Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Усть-Илимская ГЭС: плотина как судьба

Галина Сергеевна Светличная за сорок лет работы на Усть-Илимской ГЭС прошла тысячи километров по галереям всех трёх плотин. Многие годы она руководила Лабораторией гидротехнических сооружений, которая ведёт надзор за безопасностью плотин, то есть следит за здоровьем основы основ гидростанции – земляных и бетонной плотин, и сейчас продолжает делиться своим бесценным опытом и знаниями с младшими коллегами. Приехав в Усть-Илимск молодым специалистом, Галина Сергеевна осталась здесь и теперь определяет свои отношения со станцией одним ёмким словом – «судьба».

Галина Светличная знакома с Усть-Илимской ГЭС с рождения станции

Конец 60-х – начало 70-х – время романтики и грандиозных сибирских строек. В 1969 году наша героиня, ещё будучи студенткой Новосибирского инженерно-строительного института, после третьего курса с другими будущими гидротехниками прибыла в Усть-Илимск на практику. И стала свидетелем исторического события – покорения Ангары.

– Тут ещё ничего не было, одни чёрные тучи жуков-стригунов. Мы жили в палатках на левом берегу. Плотины ещё были в зародыше, только началась укладка первых блоков у Толстого мыса, – вспоминает Галина Сергеевна. – Знаете Толстый мыс? Это громада, которая поддерживает плотину своим плечом: прочный диабаз естественной скалы немного обтесали, обрезали и стали в створе пристраивать первой основную бетонную плотину. А затем от неё уже пошли грунтовые плотины.

Но прежде чем они появились, нужно было перекрыть Ангару. Решающий момент наступил 13 августа 1969 года. Те, кто непосредственно не участвовал в перекрытии, с вечера занимали места на Толстом мысе, как в амфитеатре.

– Сообщения с правым берегом ещё не было, – продолжает свой рассказ Галина Светличная. – Начинали укладывать первые блоки, а потом, когда возвели части плотины, надо было перекрыть вторую часть Ангары, правобережную, и здесь продолжать строить плотину. Взрывались перемычки котлована, воду стали отводить через специальные отверстия в первых блоках плотины, реку перекрывали параллельно с левого и правого берега. Мощные КрАЗы и БелАЗы возили негабариты (огромные каменюки) и сыпали их с двух сторон. Мы долго там были, до ночи, последний камень в проран забросили только на следующий день.

Народ ликовал, когда перекрыли Ангару, все кричали от радости, потом праздновали. Людям, работавшим в три смены день и ночь, дали отдохнуть.

После практики студенты вернулись в Новосибирск, а на следующий год Галина Светличная практику проходила на другой ГЭС – Чиркейской ГЭС в Дагестане. Закончив учёбу в 1971 году, она при распределении вернулась в Усть-Илимск уже молодым специалистом.

– Было много вариантов, та же Чиркейская ГЭС, Зейская ГЭС и другие строящиеся в то время станции. Но Сибирь – это моя родина. Можно было остаться в проектном институте в самом Новосибирске, но романтика звала – все хотели строить. Это было время созидания. То поколение, поколение специалистов, уже ушло. И темпы были – сказали в срок, значит, надо сделать. Требования были жёсткие.

В 1971 Усть-Илимск было уже не узнать. Блоки станции каждый день рвались ввысь. Были эстакады, плотина, полным ходом шло её бетонирование. Осваивались огромные объёмы – через три года станцию уже запустят.

– По эстакадам нельзя было пройти – машины сновали туда-сюда: кто бетон возит, кто арматуру, кто опалубку. Тут всё жужжало, сверкало, блестело даже ночью, – рассказывает Светличная. – До 1974 года я работала в проектной организации, с проектными чертежами. Смотрели, как ведётся строительство, то есть кураторами были. Я тоже принимала участие в комиссии по приёмке каких-то участков выполненных строительных работ.

В 1974 году начался набор персонала станции. К этому времени Галина Сергеевна вышла замуж. С будущим супругом познакомились здесь же – Александр Дмитриевич приехал на стройку с Украины после армии, работал водителем.

– Молодёжи было много, все женились, материала на платье не достать было, – улыбается Галина Сергеевна. – Гипюр покупали по талонам, что-то привозили, когда уезжали в отпуска, местные швеи шили. А так доступа почти не было, сообщение только самолётом. Ко­гда первый раз прилетели в 1969 году на кукурузнике из Братска, нас так болтало, что когда вышли, все упали.

– Когда из палаток переехали в квартиры?

