Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Тема строительства ГЭС приобрела в Монголии политическую окраску

В преддверии Дня дипломатического работника корреспондент «МК в Бурятии» встретился с руководителем представительства МИД России в Улан-Удэ Балта Балдановичем Дагбаином. Центральное место в интервью занял вопрос строительства монгольских ГЭС, угрожающих Байкалу:

— Хотелось бы поздравить коллектив представительства с профессиональным праздником. Действительно, чем сложнее внешнеполитическая обстановка, тем очевиднее роль наших дипломатов, отстаивающих интересы Отечества на дальних и ближних рубежах.

— Благодарим за поздравления! Профессиональный праздник мы встречаем, отдавая дань успехам нашей службы и в полной мере осознавая стоящие перед нами вызовы. Министром С.В.Лавровым утвержден план мероприятий по празднованию Дня российского дипломата и, конечно же, мы примем в них самое активное участие. Мы подошли к этому дню с очевидными результатами. Сегодня мы органичная часть российского внешнеполитического ведомства, в полной мере вовлеченная в общеминистерские процессы, включая, в том числе, кадровую ротацию в загранучреждениях. Профессионализм и высокая конкурентоспособность наших сотрудников признается на самом высоком уровне. Четверо наших молодых сотрудников успешно трудятся в российских дипмиссиях в ближнем и дальнем зарубежье, с неоценимым опытом вернулся из долгосрочных загранкомандировок ряд наших дипломатов старшего звена, наработана позитивная практика краткосрочных выездов в загранучреждения для оказания консульской помощи.

3 февраля в Москве при нашем содействии состоялась встреча С.В.Лаврова с митрополитом Улан-Удэнским и Бурятским Савватием, главной темой которой стала финансовая помощь МИДа в восстановлении Спасо-Преображенского православного мужского монастыря в с. Посольское Кабанского района — уникального исторического объекта, взявшего свое начало от трагической истории первой русской дипломатической миссии. Планируем в канун нашего праздника возложить цветы на могиле Ерофея Заболоцкого, первого русского посла, ступившего за Сибирское море, — как тогда, в старину, называли Байкал. Ну и, конечно же, не забываем мы об одной из своих главных задач — координации международных инициатив нашей республики, которые должны неукоснительно соответствовать единой внешнеполитической линии нашего государства.

— Хотелось бы поговорить об актуальном. В частности, о подходах нашей дипломатии к некоторым дискуссионным вопросам в двусторонних отношениях с Монголией. В частности, в отношении проекта строительства ГЭС «Эгийн-Гол» на одном из притоков Селенги.

— Вопрос строительства ГЭС на реках Байкальского бассейна становится одной из ключевых тем повестки дня почти всех двусторонних встреч, включая, в том числе, диалог на уровне глав наших государств. МИД России наряду с заинтересованными федеральными ведомствами играет в этом процессе наиболее активную роль.

Прежде всего, указанные проекты следует разграничить по «ведомственному» признаку. Проекты ГЭС «Шурэн» и водохранилища «Орхон» ведутся под эгидой программы Всемирного банка MINIS (развитие горнопромышленной инфраструктуры в Южном Гоби). Сейчас они в стадии общественных консультаций, как того требуют процедурные правила банка. В ближайшие месяцы такие слушания пройдут в Улан-Удэ и ряде районов Бурятии. Хотелось бы особо подчеркнуть конструктивный характер этих мероприятий, предполагающий открытое обсуждение и официальную фиксацию мнения местных жителей. Результаты слушаний станут тем аргументом, от которого Всемирный банк не сможет отмахнуться. Поэтому сегодня очень важно корректное, согласно регламенту, снятие общественного мнения. В этой связи МИД России призывает к четкой координации действий региональных и местных властей, профильных министерств и ведомств, научных кругов, общественных, экологических организаций и населения. Соответствующее письмо было направлено министром С.В.Лавровым в адрес главы Бурятии. 

Проект же ГЭС «Эгийн-Гол» реализуется правительством Монголии самостоятельно. Наиболее активная полемика в последний год разворачивается именно вокруг него.

Начнем с того, что интерес Монголии к использованию своего водного потенциала продиктован насущной необходимостью: энергосистеме страны не достает маневренных мощностей, чтобы самостоятельно проходить пиковые нагрузки. Зимой в утренние и вечерние часы она работает на пределе и остро нуждается в подстраховке, которую, в свою очередь, вынуждена получать в виде перетоков из России. Искать в такой ситуации решение проблемы — шаг очевидный и совершенно естественный, ибо любое государство обязано заботиться о своей энергобезопасности. Тревоги же российской стороны, в свою очередь, обусловлены заботой о сохранности Селенги и озера Байкал. Это отнюдь не прихоть, продиктованная, как иногда заявляется монгольскими активистами, стремлением Москвы сохранить свой энергетический экспорт, а прямым долгом, обусловленным международными обязательствами России по сохранению объекта мирового наследия. Таким образом, если говорить лаконично, проблема состоит в необходимости поиска взаимоприемлемых ответов на единственный вопрос: как совместить объективные потребности развития одних с интересами сохранения общей, коллективной среды обитания?

