Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Призрак озера: спасти Байкал от уничтожения

ЮНЕСКО призвало Россию оставить в покое Байкал — объект Всемирного наследия, дав нам полгода: к 1 февраля от правительства РФ будут ждать подробный отчет о защите озера. В минувшую субботу в Фучжоу (Китай) 44-я сессия Комитета всемирного наследия (КВН) вынесла отдельное решение о состоянии Байкала и неотложных мерах для его спасения: России предложено прекратить ослаблять режим охраны озера, со своей стороны ЮНЕСКО готово срочно прислать миссию для обсуждения на месте всех байкальских проблем.

«Новая» сообщала о последних новшествах от кабмина против Байкала в декабре и январе; запустила петицию к премьеру Мишустину, под ней 122241 подпись.

На сессии работал международный координатор экологической коалиции «Реки без границ» Евгений Симонов. Он рассказал «Новой», что главными по-прежнему остаются вопросы регулирования уровня воды в Байкале (фактически являющемся водохранилищем Иркутской ГЭС, принадлежащей Еn+), неконтролируемой застройки берегов и ликвидации отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК). Основное беспокойство вызывает «временное» разрешение расширить диапазон допустимых колебаний уровня Байкала в 2,3 раза: ЮНЕСКО настоятельно рекомендует России прекратить своевольно регулировать толщу озера до тех пор, пока ей не представят полную экологическую оценку такого воздействия.

Также ЮНЕСКО снова требует от РФ представить на рассмотрение оценку воздействия на окружающую среду проекта рекультивации территории БЦБК и просит обеспечить выбор наилучших возможных технологий и организаций-исполнителей.

Еще зимой Симонов (от коалиции «Реки без границ») и Михаил Крейндлин (от Гринписа) подписали совместное обращение в ЮНЕСКО, констатировав, что правовая защита Байкала серьезно ослаблена в результате последовательных лоббистских усилий со стороны спекулянтов землей и недвижимостью, а также крупных корпораций.

И логично, что на 44-й сессии в Китае российский посол, сославшись на межправительственный характер КВН, потребовал не давать слово НКО, коли председательствующий на заседании ограничивает выступления даже членов комитета. Это тем более логично, что шеф нашего посла, министр Лавров, только что высказался в предвыборном интервью: «Агрессивность [западных партнеров на международной арене] проистекает из осознания того, что более чем 500-летнее доминирование исторического Запада подходит к концу. <…> Речь идет об использовании, в том числе инструментов конвенций, принятых в рамках Совета Европы и ЮНЕСКО».

В смысле буквы статутов посол РФ был в своем праве, говорит Симонов, но в контексте грядущего обсуждения проблем с российскими объектами это выглядело как попытка снять оппонентов с дистанции. Председатель не поддался, однако ограничил НКО регламентом в одну минуту. Симонов успел сказать на сессии, в частности, вот что:

— Из-за неточных или запоздалых решений озеро Байкал используется сейчас в качестве противопаводковой емкости, переработка накопленных отходов БЦБК ведется без надлежащей экологической оценки, а количество незаконных построек на байкальских берегах растет из года в год. Для воплощения принятых сегодня решений гражданское общество готово к взаимодействию со всеми заинтересованными сторонами и надеется на подробную оценку прогресса по каждому пункту резолюции уже через год, на сессии в Казани.

45-я сессия КВН намечена на лето 2022 года в Казани. Таким образом, учитывая предстоящее председательство в КВН и проведение 50-летнего юбилея конвенции именно в России, неудивительно, что отечественные дипломаты уже сейчас пытаются зачистить и это пространство от ненужных им рисков.

— В принятом комитетом ЮНЕСКО решении нет ничего принципиально невыполнимого для российской стороны, — сказал «Новой» российский координатор коалиции «Реки без границ», член Ангаро-Байкальского бассейнового совета Александр Колотов. — Однако нескоординированность ведомств, управляющих Байкалом, их фактическая безответственность приводят к тому, что решения ЮНЕСКО не выполняются годами. Сейчас вопрос только в том, когда у Байкала появится хозяин: когда озеро признают объектом всемирного наследия в опасности (об этом статусе ниже. — А.Т.) или же наше государство сможет сработать на упреждение, создав адекватную систему управления Байкальской природной территорией.

Детальные рекомендации ЮНЕСКО во многом конкретизируют пути выполнения поручения президента РФ об охране Байкала, которое дано еще в сентябре 2019 года, — продолжает Колотов. — Президент фактически поручил привести управление объектом всемирного наследия в соответствие с предписаниями ЮНЕСКО, и вот теперь, после двухлетней отсрочки, у российских ведомств есть ясные инструкции на этот счет и считаные месяцы для их реализации. Надеюсь, план выполнения решений ЮНЕСКО рассмотрят уже в конце августа, на ближайшем заседании правительственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал.

Если Россия не исполнит принятые сейчас решения, Байкалу светит внесение в перечень объектов всемирного наследия, находящихся под угрозой. Это означает одно: неспособность государства — участника Конвенции об охране всемирного наследия самостоятельно обеспечить защиту мирового сокровища, объекта культурного или природного достояния человечества на своей территории. И тогда ЮНЕСКО совместно с несправившимся государством разрабатывает экстренный план. И мировое сообщество — иногда — жертвует средства на его исполнение. Это шанс. Так в этом году из черного списка вывели резерват Демократической Республики Конго «Салонга», занесенный туда в 1999-м.

