Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

В селах Бурятии абсолютно негативное отношение к созданию ГЭС на Селенге

Как происходила в районах Бурятии подготовка к общественным слушаниям по монгольским ГЭС? На вопросы корреспондента бурятской телекомпании «АТВ» отвечает председатель правления фонда «Здоровье Бурятии», член Байкальской экологической коалиции Светлана Будашкаева:

- Заканчиваются так называемые публичные слушания по проблеме строительства ГЭС на реке Селенге и на притоках Селенги в Монголии. Вы, насколько я знаю, активно принимали участие в подготовке и проведении этих публичных слушаний. И как все это закончилось? Как это проходило?

- Строительство ГЭС для Монголии очень важно. И мы должны это понимать и уважать желание соседней страны развиваться, быть современной, идти в ногу, так сказать, со временем. Но также мы должны понимать, что проблема трансграничной реки Селенги ‒‒ это глобальный вопрос и очень важная тема для международных отношений. Тем более учитывая, что Селенга впадает в озеро Байкал и, соответственно, для Байкала это тоже очень важный момент.

Но строительство ГЭС в Монголии на притоках реки Селенги в первую очередь несет опасность для самой Монголии. И в принципе, я так поняла, что монгольская делегация, может быть, даже только от нас узнала об этом – судя по той реакции, которую мы видели во время слушаний. В частности, я отвечала в Байкальской экологической коалиции за Селенгинский район, за проведение слушаний в этом районе. Мы встречались со всеми селами (это двенадцать поселений), в которых обсуждалась эта тема и которые непосредственно находятся в дельте реки Селенги. Ну и сам Селенгинский район, конечно же, очень важный. Так вот, абсолютно негативное, конечно, отношение к строительству ГЭС.

- Как люди относятся? Индифферентно это абсолютно им или они все-таки видят в ГЭС какую-то проблему в будущем?

- Судя по тому, как нас с Сергеем Герасимовичем Шапхаевым встретили на консультациях по подготовке слушаний в селе Селендума, то отношение местных жителей, конечно, очень такое агрессивное, я бы сказала, такое жесткое. Нас встретило 25 мужчин. Только мужчины были на этой консультации. И, в общем-то, по их поведению было понятно, что они ждали посланцев Всемирного банка, которые агитировали бы их за строительство ГЭС.

- То есть в вас видели посланцев Всемирного банка изначально?

- Да! Но потом они увидели, что мы приехали по приглашению администрации Селенгинского района, и курацию нам осуществлял первый заместитель руководителя администрации. Но, в принципе, их позиция понятна, и руководство района, в общем-то, адекватно все это воспринимает. Населению непонятно вообще, что будет происходить, как это все будет происходить. Техническое задание по ГЭС и вообще все документы, которые привезла монгольская сторона, они написаны таким казённым языком, что даже специалист особо не разберется. Не говоря уже о простом жителе села или даже человеке с высшим образованием.

Дело в том, что техническое задание по ГЭС – оно является самым первым документом, на основе которого будет строиться дальнейшая работа, и в том числе сам проект. Сейчас же вообще о проекте и тем более строительстве ГЭС речи нет. Техническое задание предусматривает там кучу всяких разных параметров, но не учитывает множество таких, которые подняли сами жители. В частности, вот именно Селенгинский район поднял тему: «Что будет с скотомогильниками, захоронениями скота, которых в Монголии, к сожалению, очень много?». Ветеринарная служба в Монголии построена совсем не по типу советской или российской – там нет таких жестких требований по утилизации. И при потенциальном заполнении водохранилища ГЭС на Селенге вскроются все захоронения. А ведь споры сибирской язвы могут жить очень, очень долго. И также очень много других проблем, которые касаются всей жизни людей в дельте реки Селенги, в дельте рек, на которых будут строиться ГЭС…

- Публичные слушания – это такой давно известный формат, в том числе и в России. И в Улан-Удэ периодически проходят публичные слушания, но они в основном носят такой закрытый, камерный характер. Когда по каким-то вопросам приглашают только своих заинтересованных, скажем так, лиц, и в администрации города, и в правительстве республики, и во всех министерствах и ведомствах. Но вот такие действительно публичные слушания проходят, на моей памяти, впервые. Особенно с таким большим охватом аудитории. Есть ли вероятность, что к результатам этих публичных слушаний действительно как-то прислушаются?

