Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Строители против Енисея: новый генплан Красноярска усилит угрозу наводнений

Гидрология Енисея кардинально изменена по сравнению с рассчитанной проектировщиками Красноярской ГЭС, и это грозит Красноярску наводнениями. Необходимо срочно создавать новую модель реки и принимать экстренные противопаводковые меры. Вместо этого проект нового генерального плана Красноярска — без достоверных расчётов — допускает новые заужения русла Енисея.

Гидрологические опасности

Гидрологию реки меняют и природа, и люди — а это грозит городу наводнениями. Одна из главных причин изменений — капитальное строительство на насыпных территориях в русле Енисея.

Опубликованный в Федеральной геоинформационной системе территориального планирования России (ФГИС ТП РФ) проект генерального плана Красноярска содержит карту города с зонами возможного затопления. В предложенном красноярцам генплане — эта карта отсутствует.

В зону паводковых затоплений попали все енисейские острова, левобережная и правобережная набережные Красноярска, весь Пашенный и район Предмостной площади, оба берега Качи — даже на значительном удалении от реки.

При прорыве плотины Красноярской ГЭС не затопленными останутся Удачный, Студгородок, Академгородок, Николаевка, Покровка, Зелёная Роща, Северный, Кузнецовское плато. Исторический центр левобережья и практически весь правый берег — уйдут под воду. Поэтому безопасность плотины — условие не просто безопасности, а существования Красноярска.

В 1960-х годах Красноярская ГЭС создавалась и как мощная электростанция, и как гидроузел, призванный защитить город от наводнений. При проектировании институт «Ленгидропроект» произвёл замеры и расчёты всего русла Енисея — от истоков до Дудинки. По этим данным был определён максимально допустимый сброс будущей Красноярской ГЭС — 13,5 тыс. кубометров в секунду.

На Красноярской ГЭС первое крупное наводнение произошло в 1988м году. Сброс воды не достиг предельно допустимого — плотина пропускала лишь около 11,6 тыс. кубометров в секунду. Но этого хватило для остановки крупнейшего городского водозабора «Гремячий лог» — значительная часть левобережья осталась без воды. Был разрушен (так и не восстановлен) пешеходный мост с улицы Сергея Лазо на остров Татышев.

Но на ГЭС тогда сумели снизить сброс.

Изменения в русле Енисея

Вряд ли такие последствия — результат просчётов проектировщиков Красноярской ГЭС. Скорее, причиной стали изменения в русле Енисея — как природные, так и рукотворные: расчёты уже не соответствовали реальным отметкам. Городу требовались новые промеры и новый расчёт.

Во-первых, в районе Пашенного обмелела прежде судоходная Абаканская протока — теперь её можно было переходить вброд, а при малой воде и посуху. Гидрологический режим перекрытого плотиной Енисея изменился, течение в потоке ослабло, в образовании наносов стало ощущаться влияние прежде не мешавшего реке Затона.

Наносы образовались и в других местах — в протоках и в основном русле; глубина реки уменьшилась, снизилась пропускная способность русла.

Зарегулированная река с наносами уже не справлялась — а расчистку русла не проводили. Обмена воды в Абаканской протоке хватало для поддержания санитарного состояния городского пляжа; в летнее время вода там прогревалась и была благоприятной для купания — и это воспринималось как благо. А наводнений от регулируемого плотиной Енисея не ожидали. Как показал 1988-й год — напрасно: с такой силой, как Енисей, шутить нельзя.

Во-вторых, была перекрыта дамбой Посадская протока — в лоции 1975-го года она значится судоходной, а в 1988-м году — уже перекрыта и обмелела. Дамбу (без согласования с гидрологами и экологами, без расчёта режимов реки) возвели теплоэнергетики — при прокладке дюкера с ТЭЦ-2 на левобережье. Дюкер следовало заглубить в дно, но на этом сэкономили.

В-третьих, — и это стало самой большой проблемой — русло Енисея было заужено насыпной территорией при строительстве Красноярского филиала Центрального музея им. В. И. Ленина (ныне — Красноярский музейный центр), с расширением набережной. Ширина основного русла здесь сократилась до 415 метров, тогда как в других местах она составляет не менее полукилометра. Правда, вода ещё могла уходить в Абаканскую протоку через пролив между островами Отдыха и Молокова.

Вскоре этот пролив перекрыли дамбой. Следующее крупное наводнение произошло в 2006-м: на этот раз энергетики через пять шлюзов сбрасывали только 10,5 тысяч «кубов» в секунду.

