Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Непотопляемый объект Туруханского края

К идее строительства на реке Нижняя Тунгуска (правый приток Енисея) крупнейшей в России и третьей по мощности в мире ГЭС вернулись в 2005 г., во время визита руководства РАО ЕЭС в Красноярский край. Региональная власть этот план поддерживает. Проект включен в программу развития ГидроОГК (ныне РусГидро) до 2020 года. Станет ли Эвенкийская ГЭС благом как для страны в целом, так и для немногочисленных местных жителей? На вопросы журнала «Мировая энергетика» отвечает председатель Сибирского отделения Российской академии наук, вице-президент РАН Николай Добрецов.

— Если вы, Николай Леонтьевич, не против, давайте начнем с Вашего письма, адресованного председателю Научного совета РАН по проблемам надежности и безопасности больших систем энергетики Анатолию Дьякову. С момента подготовки этого важного документа прошло пять лет, потому уместно поинтересоваться: не утратил ли он актуальности? Изменилось ли что-то принципиально или мы все-таки можем опираться на то, что здесь изложено?

— Думаю, документ по-прежнему актуален, потому что серьезных исследований за это время, насколько я знаю, не проводилось. Повторная постановка вопроса о строительстве Туруханской ГЭС, видимо, связана с тем, что потребность в энергии на Севере будет возрастать. Там осваиваются нефтегазовые месторождения, строятся трубопроводы, развиваются порты, и все это упирается в то, что нужна энергия. Ясно, что в такой ситуации внимание привлекают крупные гидростанции, хотя существуют и альтернативные источники. Это могут быть и плавучие АЭС, и газовые ТЭС, в отличие от угольных экологически безопасные, причем газ на Севере есть, и можно перебросить его на решение этих задач, а не только на продажу.

Однако прежде всего надо понять, зачем нужна энергия. Первое, что приходит на ум, и это обозначено в нашем письме Анатолию Дьякову, — новый мощный источник полезен, чтобы стабилизировать неравномерность потребления энергии в европейской части. Там резко растет потребление энергии, ее уже не хватает. Вторая проблема — резкие перепады, дефицит в одно время и некоторый избыток в другое. Конечно, крупные электрические станции могут служить демпфером, то есть выравнивать энергопотоки.

— Мы говорим о том, что энергия в принципе нужна, однако не готовы согласиться с тем, в каком виде ее предлагают получить?

— С тем, что предлагается, согласиться трудно. Нужно, во-первых, оценить, где и сколько требуется энергии, во-вторых, рассмотреть все альтернативные источники ее получения. Если, допустим, другого источника, кроме равнинных гидростанций, для решения конкретных задач в конкретном регионе нет и Эвенкийская ГЭС все равно рано или поздно потребуется, тогда надо вернуться к этому проекту и провести целый ряд дополнительных исследований. Они частично перечислены в письме А. Дьякову. Очевидно, что нужен новый комплексный анализ всей ситуации.

— Как следует из заключения экспертной комиссии (1988 г.), главная проблема Туруханской (Эвенкийской) ГЭС — социально-этническая. Там узкая долина, одни гольцы, и если ее затопить, то эвенков, в том числе из их столицы Туры, переселять будет некуда, коренных жителей придется просто перевозить на новое место. Также очень больной вопрос — полынья, которая распространится на 250 км вниз — до устья Нижней Тунгуски и по Енисею.

— Вот я и говорю, что нужны дополнительные исследования. Необходимо выяснить, что будет в нижнем бьефе, как переселить и как переориентировать коренное население. Если подойти разумно, социально-этническую проблему решить можно, о чем свидетельствует пример Чукотки, где Роман Абрамович вложил очень большие деньги. Там произошла, благодаря финансовым вливаниям, переориентировка и изменение стиля жизни. Так, кстати, было при сходных обстоятельствах в Канаде и Гренландии. Но все равно без потерь нигде не обходится, поэтому вопрос требует глубокой проработки. Отечественный опыт (кроме Чукотки), к сожалению, не слишком обнадеживает. В СССР при строительстве гидростанций компенсационные меры закладывались в проекты, но, как правило, выполнялись минимально. Не думаю, чтобы сейчас что-то изменилось.

— В том виде, в каком предлагалась Туруханская ГЭС, она была решительно отвергнута Сибирским отделением РАН. Прошло 20 лет. Сегодня, когда в самом названии объекта — Эвенкийская — подчеркивается новый взгляд на проблему, вашим мнением интересовались?

— Никакого официального документа, что предлагают, я не знаю. В Сибирское отделение с просьбой проанализировать документы и дать экспертную оценку никто не обращался. Тут важно заметить, что прежде Академия наук занималась подобным анализом в обязательном порядке, ни у кого даже сомнения не возникало, что лучшего эксперта, комплексного и коллективного, и быть не может. Например, последний президент АН СССР Гурий Иванович Марчук ходил на все заседания ЦК и Политбюро, где обсуждались мало-мальски значимые экономические вопросы. Но тогда была другая позиция руководства страны по отношению к Академии наук — ее безоговорочно воспринимали как самого авторитетного эксперта, чего сегодня не наблюдается.

— Эвенкийская ГЭС, по замыслу, должна стать очень мощной, с гигантской плотиной, с огромным водохранилищем. Насколько уместна в современном мире такая гигантомания?