- Да, симулякров общественных организаций и общественной деятельности, конечно, в современной жизни Российской Федерации огромное количество. И, действительно, за этой ширмой можно много чего делать в угоду власти, в угоду каких-то интересов определенной группы лиц.

А что касается этих слушаний, в принципе, на моей памяти (я чуть постарше) проходило таких достаточно много. Но подготовленных таких образом, наверное, большая редкость. Дело в том, что включились общественники, которые, на самом деле, работали не за деньги, не по долгу службы, не по основной работе своей. А именно потому, что это их очень сильно волнует, как граждан нашей страны. Они включились в подготовку этих слушаний под руководством грамотного специалиста, которым является наш Сергей Герасимович Шапхаев.

- Политики, чиновники и те, кто представляет район, скорее всего, присутствовали на слушаниях, либо хотя бы делегировали своих специалистов. А чиновники и политики республиканского уровня, а может, даже федерального уровня, они присутствовали на этих слушаниях?

- Я скажу сразу – нет. И вообще, я очень недовольна, и надо сказать, даже возмущена тем, что в подготовку общественных слушаний не были подключены, не привлекались и добровольно не вошли даже наши депутаты Народного Хурала.

- Хотя у нас есть профильные комитеты.

- Да, у нас есть профильный комитет. Анатолий Кушнарев – очень грамотный специалист. В Тарбагатайском районе, насколько я знаю, когда проходили общественные слушания, люди были очень удивлены его отсутствием. Также не принимал участие наш господин Будуев Николай Робертович…

- Тоже член профильного комитета.

- Обязательно они должны были принять участие в подготовке - это же общественные слушания, их избирали люди, избиратели, это общественность их избирала. Слушания публичные, они обязаны были принять участие, высказать свою точку зрения. Не говоря уже о том, что когда представляется удобный, случай в день выборов, партии начинают на флаг поднимать всякие красивые лозунги, слезу пускать: «Ах, какой наш Байкал, как мы его любим». И тем не менее, результаты их любви мы видим. Эти свалки, эти безобразные дороги, вся инфраструктура.

- Ну, борются же. Борются. Сейчас вот по свалкам в ОНФ есть проект, по дорогам есть проект.

- Я говорю, что изобразить общественную бурную деятельность – это очень просто, да. Но нужны всё-таки конкретные результаты. Я среди наших коллег по Байкальской экологической коалиции вообще выражала желание организовать такой трудовой десант и все наше правительство вывести на уборку одной из свалок. Тогда, наверное, быстрее задумаются наши министры промышленности и министры транспорта, министры природных ресурсов, как нужно все сделать, чтобы быстрее избавиться от этой грязи, от этого рассадника всяческих заболеваний. Потому что, несмотря на то, что у нас огромные территории, но мы живем-то внутри свалок. Потому что они окружают все наше поселения. Они горят, они просачиваются, вот эта вся грязь просачивается и попадает в грунтовые воды, в наши питьевые ресурсы, и в том числе, и в Байкал. В общем, участие наших чиновников ограничилось только чиновниками министерства природных ресурсов, и то на уровне, по-моему, начальника отдела.

- Тоже профильное министерство.

- Да, профильное министерство. Представителей Народного Хурала не было. Представителей или специалистов Государственной Думы тоже не было. Я считаю, это неправильно, так не должно быть. И представители партий: наверняка в партиях есть какие-то люди, есть какие-то движения волонтёрские, у коммунистов, например, комсомольцы, как самый такой активный отряд, которые могли бы проявить какую-то элементарную гражданскую ответственность и принять участие в подготовке слушаний. Только силами партии «Яблоко»…

- А вы не боялись, что какая-нибудь партия, как вот «Яблоко», которое вы уже начали упоминать, что какая-нибудь партия под свою эгиду возьмет эти слушания, скажет: «Это вот мы проводим!»?

- Бога ради. Да хоть кто! Но это же, правильно, должна была быть та же самая партия «Единая Россия», которая обязана была взять это все на себя… Вот если я была бы, так сказать, ответственным за партийное строительство – вот он вам ресурс. Для того, чтобы сказать: «Мы партия народная. Мы за то, чтобы народу жилось лучше, и мы возьмем все на себя». Но все бюрократизировано, по-моему, там вообще народ даже боится слово сказать и дать инициативу.