– В 1971 году строились первые дома. Там, где сейчас ДК «Дружба», вообще болото было. Сначала поселились в общежитии с девчонками, когда замуж вышла, так первое время жила вместе с ними. А что делать? Сейчас смешно, конечно. Дочь у меня в оцинкованной ванне купалась, в ней и спала – вся домашняя утварь была в дефиците, дорог просто не было, только санная трасса. Потом стали осваивать правый берег, выросли панельные дома. Дали комнату на подселение. В двухкомнатной квартире жило 8 человек – две семьи. Мы рады были! Так и жили – растили детей, работали, чего-то ждали нового, обустраивались…

В 1974 году начали создавать цеха, в том числе гидротехнический. Гидротехнические сооружения – основа ГЭС, без которой невозможна выработка электроэнергии. Галина Светличная начинала с инженера, затем стала руководителем группы наблюдения, которая позже преобразовалась в Лабораторию гидротехнических сооружений (ЛГТС). Сейчас трудится инженером первой категории, а на посту руководителя ЛГТС её сменил сын – Андрей Светличный. Вообще в лаборатории работает целая династия Светличных – дочь Галины Сергеевны Оксана тоже пришла работать в ЛГТС.

– Так получилось, что когда дети подросли, сын тоже заинтересовался гидроэнергетикой. Андрей закончил тот же факультет, что и я, в моём родном институте в Новосибирске. Оксана – учёный-агроном, но жизнь заставила переучиться – тогда сельское хозяйство практически развалилось, а наших специальностей стало мало. Специфика у нас в лаборатории узкая: гидрогеологи, геологи, геодезисты, гидротехники – все на «Г», – смеётся Галина Сергеевна, – поэтому дочь переучилась на техника-гидрогеолога. У неё уже большой опыт, это практически сложившийся специалист, занимается грунтовыми плотинами. Но детям на работе никаких поблажек, я так воспитана. У нас тут дисциплина. Андрей, по-моему, к дисциплине подходит даже жёстче, чем я.

В далёком 1974-м гидротехники должны были вести надзор за тремя плотинами: бетонной и двумя грунтовыми. В первые годы эксплуатации участвовали в приёмке, устранении недоделок на сооружениях. В пуске Усть-Илимской ГЭС специалисты не участвовали, но контролировали его в галереях.

– Первое – это наполнение Усть-Илимского водо­хранилища. К октябрю 1974 года его заполнили до первых пусковых отметок. Вода старается найти мельчайшие изъяны в плотине, буквально поры, через которые хочет выползти наружу. Поэтому мы следили, не появилось ли трещин на напорной грани, их сразу «лечили» – инъектировали цементными растворами. Складывался режим. Чтобы отслеживать состояние плотин, здесь заложено большое количество контрольно-измерительной аппаратуры. Перед тем, как укладывали бетонные блоки, размещали специальные датчики, устройства с кабелями, которые выводились в определённые места, мы с аппаратурой подходили и прослушивали, что творится в бетоне, как он себя чувствует, как себя ведёт. Только в бетонную плотину, кроме всего прочего, установили 3,5 тысячи датчиков. А есть еще специальная геодезическая аппаратура, чтобы следить за перемещениями плотин. Вообще что такое гидротехнические сооружения? Это такие устройства, которые встроены в природу и работают, как природа. Детали плотины мы заменить не можем, она ведь под нагрузкой в глубине. Конечно, уже есть наработанные методы, но вытащить что-то из монолита и заменить нельзя. Также и грунты раскопать мы не можем, иначе будет проран, и вода затопит всё, это уже будет авария. Поэтому на грунтовых плотинах заложено более тысячи пьезометров – устройств, по которым мы отслеживали положение грунтовых вод. Если оно будет превышать нормативные показатели, плотину может размыть, вот и нужен постоянный надзор.

Вотчина гидротехников Усть-Илимской ГЭС – 4 километра напорного фронта. Сейчас в ЛГТС работает четырнадцать специалистов, которые проводят диагностику и находят «болезни» сооружений, чтобы коллеги потом могли их «лечить», то есть ремонтировать. Требования к сотрудникам ЛГТС высокие, ведь они отвечают за безопасность, в том числе людей, живущих в нижнем бьефе Усть-Илимской ГЭС.

– Вы как диагност как оцените нынешнее самочувствие станции? – спрашиваю Галину Сергеевну.

– Его оцениваю не только я, но и научные организации. Состояние плотины нормальное, отвечает всем требованиям. Мы пишем статьи, работаем вместе с наукой, в частности с московским «Гидропроектом» им. С.Я. Жука, который разрабатывал проект наших гидротехнических сооружений и зданий. А также вплотную работаем ещё со строительного периода с научно-исследовательским институтом «ВНИИГ» им. Б.Е. Веденеева.

Над рабочим столом Галины Сергеевны как в подтверждение её слов фотографии разных гидростанций: Братской ГЭС, Саяно-Шушенской ГЭС,  Чиркейской ГЭС, конечно же, Усть-Илимской ГЭС в разные периоды и других.

