Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Судьбу проектов строительства ГЭС в Монголии должны решать ученые

Трансграничная экологическая оценка любого риска для Байкала, возникающего из-за проектов строительства нескольких ГЭС в Монголии, позволит России урегулировать тлеющий водный спор с соседней страной и снять все внутренние противоречия по этому вопросу. Проведение двумя странами единой стратегической экологической оценки (СЭО) рекомендует и ЮНЕСКО. Но пока в подобное развитие событий верится с трудом.

На монгольском участке реки Селенги давно хотят построить крупные гидроэлектростанции. Фото Петера Юхаса

В начале июля Комитет всемирного наследия ЮНЕСКО утвердил ежегодную резолюцию по Байкалу. Большинство пунктов так или иначе кочует по таким документам из года в год, потому что рекомендации  остаются без внимания либо выполняются частично. Но в этом году комитет неожиданно четко прописал пункты, касающиеся монгольских ГЭС. Озеро Байкал находится в России, но река Селенга, которая приносит в него больше половина стока, течет к нам из Монголии. И там, в соседней стране, на самой Селенге и на ее притоках давно хотят построить крупные гидроэлектростанции. Это угрожает Байкалу как объекту всемирного природного наследия, хотя степень этой угрозы российские и монгольские власти оценивают по-разному.

Тема тянется не первый год, и можно считать чудом, что на фоне трансграничных водных споров соседних стран гидроэнергетическая мечта Монголии еще не привела к полномасштабному кризису в двусторонних отношениях. Выход из ситуации, который устроил бы обе стороны, пока не найден.

Тут стоит напомнить, что в случае с монгольскими ГЭС речь не идет ни о каскаде, ни об одной станции (как иногда по ошибке пишут СМИ). Во времена золотого века гидростроительства в СССР инженеры напроектировали в бассейне Селенги около 20 потенциальных створов. Очистив те папки от пыли и нафталина, в Монголии давно лелеют мечту возвести хотя бы две-три станции. Пока еще «бумажные» проекты ГЭС «Шурэн» (на самой Селенге, 245 МВт) и «Орхон» (30 МВт, более опасен сопутствующий проект водоотвода в район пустыни Гоби) разрабатываются в рамках программы Проекта по поддержке инвестиций в развитие инфраструктуры горнорудной промышленности (MINIS) и на кредит от Всемирного банка (ВБ). Проект ГЭС на реке Эгийн-Гол мощностью 315 МВт реализует госкомпания, учрежденная правительством Монголии. Этот приток Селенги не является трансграничным, а потому власти соседней страны считают, что вольны делать на нем все что заблагорассудится. В конце 2015 года на строительство этой ГЭС Китай выдал кредит в 1 млрд долл., китайский же подрядчик начал подготовительные работы. Но летом прошлого года, после встречи лидеров России и КНР, кредитная линия была заморожена. Средства, как впоследствии выяснилось, монголы перекинули на другие нужды – благо в стране, погрузившейся в масштабный экономический и финансовый кризис, страждущих хватает. Но от этой ГЭС в Монголии не отказались: госкомпания весной была переучреждена, и в ней сменилось руководство.

Рекомендации Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО так или иначе касаются всех проектируемых ГЭС. Во-первых, комитет приветствует намерение Монголии «предпринять дополнительное изучение воздействия проекта «Эгийн-Гол» на биологическое разнообразие объекта всемирного природного наследия». Во-вторых, комитет в очередной раз предложил РФ и Монголии разработать и провести совместную трансграничную СЭО для всех «будущих проектов по гидроэнергетике и управлению водными ресурсами, которые потенциально могут воздействовать на объект, принимая во внимание любые существующие или планируемые проекты на территории обеих стран». Сначала стулья, а остальное потом: такая СЭО, по мнению ЮНЕСКО, должна предшествовать всем исследованиям, в том числе оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС), а уж тем более технико-экономическому обоснованию (ТЭО). «Раньше ЮНЕСКО так не писало, не указывало, в какое место воткнуть эту СЭО. Сейчас же ясно сказано, что она должна идти перед всеми остальными процессами», – объясняет новацию этого года международный координатор коалиции «Реки без границ» Евгений Симонов.

Почему это важно?

Как это может повлиять на судьбу монгольских гидропроектов? В марте, а затем в мае в Бурятии и Иркутской области проходили общественные слушания: офис MINIS привозил проекты технических заданий на проведение региональной экологической оценки (РЭО), а также оценки воздействия на окружающую среду и социальных последствий (ОВОС и СП) по проектам ГЭС «Шурэн» и «Орхон – Гоби». Организация мероприятий была не лучшей, качество привезенной документации – тоже. Одобрения монголы не встретили, во всех протоколах было зафиксировано, что население против любых гидротехнических проектов на Селенге и ее притоках. И тот факт, что самих проектов пока нет, а есть только намерение провести исследования, людей, живущих на Байкале, не успокоил. «И так понятно, что нам будет только хуже, так что не надо ничего ни исследовать, ни тем более строить» – примерно такую установку получила делегация MINIS.