А партия «Яблоко» - это ее профиль и это они инициировали. На самом деле Наталья Тумуреева как руководитель бурятского «Яблока» добилась того, что нам хотя бы бензин оплачивали. Мы же за свой счет ездим: вот я на своей машине езжу в Селенгинский район. Это не так далеко, но наши коллеги ездили и в Баргузинский район, в Кабанский район, по разным селам мы ездим. Это как бы определенный ресурс. Ну, бога ради, конечно, тысяча рублей на бензин – это небольшая сумма затрат, но тем не менее. Внимание нам тоже приятно было бы от какой-нибудь партии. Но, я считаю, что когда на будущий год коммунисты или кто-нибудь там начнут во время выборов говорить: «Ай, ай, ай, вот мы какие хорошие! Мы за природу, мы за здоровье, за экологию и за Байкал!»…

- Вы им припомните.

- Я им припомню, я скажу: «Нетушки, уж дорогие мои господа и товарищи коммунисты, потому что вы ни пальца об палец не ударили, когда такая проблема огромная стояла перед нами». Я уверена, конечно, что мы ее решим нашими общественными силами, организацией переговоров на правительственном уровне – это однозначно, проблема решится. Но никто не имеет права на следующий год, на выборах, как бы монетизировать эту тему в дальнейшем в голоса избирателей. Я этого не позволю.

- Еще один вопрос про селенгинские ГЭС. Как выглядит, как держится монгольская сторона? Вообще как-то принимают они к сведению все, что им говорят? Либо они заранее настроены агрессивно?

- Да, из Монголии очень большая делегация приехала, порядка сорока человек. Очень грамотные люди, очень подготовленные, прошедшие большую школу, в том числе и в Советском союзе, получившие образование. Большие друзья нашего Ендона Гармаева. Байкальский институт природопользования не раз подчеркивал, что мы дружим с Монголией и так далее. Вот, но…

- Кстати, перебью, по поводу прошедших советскую систему образования. Вот именно этой фразы Андрей Сукнев недавно говорил о том, что фактически на слушаниях встречаются люди, которые учились в Советском союзе, но сейчас вот разделены границами. И вот они друг с другом спорят сейчас.

- Да, совершенно верно. Но ничего странного в этом нет. Обучение – это хорошо, но когда реальная жизнь ставит такие задачи друг перед другом, тогда действительно, только в таком нормальном, интеллектуальном, грамотном, неагрессивном тоне нужно спорить. Я поддерживаю монголов в том ключе, что они ищут какие-то варианты для развития своей страны. Это правильно. И нам, российской стороне, нужно приложить все усилия, чтобы не рассориться с нашим соседом. Уважительно отнестись к их желанию идти дальше и в то же время учесть все риски, все возможные негативные последствия, которые несет та или иная инициатива для нашей природы, для нашей территории. Потому что мы неразрывны, как два сообщающихся сосуда. Если яд появится у них, то он появится и у нас, и отравит нас.

- Было такое мнение, что нежелание российской стороны дать разрешение на строительство этих ГЭС – это предпосылка к тому, чтобы Монголия осталась энергозависимой от России.

- Ну, политические игры всегда присутствуют, и любому государству интересно и вкусно манипулировать соседями. Я думаю, что это имеет место быть, и наверняка монголы данным проектом шантажируют Российскую Федерацию и российское правительство, что, мол, если вы не пойдете нам навстречу, то так и будет. Но я хочу сказать по поводу слушаний в Селенгинском районе: я там увидела, что монгольская делегация искренне сопереживает, понимает, что если вдруг что-то случится, то негативные последствия будут очень серьезные. Я уверена, что они помнят заветы Чингисхана о священности озера Байкал. Но они находятся в такой ситуации, когда они ищут разные возможности, и сейчас нам нельзя просто их оттолкнуть и сказать, что вы такие-сякие и уходите отсюда. Необходим диалог, обязательно конструктивный, умный, спокойный, чтобы все нашли хорошие решения.

Новости по теме:

  • Иркутская область обеспокоена планами Монголии по созданию ГЭС на Селенге
  • В Бурятии дети просят Монголию не строить ГЭС на Селенге
  • Глава Бурятии обсудил строительство ГЭС на Селенге с премьером Монголии
  • Глава Бурятии - о монгольских ГЭС, обмелении Байкала и нересте омуля
  • Эвенки Бурятии: строительство ГЭС на Селенге оставит нас без пропитания
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>