– Саяно-Шушенская ГЭС – это вообще шедевр гидростроительства, – говорит наша героиня, когда я обращаю внимание на снимки. – Ко­гда произошла авария, у меня было жуткое состояние. Неделю не могла представить, как это возможно, какая страшная авария на гидротехнических сооружениях, погибли люди… Поэтому наша работа очень ответственная. Нашему персоналу я говорю, что в первую очередь нужна ответственность, понимание и дисциплина, ну и, разумеется, техническая грамотность. Сотрудники должны понимать, как работают плотины, как они живут, какие могут быть последствия. Со стороны это мощные сооружения, но им нужно внимание и тщательный уход, чтобы они служили долго.

Начиная с 2000-х годов на гидротехнических сооружениях проведено много ремонтов, аппаратура меняется; пьезометры, геодезическая сеть расширена. Наша лаборатория – вся плотина. При любой водности мы должны держать сооружения в образцовом порядке.

– Когда вы говорите о плотине, кажется, что это живое существо.

– Да, это сложный живой организм. У плотины есть плечо левое и правое, подножие, то есть бетонное основание, гребень  – причём это технические термины. Вода в грунтовых плотинах – это своего рода кровь. Мы должны следить и за давлением, и за расходами воды, за напряжением в бетоне.

– Кто повлиял на ваш выбор профессии?

– Мы жили в деревеньке Тюменькино под Новосибирском. Родители работали в колхозе: отец – комбайнер, мать – агроном. Нас было пятеро девчат в семье, я старшая. Когда мне было 7 лет, нас переселили в связи со строительством Новосибирской ГЭС в новый посёлок на берегу водохранилища. Мы, ребятишки, видели, как оно наполнялось. Плыли какие-то кочки, острова, брёвна – как и у нас тут… Как только ГЭС построилась, в посёлок дали свет. В нашей деревеньке даже электричества не было, а здесь я впервые увидела лампочку. Она у меня до сих пор перед глазами стоит.

Когда заканчивала школу, начиналось строительство Братской ГЭС, об этом было сложено столько песен, романтика! Мы толком не знали, что это за специальность – гидротехник, пошли да пошли. Наверное, всё вместе повлияло.

Вообще я люблю свою работу. Так у меня сложилась судьба. Не все, кто сюда приезжал, остались. А я тут прилепилась и работаю, работаю. Но в этом году ухожу, пора.

– Чем будете заниматься на отдыхе?

– Думаете, я спокойно уйду? – смеётся Галина Сергеевна. – Буду продолжать, писать «мемуары», – кивает на стопку отчётов на столе, – благо, дома на компьютере вся база есть, буду помогать, консультировать молодёжь, если буду востребована.

Неудивительно, что на вопрос об увлечениях Галина Светличная отвечает, что самое большое её увлечение – работа.

– Она же у нас творческая, научно-исследовательская: всё меняется, нужно постоянно анализировать происходящее. Хочется, чтобы плотины были прочны, надёжны и устойчивы. Я свою задачу выполнила, посеяла и взрастила рациональные зёрна, передала весь опыт и знания персоналу, ну и в частности, так получилось, своим детям.

Алёна МАХНЁВА

Новости по теме:

  • Водохранилище Усть-Илимской ГЭС: куда ушла вода?
  • 1 мнение

    1 JamesInils { 24.09.2020 в 22:25 }

    Gооd dаy! plotina.net

    Did yоu knоw thаt it is pоssiblе tо sеnd соmmеrсiаl оffеr аbsоlutеly lеgаl?
    Wе suggеsting а nеw wаy оf sеnding соmmеrсiаl оffеr thrоugh fееdbасk fоrms. Suсh fоrms аrе lосаtеd оn mаny sitеs.
    Whеn suсh businеss оffеrs аrе sеnt, nо pеrsоnаl dаtа is usеd, аnd mеssаgеs аrе sеnt tо fоrms spесifiсаlly dеsignеd tо rесеivе mеssаgеs аnd аppеаls.
    аlsо, mеssаgеs sеnt thrоugh соmmuniсаtiоn Fоrms dо nоt gеt intо spаm bесаusе suсh mеssаgеs аrе соnsidеrеd impоrtаnt.
    Wе оffеr yоu tо tеst оur sеrviсе fоr frее. Wе will sеnd up tо 50,000 mеssаgеs fоr yоu.
    Thе соst оf sеnding оnе milliоn mеssаgеs is 49 USD.

    This оffеr is сrеаtеd аutоmаtiсаlly. Plеаsе usе thе соntасt dеtаils bеlоw tо соntасt us.

    Contact us.
    Telegram - @FeedbackMessages
    Skype live:contactform_18
    WhatsApp - +375259112693

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>