Слушания стали знаковым событием: по сути, соседняя страна впервые открыто признала, что ее энергомечты могут серьезно ударить по России. А потому и приехала, чтобы попытаться убедить население прибайкальских регионов в том, что ничего плохого делать не намерена. Получилось или нет – в данном случае не суть важно. Ведь кроме эмоций, которые иногда зашкаливали, офис MINIS смог собрать в России огромный массив замечаний, рекомендаций и требований.

Главный итог уже понятен. В июне в Монголии, Бурятии и Иркутской области работала Инспекционная миссия ВБ. Ее участники встречались на местах с экологами и специалистами, чтобы решить, что делать с программой MINIS – закрывать или дать ей еще год-другой поработать. Вопрос не праздный: финансирование по линии ВБ MINIS получает с 2012 года, и именно на разработку проектов ГЭС. Но воз и ныне там. Однако после общественных слушаний ситуация изменилась радикально. Как следует из отчета Инспекционной миссии ВБ, руководство MINIS пообещало банку учесть требования России при доработке двух технических заданий (ТЗ). По всей видимости, это действительно будет сделано. Причем монголы согласились выполнить одно из главных требований: разделить РЭО и ОВОС и СП, которые в тех вариантах ТЗ, что обсуждались в России, планировалось провести в рамках единого тендера и силами одного консультанта. Об этом говорится в записке MINIS в адрес Инспекционной миссии ВБ, написанной в конце июня. Там отмечено, что ОВОС и СП и, как следствие, разработка ТЭО будут проведены только для тех проектов, которые пройдут отбор на этапе РЭО. Хотя ранее все эти работы планировалось делать одновременно, что явно профанировало исследования и показывало, что монголы хотят побыстрее приступить к проектированию и строительству.

Международная коалиция «Реки без границ», которая выступает против монгольских ГЭС уже не первый год, сразу же записала этот успех себе в актив. С офисом MINIS экологи бьются с февраля 2015 года, когда в Инспекционный совет ВБ от лица жителей Прибайкалья была направлена жалоба на многочисленные нарушения в ходе деятельности MINIS. С тех пор инспекция провела три миссии, и вот наконец итог этой борьбы – по сути, руководство MINIS пообещало перестроить всю работу по оценке проектов: вместо подготовки строительной документации сначала провести комплексную РЭО ситуации в бассейне Селенги и Байкала. Оценке подлежат современное экологическое состояние и проблемы Байкальского бассейна, возможные совокупные воздействия всех планируемых монгольских ГЭС, стратегические альтернативы в области энергетики и водоснабжения (прежде всего энергия ветра, солнца и технологии сохранения энергии). «Это прекрасно, но радоваться рано. Сейчас нас настораживает тот факт, что в документах проекта MINIS ничего не говорится об общественном обсуждении нового технического задания на региональную экологическую оценку. По правилам Всемирного банка, новое техзадание должно стать предметом новых общественных слушаний в России и Монголии. Пока этого не произошло, нам сложно верить в исправление к лучшему скандального и вредного проекта строительства монгольских ГЭС, угрожающих Байкалу», – отметил по этому поводу Евгений Симонов.

И что теперь?

Пока офис MINIS занимался слушаниями в России, руководство проекта ГЭС «Эгийн-гол» пыталось доказать ЮНЕСКО, что оценивать риск от этой станции следовало бы отдельно. Дело в том, что в рамках РЭО по проектам из программ MINIS планировалось изучить так называемое совокупное (или кумулятивное) воздействие всех гидротехнических проектов на Селенгу и Байкал. В том числе и ГЭС «Эгийн-гол», проект которой, напомним, реализуется силами отдельной госкомпании и пока что без международного финансирования.

В Монголии уверяют, что уже делали ОВОС этого проекта; предыдущее руководство госкомпании активно пиарило в российских СМИ тезис о том, что влияние будет незначительным – называлась, например, цифра в 0,12%. Российские ученые не просто не подвергали эту цифру критике, но и вообще не принимали всерьез. «Очевидно, в «старой» ОВОС есть отдельно сделанная оценка гидрологических последствий для Байкала, но нет экологической и биологической части. Эти пробелы проектом «Эгийн-гол» новое руководство планирует восполнить в течение ближайшего года, объявив международный тендер на изучение воздействия ГЭС на биологическое разнообразие и экологические процессы. Все это параллельно с поиском финансирования, укрепления проектной структуры и обеспечения возможности быстрого развертывания подготовительных работ по строительству ГЭС и так далее», – отмечает Евгений Симонов.

Иными словами, на данный момент очевидно, что навстречу требованиям экологов и ЮНЕСКО пошли и в офисе MINIS (скорее всего под давлением ВБ, который отчаянно пытается сохранить лицо в этой скандальной истории), и в обновленной госкомпании по строительству ГЭС «Эгийн-гол» (которой нужно найти иностранного инвестора на стройку). Казалось бы, в теме монгольских ГЭС появилась некоторая определенность и предсказуемость, чего раньше не было.

