Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

В Монголии множатся проблемные проекты ГЭС

Монгольская сторона по-прежнему стремится восполнить дефицит пресной воды за счет экологически проблемных проектов в монголо-российском приграничье. К концу текущего года активность Улан-Батора в этом вопросе сместилась с прибайкальской Селенги на восток, поближе к Забайкальскому краю, а именно в трансграничный заповедный район «Ландшафты Даурии», являющийся, как и Байкал, объектом Всемирного природного наследия (ВПН) ЮНЕСКО.

Сегодня на озере Барун-Торей – богатая фауна. А что будет завтра?

На монгольском участке реки Ульдзы – единственной в этом районе – в середине текущего года началось строительство крупной плотины, способной обезводить всю российскую часть указанного заповедного района. Причем об этом строительстве Монголия не уведомила российскую сторону.

И опять же проект не сопровождается оценкой его экологического воздействия на примыкающую российскую территорию заповедного района, составляющего почти 50 тыс. га (с природно-защитными зонами – свыше 100 тыс. га). Причем около 80% всей заповедной площади приходится на территорию российского Забайкалья: это район Даурии на юго-востоке края, включающий каскад приграничных Торейских озер (они – тоже в составе данного объекта ВПН), которые располагают крупными запасами брома, бора, йода, фтора, различных солей. Именно в этот озёрный бассейн впадает Ульдза.

Торейские озера расположены на юге Забайкальского края, на границе с Монголией. Это два соленых бессточных озера: Барун-Торей (западное озеро) и Зун-Торей (восточное озеро). Барун-Торей в годы максимальных разливов имеет площадь до 580 кв. км, а Зун-Торей достигает 300 кв. км. Во время максимального подъема уровня воды они соединены протокой и представляют собой единый водоем площадью почти 900 кв. км. Для сравнения: площадь озера Ильмень – 980 кв. км.

Характерно, что в контексте небезызвестных монгольских гидропроектов вблизи акватории Южного Байкала в этой стране пока не обновлены данные по кадастровой протяженности Селенги, ее берегам и по ряду других параметров (в том числе по ее некоторым притокам). Похоже, эта ситуация обусловлена неизбежным изменением параметров монгольской части бассейна Селенги при возведении там ГЭС-каскада.

А в соседней российской Бурятии соответствующие уточнения по Селенге оформлены в конце сентября: по данным Кадастровой палаты региона, эта структура внесла в Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН) уточнённые сведения о береговой линии Селенги. Также в ЕГРН-реестр включены, по тем же данным, сведения об основных притоках Селенги в Бурятии – реках Джида, Чикой и по их прибрежным защитным полосам.

Что же касается упомянутого гидропроекта на реке Ульдзе, здесь процесс пока идёт, что называется, сепаратно – без привлечения российских экспертов. Хотя Международная экологическая коалиция «Реки без границ» в сентябре с. г. предложила властям Монголии прекратить строительство плотины на Ульдзе и прежде провести совместно с российской стороной всеобъемлющую оценку воздействия проекта на биосферу. К настоящему времени такое предложение остаётся без ответа.

Если поподробнее, то российским и монгольским экологам из коалиции «Реки без границ» с помощью снимков со спутника Sentinel удалось проверить и подтвердить факты масштабного строительства на Ульдзе. Последняя, повторим, является главным источником воды для трансграничного российско-монгольского объекта ВПН ЮНЕСКО «Ландшафты Даурии».

Проведенные исследования показали, что реку в её монгольском секторе планируется перегородить плотиной длиной в 700 метров и высотой 9-12 м для создания крупного водохранилища емкостью в 27 млн. кубометров. В связи с чем эксперты коалиции «Реки без границ» небезосновательно полагают, что после реализации такого проекта следующий этап – это расконсервация более крупных проектов (аналогичных или схожих) по другим рекам Монголии, перетекающим в РФ. Ибо свыше 75% объема ежегодного пресноводного речного стока в этой стране формируют реки монголо-российского приграничья.

«Нет никаких сомнений насчет подлинной цели строительства нового гидроузла вблизи “Даурии”, – отмечает российский координатор коалиции «Реки без границ» Александр Колотов. – Разгадка же в том, что до 80% водопользователей в бассейне реки Ульдзы – это предприятия горнодобывающей отрасли Монголии» (осваивающей близлежащие месторождения свинцово-цинковых, медных руд, олова, висмута. – Ред.). То есть уникальный объект Всемирного природного наследия, по словам А. Колотова, «лишают основного источника воды только ради увеличения объемов добычи и переработки металлосырья».

Схожее мнение у Евгения Симонова, международного координатора той же коалиции: «Территория «Даурии» находится в самом начале многоводного цикла. Поэтому накопление воды, «чтобы река не высохла» (официальная версия этого проекта. – Ред.), в качестве основной цели строительства плотины выглядит сущей бессмыслицей». В результате для экосистемы Даурской биосферной зоны, особенно для ее российской части, негативные последствия возведения плотины на Ульдзе «с лихвой перевесят любые положительные эффекты, если последние вообще возможны».

Не менее категоричен в оценках заслуженный эколог России Вадим Кирилюк: «Существование водохранилища на несколько лет увеличит продолжительность мало- и безводного периода для уникальных Торейских озер. Что, помимо всего прочего, ухудшит условия в примыкающем районе для сельхозрастениеводства, подорвёт местные рыбные запасы, негативно скажется на местном климате». Да и в целом, по мнению эксперта, данный проект ухудшит биосферную ценность как этих озёр, так и всего Даурского объекта ВПН ЮНЕСКО.

По данным В. Кирилюка, об этих и смежных последствиях создания и использования плотины на Ульдзе «руководство Даурского заповедника уже известило руководство Минприроды РФ и администрацию Забайкальского края».

Означенные оценки проистекают в буквальном смысле из самой географии проблемы: длина этой реки – 425 км, но из них только 18 км – в пределах РФ. А площадь всего водосборного бассейна Ульдзы (то есть с её пятью притоками) примерно 26 тыс. кв. км, в том числе в РФ – лишь менее 1,5 тыс. кв. км. Наверняка именно такие географические пропорции стимулируют монгольскую сторону к реализации указанного проекта, что называется, без оглядки на Россию.

Это недопустимо. Российская сторона призвана настоять на том, что взаимодействие с Монголией по экологической оценке северомонгольских гидропроектов не может ограничиваться Прибайкальским регионом и должно охватывать также регион Торейских озер и бассейн реки Ульдзы.

Алексей Чичкин («Ритм Евразии»)

Новости по теме:

  • Новые проекты в рамках освоения Приангарья
  • В Монголии прошла первая публичная акция протеста против ГЭС на Селенге
  • Строительство ГЭС на Селенге в Монголии в ближайшее время не планируется?
  • Озеро Байкал: что ЮНЕСКО требует от России и Монголии
  • Посол РФ: азиатское энергокольцо решит вопрос c ГЭС в Монголии
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>