлять Севморпутём и дальше по Енисею - из-за негабаритного груза. Планировалось, что это даст возможность полностью решить кормовую проблему для крупного Новосёловского совхоза.

Выдернуть трубы на такой площади - дело не одного дня. Директор ЗАО "Новосёловское" В. Ф. Воронцов на защиту орошаемой земли, к сожалению, не встал. Возможно, из-за того, что вместо увеличения животноводства получилось его сокращение. Более того, он сам искал желающих купить оросительные установки. Интересно, сколько денег поступило в кассу акционерного общества от загубленной земли? Ведь здесь дело не только в металлических трубах. Известно: чтобы повысить содержание гумуса в почве всего на один процент, природе надо 100 лет. Когда на поле заходит тяжёлая техника, никто о гумусе не думает. Какой гумус, если речь идёт о серьёзных деньгах!

Ещё одна приметная деталь: когда нарушили целостность плотины на рукотворном водоёме в селе Толстый Мыс, возникла реальная угроза весеннего затопления трассы Красноярск - Абакан. О чём руководители мелиоративной службы предупредили службу ГО и ЧС.

Руководители федерального унитарного предприятия "Красмелиоводхоз" настрочили три толстых папки заявлений в разные правоохранительные и государственные органы, подключались депутаты краевого парламента. Пока выезжали на место разрушения (писать, что это преступление, нельзя, по судам затаскают сами же трубокопатели), пока ответы ждали, бравые молодцы траншеи зарыли. Без труб, конечно.

Вроде всё очевидно: вместо гидроузлов имеем пустые кирпичные коробки, порушенные плотины, испохабленную землю, которой нанёсен непоправимый урон, а в тех папках - сплошные отписки. Мол, закон о мелиорации у нас хлюпенький, а своего закона нет, потому что политика в крае построена так, что эту самую мелиорацию стараются в упор не замечать. А ведь в России есть примеры, когда области и края взяли под свою охрану орошаемые земли, чем прекратили уголовную вакханалию. Кто бы какую отписку ни сочинил по поводу "законности" уничтожения мелиосистем, все понимают, что совершается преступление как в отношении земли, так и перед крестьянами, которые и без этого истерзаны безработицей.

…Говорят, что перерыли все 3200 новосёловских гектаров энергичные ребята из Хакасии. Якобы они ещё заявили: мы все орошаемые участки в крае подберём. Вот так и не меньше.

Это можно было бы расценить как досужую выдумку, если бы картина не повторилась в ноябре 2008 года в Берёзовском районе. Уничтожено ещё 300 гектаров.

На последнем случае остановлюсь детальнее. Агрохолдинг "Огород" четыре года тому назад всерьёз занялся производством овощей. Берёзовская районная администрация вроде даже положительно встретила благую инициативу, милостиво разрешив заново поднять 1100 гектаров орошаемых земель, которые давно не возделывались. Непросто это было, "Огороду" приходилось выставлять возле полей охрану. Опыт приобрели горький: трубокопатели угрожали, напоминали о своих связях и возможностях. Дело доходило до милиции, но та почему-то очень быстро их отпускала, а вот тех, кто защищал землю от разрухи, держали "до выяснения". Мол, кто такие и по какому праву защищаете, где договора аренды и всё такое прочее?

Четыре года вот такой работы на нервах. Были многократные попытки заключить договор аренды с районной администрацией, которой эта земля передана тем же государством в управление. Результат нулевой: с полей не выгоняли, но и договор аренды упорно не заключали под разными предлогами.

Почему в наших пригородных районах каждый кусочек запущенной земли буквально выбивается под растениеводство? Я давно догадалась почему, вы, наверное, тоже. Поэтому, когда разные краевые министры и чиновники повыше размышляют о служении народу и закону, выключаю телевизор. Господа хорошие, опуститесь на грешную землю и спасите хотя бы то, что ещё можно спасти. На дворе кризис, который сам по себе плодит нищету, а тут вы своим бездействием и пустословием помогаете усугублять этот страшный процесс.