Экологи напоминают про рекомендацию Комитета всемирного наследия о проведении трансграничной СЭО. «Монголии необходимо реально оценить любой риск от планируемых проектов использования всех водных ресурсов для поддержки одной только горнорудной промышленности, которая и без того уже завела страну в текущее преддефолтное состояние. Нельзя не учитывать риск проектов ГЭС для других отраслей монгольской экономики, безопасности населения и, наконец, свои обязательства перед международным сообществом», – уверена монгольский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Сухгэрэл Дугэрсурэн. «Россия стоит перед проблемой гармонизации управления уже существующей Иркутской ГЭС с задачами долгосрочной охраны экосистемы озера Байкал, водный режим которой она изменяет, а также перед более комплексной проблемой экологического мониторинга состояния Байкальского участка наследия. В то же время и Байкальский регион России, и бассейн Селенги в Монголии испытывают существенные неблагоприятные климатические флуктуации, требующие разработки согласованных мер по климатической адаптации в области управления водными ресурсами», – подчеркивает директор Бурятского регионального объединения по Байкалу Сергей Шапхаев.

Экологи уверены, что именно трансграничная СЭО может предложить устраивающий и Россию, и Монголию выход из ситуации с планами строительства монгольских ГЭС. И базой для такой СЭО может стать как раз переделанное РЭО по проектам MINIS. «Реки без границ» уже направили в государственные органы России и Монголии свои конкретные предложения и план действий по проведению трансграничной СЭО. Там уверены, что такая работа должна проводиться под эгидой ЮНЕСКО, охватывать все национальные программы и планы развития России и Монголии, затрагивающие бассейн озера Байкал, и координировать все не связанные сейчас друг с другом научно-исследовательские работы по разные стороны российско-монгольской государственной границы. Результатом трансграничной оценки, по мнению экологов, должна стать выработка рекомендаций по гармонизации российской и монгольской нормативной базы в целях создания общей системы управления водными ресурсами бассейна озера Байкал и охраны его экосистемы.

А что думают власти?

На официальном уровне ни в России, ни в Монголии эти предложения пока не комментировали. В начале августа в Улан-Удэ в очередной раз прошло совещание уполномоченных правительств России и Монголии по охране и использованию трансграничных вод (межгоссоглашение действует с 1995 года). По данным пресс-службы правительства Бурятии, тема монгольских ГЭС была одним из наиболее значимых вопросов, рассмотренных на совещании. «В настоящее время как с монгольской, так и с российской стороны ведутся исследования. Результаты исследований – предмет нашего обсуждения. Мы договорились с коллегами о том, что будет сформирована специальная комплексная экспертная группа, которую монгольская сторона пригласила на первое заседание в конце августа. Необходимо для себя пояснить, как нам жить и что нельзя делать. На многих водных объектах строят водохранилища, но при этом строят таким образом, чтобы не нарушать экологического равновесия. Байкальский регион особый. Поэтому необходим особый тщательный анализ, и только после этого монгольская сторона примет решение», – заявил по итогам совещания замруководителя Енисейского бассейнового водного управления – начальник отдела водных ресурсов по Бурятии Валерий Молотов.

Другими словами, пока чиновники не обсуждают ни РЭО, ни СЭО, а создают совместную рабочую группу из экспертов двух стран. По линии Минприроды РФ также продолжаются научные исследования влияния монгольских ГЭС на российскую часть бассейна Селенги и Байкала, работы ведет Иркутский научный центр РАН. «По сути, России представился уникальный шанс: участвовать своими специалистами в подготовке региональной экологической оценки на деньги Всемирного банка, а затем полученные наработки положить в основу совместной с Монголией трансграничной стратегической экологической оценки Байкала, – уверен российский координатор коалиции «Реки без границ» Александр Колотов. – В случае качественного проведения СЭО мы получим комплексную стратегию развития Байкальского региона с учетом экологических ограничений на десятилетия вперед – разительный контраст с сегодняшним положением дел, когда власть не может окончательно определиться ни с границами водоохранных зон, ни с минимально допустимым уровнем Байкала».

«Хочу еще раз напомнить, что решение о строительстве ГЭС на реке Селенга будет принято только после получения исследования ученых. Тогда мы только сможем принять решение», – пообещал в Улан-Удэ уполномоченный правительства Монголии, государственный секретарь Министерства окружающей среды и туризма Цэгмид Цэнгэл. Об этом же, кстати, еще до победы на выборах говорил в интервью иркутским СМИ в то время кандидат в президенты Монголии Халтмаагийн Баттулга. Есть надежды, что соседняя страна все-таки отказалась от попыток взять тему наскоком и тлеющий трансграничный спор будет погашен наукой. Это было бы логично: в конце концов именно ученые в свое время  подарили Монголии надежду на светлое гидроэнергетическое будущее. Им же теперь и надо доказать, почему судьба Байкала важнее этой мечты.

Александр Попов

Новости по теме:

  • Судьбу Байкала будет решать ЮНЕСКО
  • Мотыгинская ГЭС: судьбу слушаний в Красноярске решат министры?
  • Сотни кубометров почвы попадут в Байкал в случае строительства ГЭС в Монголии
  • Общественные слушания по Мотыгинской ГЭС: в доступе отказано
  • Проблему Эвенкийской ГЭС должны решать не исполнители, а руководство
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>