Если и черный список не помогает, остается крайняя мера: объект списывают. Лишают статуса всемирного наследия. Так, на 44-й сессии из Списка всемирного наследия ЮНЕСКО исключили Ливерпульский порт за чудовищную застройку исторических набережных и последовательное нежелание властей Великобритании управлять объектом в соответствии с правилами конвенции. Симонов рассказывает: наблюдатели шутили, что из Списка наследия английский порт исключили, поскольку он не имеет существенного значения для развития инициативы «Пояс и путь», продвигаемой КНР, председательствовавшей на сессии.

Понятно, что Байкал Китаю далеко не безразличен. Также понятно, что никаких оснований и причин не признавать грозящие Байкалу уже сейчас опасности нет ни у кого.

Комментируя «Новой» усилия мирового сообщества спасти Байкал и странности поведения российских чиновников, Симонов заметил:

— Россия стремительно теряет очки в ЮНЕСКО, она стала единственной страной, у которой на сессии обсуждалось сразу два проблемных объекта — «Вулканы Камчатки» и «Западный Кавказ», оба в связи с наглыми попытками олигархических туркорпораций отрезать себе кусочек наследия. На Байкале — совершенно аналогичные притязания.

При этом Монголия, продолжающая при помощи французских агентств продвигать проекты ГЭС в бассейне Селенги (впадающей в Байкал), выглядит ангелоподобно. ЮНЕСКО «принимает во внимание, что подготовлены технические задания на региональную экологическую оценку» и «признает дальнейший прогресс в запланированном исследовании воздействия проекта гидроэлектростанции Эгийн-Гол на озеро Байкал» (которая ведется без паритетного участия российской стороны).

Меж тем министр иностранных дел Монголии дает весьма резонное интервью, указывая, в чьем глазу бревно: «Не секрет, что озеро загрязняется именно с территории Российской Федерации». В решении ЮНЕСКО таких бревен — лесосклад. Например, если МЧС, Еn+ и иркутские власти опять настоят на использовании самого Байкала как противопаводкового водохранилища, то планы монголов построить далекие ГЭС покажутся неспециалисту невинной шалостью.

А российские начальники подливают масла в огонь. 29 июля (параллельно сессии комитета ЮНЕСКО) глава Росводресурсов Дмитрий Кириллов на вопрос, есть ли России смысл построить водохранилище на Селенге, чтобы уровень Байкала можно было контролировать еще и сверху, отвечает: «С точки зрения регулирования уровня воды это было бы, наверное, интересно. Но важно помнить об экологическом аспекте. Селенга, как и другие притоки Байкала, — место нереста рыбы, живущей в озере. Поэтому если их и строить, то только с учетом сохранения биоресурсов Байкала».

Итак, задача для 6-го класса. Три сантиметра толщи Байкала — это почти кубокилометр воды. Представьте себе, какой емкости водохранилище надо построить, чтобы смочь предотвратить повышение уровня на полметра? (Ответ: более 15 кубокилометров, что даже с чисто гидротехнической точки зрения является полным безумием на равнинной Селенге.)

Спрашивается: а для кого, собственно, Росводресурсы заказывали исследование СО РАН — оно продемонстрировало существенные потенциальные негативные воздействия гораздо меньших водохранилищ ГЭС, планируемых в далекой Монголии, — если главе ведомства (одобрявшему это исследование еще в должности начальника водного департамента МПР) до сих «интересно рассмотреть» водохранилище на равнинной Селенге в пределах РФ. То есть Кириллов с результатом этого труда не знаком?

Или он так готовится сдать позиции в связи с неспособностью наладить диалог с Монголией?

Комитет ЮНЕСКО в пятый (!!!) раз просит Россию и Монголию срочно «совместно разработать трансграничную стратегическую экологическую оценку для любых существующих и планируемых проектов гидроэнергетики и управления водными ресурсами в бассейне Байкала». Монголия делает вид, что слушает (но «слушает да ест»), а Россия, кровно заинтересованная инициировать общий процесс планирования и оценки, отмалчивается и демонстрирует полную импотенцию. Меж тем объект наследия находится не в Монголии, а в России. И именно нашей стране подобает добиваться проведения совместных оценок.

***

Тревожные звонки участились. ЮНЕСКО вновь и вновь напоминает России о своих просьбах, рекомендациях, запросах принятых на 39-й сессии (Бонн, 2015), 40-й (Стамбул, 2016), 41-й (Краков, 2017), 42-й (Манама, 2018); четыре месяца назад директор Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО Мехтильд Рёсслер не исключила внесение озера в список «объектов под угрозой» уже на этой, 44-й сессии — в связи со значительным ослаблением природоохранного режима Байкала в последние месяцы и молчанием российского правительства в ответ на запросы из ООН. Пока этого не случилось, вопрос перенесен на сессию в Казани, но Россия продолжает избавляться от иллюзий единства с человечеством, понимания, что Байкал — планетарное достояние. Продолжает демонстрировать примат над международными нормами интересов компаний «Роза Хутор», «Интеррос», En+, «Золото Инты» и других, осваивающих ресурсы всемирного наследия.

Байкал — главный и российский, и мировой ресурс; и сибирское собрание пресных вод — это билет в будущее России; то, что мы сами делаем (помимо детей), выходит куда хуже. Тем не менее с завидным стоицизмом мы продолжаем наблюдение за пузырьками в выкипающей кастрюле. «Ваши звонки очень важны для нас», — говорит российский автоответчик миру.

Алексей Тарасов («Новая газета»)

Новости по теме:

  • Богучанская ГЭС: министерство культуры проиграло гидроэнергетикам
  • Озеро Байкал: что ЮНЕСКО требует от России и Монголии
  • Всемирный банк форсирует проекты ГЭС, опасные для озера Байкал
  • Минимальный уровень озера Байкал может стать еще ниже
  • Повышение уровня Байкала грозит ущербом для экосистемы озера
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>