Не секрет, что в нашем крае только год как начали обращать внимание на овощеводство, но не на мелиорацию. А их, как известно, нельзя отделить друг от друга. Сначала овощеводство старательно уничтожали - мол, отрасль способна выжить сама по себе. Овощеводство достойно развивалось только в подсобном хозяйстве зеленогорского электрохимзавода, но это полностью заслуга руководства оборонного предприятия. Теперь вот "Огород" всерьёз занялся картофелеводством: 260 гектаров при урожайности 280 центнеров - это очень серьёзно. Завезли элитные семена, закупили современную технику, платят овощеводам достойную зарплату и немалые налоги в бюджет района. Что ещё надо честному чиновнику? Риторический вопрос, ответ на который мы озвучиваем теперь, как правило, на родной кухне, где нет лишних ушей.

Это так, к слову. Действия же берёзовской администрации той осенью были такими: выставили на конкурс право на заключение аренды орошаемой земли на 10 лет. Вроде всё прописали: будущий арендатор должен повышать плодородие земли, использовать её строго по назначению, то есть под овощеводство. Забыли только один маленький пунктик: будущий арендатор должен быть в реестре сельхозпроизводителей. Одно дело - записать в наши безразмерные уставы сельхозпроизводство, другое - войти в реестр тех, кто реально производит эту самую продукцию.

Такая "забывчивость" позволила участвовать в конкурсе всем, кто желает попасть на пригородные земли, неважно из каких побуждений. Победитель всех четырёх земельных лотов один - красноярская фирма, которая заявила сразу нереальную для сельхозпроизводителей сумму - 11 миллионов рублей. Это только на право аренды, плюс ещё арендные платежи. Пример с этим конкурсом дал понять всем берёзовским фермерам, которых выкуривают, но так до конца и не выжили с орошаемых земель: на очередном конкурсе и с вами так же легко и просто рассчитаются.

Было это в конце октября. Через неделю, 4 ноября, когда наш народ три дня дружно принимал на грудь по поводу очередного государственного праздника, на полях закипела работа. Трубы вывозились в Красноярск, рвы в три метра глубиной тут же заравнивались.

На выходных по дороге на Сосновоборск вдоль изувеченной земли ехал главный агроном краевого министерства сельского хозяйства С. В. Брилёв. Увидел - за голову схватился и тут же позвонил в милицию. Началась старая песня: стражи порядка только руками развели. По той же, давно известной причине. "Огород" не имел права защищать поля от уничтожения - он здесь уже никто. Новый владелец носа не показывал. Чуть позднее он поставил вопрос ребром: я заплатил 11 миллионов за орошаемые земли, а не за перерытые вдоль и поперёк с серьёзно нарушенным плодородием почвы. Надо кардинально менять сумму аренды. Так что вместо больших миллионов районная администрация получит маленький мыльный пузырь. Остаётся без земли, естественно, агрохолдинг "Огород", а Берёзовский район - без налоговых отчислений. А за агрохолдингом стоят конкретные рабочие места. Пока стоят.

В этой истории есть ещё одна деталь: в федеральный бюджет на 2009 год заложено 60 миллионов рублей на реконструкцию оросительной системы именно на тех полях, на которых это самое орошение разрушено напрочь в конце прошлого года.

Наши соседи алтайцы совместно с Федерацией начали реализовывать большую программу, в результате чего будет организован полив на 50 тысячах гектаров для развития овощеводства и животноводства. Мы же не созидаем. Мы усиленно разрушаем. Свидетельство - многочисленные карьеры для добычи песка и гравия именно на бывших орошаемых участках. Узаконенные и стихийные. Там никогда морковка с капустой расти не будут.

Так что будете в супермармакете - кемеровских огурчиков захватите, алтайской морковки, новосибирской картошечки…

Приятного аппетита, господин губернатор!

Мирослава Демьянчук, "Красноярский рабочий", 13 января 2009 г.

Новости по теме:

  • "РусГидро": план ГОЭЛРО для Красноярского края
  • Красноярский край: плотины и рыба
  • Красноярский край попал в список самых грязных регионов страны
  • Красноярский край получит 1 млрд рублей на переселение из зоны затопления БоГЭС
  • Красноярский край теряет на БЭМО
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>