— Я бы так сказал: из всех возобновляемых источников гидроэнергетика, конечно, будет актуальна всегда. Глупо даровую энергию не использовать. Разумеется, прежде всего имеют право на существование горные гидростанции. Возьмите Норвегию! Там много нефти и газа, но активно используются и гидроресурсы. Норвежцы не боятся экологических проблем. Более того, разумно используемая горная гидроэнергетика смягчает климат, плотины улучшают транспортную инфраструктуру. То есть задача решается в комплексе, даже если заработки на самой энергии не слишком большие.

А вот равнинные ГЭС давно отвергнуты — слишком чувствительны потери. Яркий пример — Новосибирская ГЭС мощностью 400 МВт, чье водохранилище залило огромные площади самых плодородных в этом регионе земель. Академик Аганбегян в свое время подсчитал, что если бы сжигать только ту сельхозпродукцию, которая производилась на этих землях, то энергии можно было бы получить больше.

Вообще мощные станции — дело опасное. Саяно-Шушенская по типу водохранилища горная ГЭС, а по последствиям — равнинная, ощутимо заливает земли ниже по течению. А Туруханская — целиком равнинная. Там свои проблемы: легко ранимая природа, и вся энергия не здесь нужна, а где-то очень далеко, и население не сможет перестроиться. Оно либо вымрет, либо его надо куда-то перевозить. Большой проект — большие проблемы.

Сама гигантомания, по-видимому, неоднозначна. С одной стороны, без крупных проектов продвинуться в современном мире невозможно. Одной мелочовкой ничего не достигнешь. Как Россия стала супердержавой? За счет крупнейших проектов: атомного, ракетного, энергетического, включая открытие мощных месторождений нефти и газа. Так что масштабные инициативы нужны прежде всего как инструмент глобальной политики, если Россия хочет себя позиционировать как мощная держава. А вот какие инициативы… В этом и есть главный вопрос. У нас уже есть целых два важнейших энергетических проекта XXI века — освоение нефти и газа Восточной Сибири и освоение нефти и газа шельфов северных морей. Этого на весь век хватит. Нужно ли нам что-то еще? Тут есть над чем задуматься.

Из письма председателя СО РАН академика Николая Добрецова председателю Научного совета РАН по проблемам надежности и безопасности больших систем энергетики, члену-корреспонденту РАН Анатолию Дьякову. 21 июля 2003 года

Уважаемый Анатолий Федорович,
хотел бы довести до Вашего сведения, что в 1988 г. в соответствии с поручением Совета Министров СССР и РСФСР комиссия специалистов Сибирского отделения АН СССР во главе с академиком А.А. Трофимуком провела с выездом на место эколого-экономическую экспертизу ТЭО Туруханской ГЭС и представила свое заключение. Президиум СО на специальном заседании подробно обсудил проблему и принял развернутое постановление «Об экспертизе ТЭО Туруханской ГЭС», в котором поддержал заключение комиссии о том, что ТЭО не дает оснований для перехода к следующему этапу проектирования, и обратил внимание на необходимость дополнительной глубокой проработки ряда принципиальных вопросов.

Среди главных — резко негативное отношение к ТГЭС значительной части населения Эвенкийского автономного округа и Туруханского района Красноярского края. При строительстве ТГЭС безвозвратно изымается наиболее продуктивная часть экосистемы Нижней Тунгуски, которая является традиционным ареалом жизни коренного населения. При НПУ (нормальный подпорный уровень. — Прим. ред.) 200 м переселение людей на берега будущего водохранилища исключается в связи с отсутствием на этих отметках необходимых условий. Поэтому речь может идти только о переселении в бассейн другой крупной реки.

…Строительство и сроки ввода агрегатов ТГЭС должны быть обоснованы концепцией долговременного развития экономики России, в том числе электроэнергетики, включая программу энергосбережения. Это тем более важно, поскольку без государственного участия строительство объекта такого масштаба невозможно. Необходимо дополнительно рассмотреть альтернативные варианты получения и транспортировки электроэнергии, в том числе с учетом возможностей строительства ГЭС в горных районах (Катунская ГЭС на Алтае, ГЭС в верховьях Енисея и др.), а также возможности использования для этих целей ресурсов гигантских залежей нефти и газа, открытых в Восточной Сибири.

Принципиально нового подхода требует рассмотрение вопроса о температурном и ледовом режимах нижнего бьефа. Учитывая опыт тяжелых отрицательных экологических и экономических последствий для населения, проживающего в нижнем бьефе, построенных в Сибири ГЭС с высоконапорными плотинами (Красноярская, Вилюйская и др.), следует считать невозможным дальнейшее рассмотрение вопроса о строительстве ТГЭС без предложения и опытной проверки новых инженерных решений, максимально сохраняющих естественный температурный и ледовый режимы в нижнем бьефе. Ссылки на малую заселенность территорий нельзя считать корректными.

Вызывает недоумение отказ от полной лесосводки и лесоочистки затопляемой территории в целях сокращения расходов на строительство…

…Не касаясь многих других вопросов, отмеченных в экспертном заключении комиссии СО РАН (гигантская протяженность электрических связей, недостаточная обоснованность принятых удельных показателей строительства ГЭС и др.), Президиум СО РАН считает, что по сравнению с материалами, представленными в 1988 г., разработчики не привели новых убедительных доводов в пользу строительства ТГЭС, и сегодня нет оснований для принятия решения о корректировке ТЭО-88».

«Мировая энергетика», № 05 (53), 2008 г.