— В какой стадии находится поиск этих ответов? Каковы при этом принципиальные позиции сторон?

— В Монголии рассматривается множество вариантов решения «маневренной» проблемы, включая, в том числе, развитие угольной энергетики. Решением, способным в гораздо более сжатые сроки (по сравнению с ГЭС) решить проблему энергодефицита и одновременно сэкономить госрасходы на развитие иных видов генерации, многие считают расширение до 210 МВт линии электропередач Гусиноозерск — Дархан. Однако  барьером на пути такого решения встают тарифы нашего монопольного экспортера — ИнтерРАО, повышающиеся вместе с текущим ростом цен на федеральном оптовом рынке.

Можно сказать, что обращение наших соседей к собственным водным ресурсам как способу решения энергетической проблемы продиктовано, в том числе, усталостью от растущих российских тарифов. Этот фактор провоцирует рост сторонников обращения монгольской воды, «бесплатно утекающей за рубеж», в свою пользу. Масла в огонь добавляют и западные партнеры Улан-Батора, регулярно призывающие монголов «снять с себя энергетическую зависимость от России». Неудивительно, что с течением времени тема строительства собственных ГЭС приобрела в стране явную политическую окраску. Тематика активно стала использоваться партиями и их кандидатами в ходе парламентских кампаний. Накопилась своеобразная пропагандистская инерция, при которой тактическая формула со временем становится основой текущей политики.

Наиболее активным выразителем этих подходов является бывший проектный директор ГЭС «Эгийн-Гол» Д.Одхуу. Его точка зрения состоит в следующем:

  • строительство ГЭС — никакая не угроза, а благо для Байкала: плотины — это мощные очистные сооружения, улучшающие качество воды в Селенге; созданные водохранилища позволят регулировать объемы стока и станут для Улан-Удэ эффективным противопаводковым инструментом, а для Байкала — резервным объемом, всегда готовым подстраховать от критических перепадов;
  • французской компанией «Трактебель инжиниринг» произведено исчерпывающее обоснование проекта. Новых экспертиз, тем более с участием российских ученых и специалистов (которые, очевидно, будут мотивированы на сворачивание проекта), не требуется.

Вследствие того, что указанный проект был разработан советскими специалистами, он убежден, что сегодняшняя позиция России связана с желанием сохранить зависимость Монголии от поставок своей электроэнергии.

Экс-директор признается, что водохранилище Эгийн-Гол — это не столько энергетический проект, сколько часть планов борьбы с опустыниванием страны.

Комментируя изложенное, отмечу, что расчеты французской «Трактебель», на которые настойчиво ссылается Д.Одхуу, так до сих пор и не переданы российской стороне, хотя было обещано передать эти материалы еще в мае 2016 года. Так что российские ученые терпеливо ожидают их для беспристрастного изучения.

Наши эксперты считают некорректными исходные подходы французской компании, заявляющей, что влияние отбора воды для заполнения водохранилища будет практически незаметным и составит всего 0,023% от общего объема озера. Такой прием вводит людей в заблуждение, ибо в сравнении с Байкалом любые объемы незначительны. Научный подход — брать за точку отсчета изменение величин полезного стока конкретной реки.

Заверения о том, что приоритетом при выборе режима ГЭС «Эгийн-Гол» будут интересы Байкала, также не следует принимать всерьез. К сожалению, в современной гидроэнергетике режимы работы диктуются в первую очередь задачами получения дешевой электроэнергии и практически не учитывают интересов других водопользователей. Полагаем, что в рассматриваемом случае приоритетом будут также интересы хозяев станции, а отнюдь не Байкала.

Противоречит себе Д.Одхуу и в заявлениях о том, что новый водоем явится резервом для Байкала и одновременно — источником для борьбы с опустыниванием. Очевидно, что деградация степей происходит не сама по себе, а от чрезмерных нагрузок на пастбища. Орошение без регулирования поголовья — идея нереализуемая.

Обвинения в сторону Москвы в стремлении сохранить энергетическую зависимость также необъективны, и это легко подтвердить с помощью цифр. Объемы экспорта в Монголию столь малозначительны, что уступают перетокам даже в пределах многих муниципальных образований Восточной Сибири. Российские корни монгольских гидропроектов также легко объясняются той исторической эпохой, когда экология занимала в умах плановиков в СССР далеко не первостепенное значение.

