Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Виктор Астафьев: с карабином против прогресса

Сегодня – 1 мая – красноярскому писателю Виктору Петровичу Астафьеву исполнилось бы 85 лет. Мы с благодарностью и уважением вспоминаем Виктора Петровича. Одним из первых в Советском Союзе он начал говорить о том, как тесно, неразрывно связаны человек и природа. О том, что отношение человека к природе имеет прежде всего нравственный смысл. О том, что невозможно без потери для души нарушить эту связь. О том, что сейчас откровенно замалчивает новое поколение "освоенцев" Сибири.

В то время, когда Сибирь накрыла волна индустриализации и общим голосом было восхваление величия советского покорителя природы, Астафьев написал небольшую повесть «Царь-рыба». Главной в повести была мысль о покаянии человека. Покаяние перед Богом и природой.

Когда возникли планы строительства Туруханской ГЭС в Эвенкии, Астафьев публикует очерк «Вечно живи, речка Виви». И снова та же тема, та же боль, та же мысль о недопустимости варварства и надругательства над природой:

«Вот и вечер наступил. Прохладный, звездный. Потемнела тайга, близь и даль сомкнулись. Стоит тайга недвижно и монолитно. Унялись чайки, только два деревца на седловине еще видны и догорают бездымно в едва тлеющем пятнышке зари, да речка внизу пошумливает, журчит, наговаривает сама с собой. Ей скоро отдыхать, скоро под лед уходить, до весны стихнуть, вот и хочет она наговориться, наплескаться, пожить вольной, беззаботной жизнью. Она не может знать, что где-то далеко-далеко, в тесных городах, в умных конторах, ей, притоку Нижней Тунгуски, тоже подписан приговор, и все, что плавает в ней, шуршит над нею, цветет и зеленеет, должно вместе с нею погаснуть и умереть…

Что же делать нам? Перед кем каяться? Кому и как молиться о твоем и нашем спасении, светлая речка?».

Личной болью Астафьева была судьба его родной реки – Енисея. На его глазах река, дававшая жизнь многим поколениям сибиряков, уродовалась «великими» стройками Красноярской и Саяно-Шушенской ГЭС. У Астафьева есть небольшое эссе под названием «Подлость». Подлость может совершить один человек. Но подлость бывает и коллективная, в масштабах всего государства. Такой подлостью стало строительство крупных плотин на Енисее:

«Нет, я шибко покривил бы душой против истины, если бы окончательный сделал вывод, что пакость всегда интимна, локальна, единолична. Ее можно творить и масштабно. Вот проектировали институты, утверждали инстанции, в том числе и местные, одну большую ГЭС (Красноярскую) с условием, что река ниже гидростанции зимою не будет замерзать лишь на протяжении 25-30 километров, то есть до большого города, которому предстояло еще бурно развиваться, гиблая в зимнюю пору, парящая, ознобная вода не дойдет. Построили мощную гидростанцию, отгремели оркестры, отшумели банкеты. Строители, да и не только они, получили награды – и оказалось, что река ниже ГЭС не замерзает на протяжении 250-300 километров! Какие бедствия и убытки от этого, какой нанесен урон роскошной природе – ведутся подсчеты. Теперь, с некоторым, мягко говоря, запозданием, власти города, ученые ломают голову над тем, как избежать бедствия, нанесенного проектировщиками, и заставить реку жить нормальной жизнью, избавить людей и природу от нечаянной напасти. Людей, большинства из тех, творивших, утверждавших и принимавших проект, пожалуй, за давностью лет уже не найти; но есть и сегодня мудрецы-молодцы, которые небось продолжают так же мыслить и творить дальше – выдумывать еще более «эффективные и экономичные» проекты».

Тогда власть не слушала Астафьева. И новые партии нефтяников, газовиков, гидростроителей с благословения власти продолжали губить тайгу, Енисей, Ангару. В 1988 году Виктор Петрович пишет полный отчаяния очерк о разорении природного мира реки Сым «С карабином против прогресса». Писатель вспоминает случай, когда навстречу лесозаготовителям с оружием в руках вышли местные жители:

«И очень даже было удивительно, просто до слез обидно и властям, и лесозаготовителям, и налетному люду, когда на порубежье Сымского бора, на берегу какой-то плевой речушки Иштык встали с ружьями и карабинами какие-то нерусского обличья людишки и прервали дальнейшее победоносное шествие нашей настырной лесопромышленности, ведущей кривую дорогу, в потайку вознамерившуюся строить мосты, опорные базы, лесопункты».

Астафьев предупреждает, что, не имея помощи от власти, не надеясь на законы, люди начинают видеть в своих же – врагов. Наплевательское отношение «покорителей» к земле, к людям становится источником невидимой, необъявленной войны. И в этой войне Астафьев занимает чёткую позицию:

«Прямо грузинско-осетинский конфликт да и только! Махонькая искорка — в необъятной глубине сибирских руд, но из искры, как свидетельствует недавняя горькая история, может разгореться пламя.

Вот почему я, старый солдат, много крови и смертей повидавший на своем уже некоротком веку, готов схватиться за пока еще холодные стволы карабинов, отвести руки от пусковых кнопок буровых, придержать замахнувшиеся на Сибирь топоры, погасить факелы и скважины огне- и химическо-радиационную заразу изрыгающие, готов упасть на колени средь родной моей Сибири и криком кричать на всю страну: «Опамятуйтесь, люди добрые! У всех у нас есть дети, им дальше надо жить! Прежде чем что-то резать, взрывать, бурить, валить, дырявить, обдирать, изрыгать — не семь, а семьдесят раз отмерьте! Неужели всех нас ничему не научила наша прискорбная, страшная история? Неужели и в самом деле мы жили, живем и работаем только на износ, только на извод, на близкую погибель?!»

Сегодня из имени Астафьева делают очередной «бренд» Красноярска. Против его воли ему ставят памятники, называют его именем институты и культурные центры… Как горькую иронию можно воспринять именование нефтяного танкера именем Астафьева. Чиновники при каждом удобном случае ссылаются на Астафьева, демонстрируя причастность его мысли, его творчеству, его жизни.

Но до сих пор слово Астафьева так и остаётся неуслышанным. И сегодня мы видим, как возрождаются советские проекты новых ГЭС в Сибири, как по-советски утверждается прогресс и цивилизация, как по-прежнему досадной помехой для освоенцев остается природа и человек. Слову писателя отказали в правде, через него перешагнули или вовсе не заметили.

Но не отчаяние должно руководить нами! Пример Виктора Петровича Астафьева должен помочь нам не стать безразличными, не превратиться в жалобщиков на судьбу, а так же как он отстаивать право человека жить на чистой земле, с чистой водой и чистым воздухом. Для нас это гражданский долг и собственный нравственный выбор.

Алексей Колпаков,
председатель общественного объединения "Плотина.Нет!"

Новости по теме:

  • СШГЭС: Хакасия просит пониженный энерготариф
  • В Монголии прошла первая публичная акция протеста против ГЭС на Селенге
  • Виктор Круглов: «Мы охлопонены и зомбированы Красноярским краем!»
  • "Экстремистов" будут топить
  • Молодежь Эвенкии против ГЭС
  • 1 мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>