Затопило набережные. Утонули летние кафе на них, дороги, автостоянки. Где прежде гуляли прохожие — катались на лодках. Городские власти готовили эвакуацию жителей, предупреждали о возможности отключения подачи воды.

Парадокс — но именно после наводнения 2006 года началась вакханалия строительства в русле Енисея!

Вопреки закону

На строительстве ТРК «Огни» (ныне «Комсомолл») наводнение затопило стройплощадку — и там сделали дополнительную отсыпку в русле.

В Абаканской протоке возвели капитальную дамбу. Для пропуска воды по дну Енисея проложили трубу, которая практически сразу забилась илом и мусором.

Абаканская протока стала зоной экологического бедствия. Обновления воды в ней нет, и загрязнение становится катастрофически высоким. Для купания протока теперь непригодна — городской пляж закрыт, вода опасна для здоровья.

В 2006-м году (по полученному — вопреки федеральному закону — на федеральном уровне разрешению!) началось проектирование, а в 2009-м — засыпка Абаканской протоки для жилищного строительства. Новый жилой район получил кинематографическое название «Белые росы».

Работая на протоке, застройщики зачищают русло Енисея — и кажется, что его состояние даже улучшается. Но 2010-й год принёс городу новое наводнение, хотя сброс воды на Красноярской ГЭС был ещё меньше, чем в 2006-м — открыли только два шлюза. Но теперь для затопления набережных хватило и этого. Город получил «жёлтую карточку» за ТРЦ «Огни» и район «Белые росы».

Предупреждение опять не услышано. Когда из Абаканской протоки была выбрана галька, встал вопрос: чем отсыпать территорию дальше? За гравий с карьеров надо платить. Решили денег не тратить — в русло реки стали сыпать аргиллиты со вскрыши карьера цементного завода.

Аргиллиты — это окаменевшая глина. В воде за несколько циклов замерзания-оттаивания она превратится в глину обыкновенную, и через несколько лет после ухода застройщика (или после первого же крупного наводнения) грунт на насыпной площади просядет. Разрушится благоустройство дворов, развалятся дороги, начнутся аварии на коммунальных сетях.

На таких искусственно созданных участках — по сути, инженерных сооружениях — нужны постоянный мониторинг и обслуживание. А это — немалые деньги. В городском бюджете таких средств нет.

Застройщик считает, что после его ухода эту работу должны взять на себя городские эксплуатирующие организации — например, «Красмостинж» или «КрасКом». Но там не понимают, с какой стати они должны расходовать свою прибыль на обслуживание сооружения, возведённого в интересах другой коммерческой организации.

С «чёрного хода»

В проекте нового генплана Красноярска засыпана или блокирована дамбами (явно для последующей засыпки) уже и Посадская протока — и это имеет свою предысторию.

Лет пять назад по заказу того же застройщика, который возводит сейчас «Белые росы», муниципальный институт «Красноярскгорпроект» разработал предусматривающий эту засыпку проект — как продолжение жилого района на территории комбайнового завода. К 65 гектарам территории завода предполагалось добавить ещё 50 га.

В 2011 году проект был представлен в газете «Городские новости», в статье под лукавым названием «Парк окунётся в Енисей». По тексту выходило, что на засыпной территории должно появиться продолжение Центрального парка — но на иллюстрирующем статью чертеже была показана жилая застройка.

Застройщик обратился за согласованием в «Красноярскгражданпроект» — там затребовали расчёт режимов реки. Результаты были объявлены коммерческой тайной; но, по просочившимся в нашу редакцию сведениям, они показали: для обеспечения паводковой безопасности уже сейчас необходимо раскрыть дамбу на Посадской протоке на ширину не менее 60 метров.

Казалось, о проекте можно забыть — но в июле этого года созданному якобы для реставрации Исторического квартала «Сибирскому фонду истории и культуры Постановление администрации города № 440 поручает «подготовку проекта внесения изменений в проект планировки и межевания исторического центра города Красноярска в районе исторического квартала по ул. Горького — о. Посадный».

В принципе, эти участки можно и нужно рассматривать в комплексе — как историческую территорию резиденции первого енисейского губернатора А. П. Степанова. Это культурно-исторический комплекс, недавно дополненный музеем Красноярского водозабора на острове Посадном — его создал «КрасКом».