Позиция же российской стороны в сжатом виде состоит в следующем. Суверенное право Монголии на развитие национальной энергетики и создание надежных систем водопользования очевидно и не подлежит обсуждению. Единственное, что предлагается — не начинать реализацию проектов ГЭС без предварительной экспертизы его воздействия на охраняемый международным законодательством участок всемирного наследия. Реализация проекта будет поддержана нами только в случае, если по результатам объективной оценки будет выявлен приемлемый — с научной точки зрения — уровень негативного воздействия на экологию Байкальской экосистемы. В случае же чрезмерности рисков сторонам необходимо искать иные взаимоприемлемые пути решения энергетических проблем Монголии.

Этот подход опирается на международные конвенции по всемирному наследию и водно-болотным угодьям, на двустороннее межправсоглашение по охране и использованию трансграничных вод от 1995 года, согласно которому стороны должны применять единые бассейновые концепции охраны и использования трансграничных вод, а также принимать меры по предотвращению, ограничению и сокращению негативных воздействий на них. Имеется регламентное ограничение в защиту экологии Байкала: по своим правилам Всемирный банк не может финансировать разработку проектов, способных нанести существенное некомпенсируемое воздействие на критические местообитания. Доказывать, относится ли к этой категории русло Селенги и ее обширная водно-болотная дельта — удел наших экологов и ученых, которые также сегодня проводят соответствующую работу.

Совершенно очевидно одно: не следует рассматривать ситуацию с той точки зрения, что Российская Федерация желает противодействовать росту энергетического потенциала братской Монголии. Россия исторически всегда содействовала укреплению суверенитета и прогрессу Монголии, в том числе и в отрасли электрогенерации. Один из последних примеров: только один запуск в 2015 году российской группой «Ренова» нового энергоблока Улан-Баторской ТЭЦ-4 производства Уральского турбинного завода способствовал увеличению общего генерирующего потенциала Монголии на 15 процентов.

Таким образом, задача заключается в том, чтобы убедить наших монгольских друзей в необходимости начала совместной оценки проекта. Принимать на веру расчеты, которые произведены без участия наших специалистов и ученых (к тому же до сих пор не переданные нам для детального ознакомления), конечно же, недопустимо.

— И все же какими видятся перспективы этого диалога? Слышат ли стороны друг друга?

— Признаюсь, нашему подходу пока также не достает системности. Вследствие сугубо отраслевого угла зрения тревоги наших экологов и природоохранных ведомств пока подвисают в воздухе, не будучи подкреплены конструктивом со стороны российских энергетических кругов. Вынужденно ограничивая Монголию в ее стремлении к развитию национальной энергетики, следовало бы изучить альтернативные взаимовыгодные решения. Возможно, пересмотреть действующую систему экспорта электроэнергии, включая, в том числе, варианты диверсификации каналов или адресного ограничения экспортных тарифов. Вместе с тем очевидно, что для этого (с учетом госмонополии на энергоэкспорт и свободных цен на федеральном оптовом рынке) потребуется политическое решение на уровне правительства РФ. Безусловно, льготы должны быть увязаны с обязательствами по сохранению и защите экосистемы рек Байкальского бассейна на территории Монголии.

С.В.Лавров, встречаясь с коллегами в Улан-Баторе в апреле прошлого года, подчеркивал, что самой историей и географией нам отведена роль добрых соседей. Получив от предков наши государства и географические координаты, надо распорядиться этим наследием с максимальной выгодой для наших народов на основе взаимного уважения и учета интересов. Исходя из такого посыла, первый ключевой шаг в этом направлении — это совместная открытая экспертиза проекта.

Надеюсь, что читатели вашей газеты получили определенное представление о глубине столь актуальной для нас, жителей берегов Байкала, проблемы.

В связи с предстоящим праздником позвольте поздравить всех, кто имеет прямое и косвенное отношение к российской дипломатии. Особые слова признательности и низкий поклон нашим ветеранам, которые по-прежнему с нами и щедро передают свои знания и опыт молодому поколению.

Сергей Данилов

Новости по теме:

  • Сотни кубометров почвы попадут в Байкал в случае строительства ГЭС в Монголии
  • «Свежий» воздух как аргумент профессора Дм. Буракова в пользу строительства ГЭС
  • Строительство ГЭС на Селенге в Монголии в ближайшее время не планируется?
  • Глава МИД Монголии рассказал о судьбе Байкала после строительства ГЭС
  • Озеро Байкал: что ЮНЕСКО требует от России и Монголии
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>