Но состав учредителей фонда настораживает: мы видим там директора владеющей 90%-ной долей в «Белых росах» Группы компаний «Красстрой» В. И. Сарченко и представителя его подрядчика — УС-604 — В. М. Борыша. Третий учредитель — ООО «Базинвест», принадлежащее Д. М. Бриману (ему же принадлежит арендующее Центральный парк одноимённое ЗАО).

Интерес Д. М. Бримана к этому проекту понятен. А вот как в списке учредителей оказались никогда не занимавшиеся историей и культурой В. И. Сарченко и В. М. Борыш — стало ясно только из этого Постановления. Не квартал, не парк — а именно Посадская протока теперь является главным элементом этого «культурно-исторического» проекта!

Проект внесения изменений следовало представить 22 августа 2014 года — но он до сих пор не показан. Зато 15-го августа — в развитие Постановления № 440 — появилось Постановление № 512, предписывающее городскому управлению архитектуры «в 60-дневный срок подготовить проект внесения изменений в Правила землепользования и застройки города Красноярска в части изменения территориального зонирования территории в районе исторического квартала ул. Горького — о. Посадный».

Получается, что проект изменения проекта планировки всё-таки есть, но держится в тайне? А до 1-го декабря Постановление № 512 предписывает организовать слушания по изменению ПЗЗ…

Засыпка Посадской протоки даже с учётом её сегодняшнего состояния — ощутимо изменит гидрологию Енисея, и гарантирует городу новые мощные наводнения.

Даже рекреация резко усилит угрозу. А жилищное строительство на этой насыпи — сделает катастрофы неизбежными.

Застройщики, желающие «похозяйничать» в русле, требуют снизить энергетикам норматив допустимого сброса воды. Но норматив заложен в конструкцию плотины, и снизить его — это не просто переписать бумажку.

Нужны сложнейшие и дорогостоящие технические решения и вряд ли энергетики пойдут на них лишь для того, чтобы дать красноярским застройщикам заработать лишнюю сотню-другую миллионов рублей. Возникнет угроза плотине Красноярской ГЭС — откроют шлюзы на максимум: не их вина, что в русле Енисея что-то настроили; а повреждение плотины много опаснее, чем аварийный сброс.

Ответственность за затопленный миллионный город ляжет не на гидроэнергетиков — они соблюдают нормативы и работают по технологическому регламенту; и не на застройщиков — у них тоже все документы будут в порядке. Отвечать придётся тем, кто разрешил.

Однако строительство в русле Енисея не только не прекращается, но и стремится к расширению…

Что нужно делать

Без новых промеров, гидрологического расчёта и моделирования режимов Енисея — никакие работы ни в русле, ни на прибрежных территориях вести нельзя. Создавать модель надо срочно: по сравнению с прошлым расчётом, русло реки настолько изменено, что даже в отсутствие строительства о безопасности города Красноярска говорить нельзя.

Заказчиком работ должна стать не заинтересованная частная фирма, а муниципалитет — ведь речь идёт о безопасности всего города. А исполнителем — не санкт-петербургский, а московский «Гидропроект».

При всём уважении к прошлым заслугам ленинградского института, следует признать: в этой некогда мощнейшей организации с четырьмя тысячами отличных специалистов сегодня трудится около ста человек — и вести такие масштабные работы, как гидрологические промеры, расчёты и моделирование Енисея, институт вряд ли способен.

Московский «Гидропроект» тоже понёс потери, но всё же из некогда работавших там пяти тысяч сотрудников в строю осталось около тысячи. И ему эта работа — по плечу.

Экстренные меры для обеспечения паводковой безопасности Красноярска очевидны уже сейчас: необходимо заменять мостовыми переходами дамбы между островами Отдыха и Молокова, между островом Посадный и левым берегом, заглублять в дно дюкеры теплосетей, восстанавливать проточность Абаканской протоки.

Это дорого — но иначе городу могут грозить большие беды. Однако рассматриваемый сейчас в Красноярске проект генплана такие решения не предусматривает.

Борис Кацев
(газета СНИП №49 от 24 декабря 2014 г.)

Новости по теме:

  • Строители отсудили у Богучанской ГЭС первые деньги
  • В Монголии прошла первая публичная акция протеста против ГЭС на Селенге
  • Сброс воды с СШГЭС поднял уровень Енисея на 35 см
  • Река Енисей обмелеет из-за СШГЭС
  • "РусГидро": строительство БоГЭС обойдется дешевле, чем консервация
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>