Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Пустые обещания гидроэнергетики

Как плотины не обеспечивают выполнение Парижского климатического соглашения и достижение целей устойчивого развития ООН

Совместное заявление общественных организаций по случаю Всемирного конгресса гидроэнергетики-2019 в Париже (Франция)

Мы живем в эпоху цейтнота. Ученые предупреждают о том, что у нас осталось мало времени, чтобы обуздать изменение климата и защитить всю полноту жизни на нашей планете.

Противостояние климатическому кризису требует принятия креативных решений как в области охраны природы, так и для защиты прав человека. Перед лицом таких вызовов нам нельзя оставаться пассивными наблюдателями, пока дельцы и финансисты разных корпораций и их союзники раздают пустые обещания по обузданию изменения климата и реализации концепции устойчивого развития.

Ярким примером такого обмана является попытка изобразить крупные плотинные ГЭС в качестве источника «чистой и зеленой» энергии, что можно наблюдать на Всемирном конгрессе гидроэнергетики 2019 года. Это мероприятие, организованное в Париже промышленным лобби Международной ассоциации гидроэнергетики (МАГ) в партнерстве с ЮНЕСКО, носит гордое название «Достижение целей Парижского климатического соглашения и устойчивого развития».

Такое прилизанное изображение проектов строительства плотинных ГЭС (с перспективой получения финансовых стимулов через, например, климатические бонды или Зеленый климатический фонд) лукаво игнорирует их накопленное богатое наследие: социально-экономические катастрофы, экономические потери и, в большинстве случаев, грандиозную коррупцию - все то, что является полной противоположностью устойчивому развитию.

Давайте рассмотрим некоторые факты:

· Проекты крупных плотинных ГЭС - также, как и каскады малых ГЭС - часто вызывают катастрофические последствия для социально уязвимых групп населения, в том числе для коренных народов. Строительство плотинных ГЭС вместе с созданием водохранилищ и прокладкой линий электропередач стали причиной вынужденного переселения примерно 40-80 миллионов людей без выплаты справедливых компенсаций или возмещения причиненного ущерба. Социально-экологические последствия строительства гидроэлектростанций гораздо обширнее, чем их непосредственное воздействие. Плотинные ГЭС со своими гигантскими бетонными преградами оказывают глубокие воздействия на пресноводные экосистемы, перекрывая естественный сток воды и наносов, препятствуя миграции рыб, ухудшая качество воды, уничтожая уникальную среду обитания и сокращая биоразнообразие - все это негативным образом сказывается на местных жителях, чья жизнь зависит от здоровых, свободно текущих рек. Согласно недавним подсчетам, плотинные гидроэлектростанции стали причиной ухудшения условий жизни до 472 миллионов людей, живущих в нижнем бьефе таких ГЭС.

· Строительство плотин, особенно в отдаленных районах Амазонки, Конго, Тибета и Сибири, как правило, сопровождалось прокладкой новых дорог, массовым прибытием рабочих, незаконным захватом земель, обширной вырубкой лесов, разработкой месторождений полезных ископаемых - и все это сопровождалось всплеском уровня преступности. Недавние убийства правозащитников и экологов - например, Берты Касерес в Гондурасе и Дилмы Феррейра Силва в Бразилии - показывают, что экстремальный уровень насилия в отдаленных районах до сих пор может практиковаться сторонниками строительства плотин и/или быть связан с социально-экологическими конфликтами, вызванными возведением ГЭС. Резкий всплеск уровня городской преступности и ухудшение социальных показателей также стало обычной ситуацией для таких муниципалитетов, как Альтамира (Бразилия), подвергшихся сильнейшему воздействию от строительства мега-ГЭС «Бело Монте».

· Водохранилища ГЭС, особенно в тропических регионах, испаряют значительный объем парниковых газов, являясь одним из главных источников антропогенных выбросов метана, который вызывает глобальное потепление гораздо сильнее, чем углекислый газ. В некоторых случаях гидроэлектростанции вызывают больше выбросов, чем угольные электростанции при производстве одинакового объема электроэнергии.

· Плотины уничтожают леса, которые являются одними из лучших поглотителей углерода на нашей планете и вносят свой вклад в борьбу с изменением климата. Последние исследования показывают, что из-за своего воздействия на гидрологический режим плотины вредят деревьям и прочей растительности даже на больших расстояниях от места своего расположения. В отдаленных районах плотины открывают дверь добывающим отраслям промышленности (разработка месторождений полезных ископаемых, заготовка древесины, сельское хозяйство), что несет дополнительную угрозу существованию лесов.

· Строительство крупных ГЭС зачастую уничтожает памятники культурного и исторического наследия. Два недавних примера: затопление древнего города Хасанкейф возрастом 10 тысяч лет из-за строительства плотины Илысу на турецком участке реки Тигр и уничтожение водопадов Сети-Кедас на реке Телис-Пирис в бразильской Амазонке - священного места огромной духовной важности для коренных народов мундуруку, апиака и каяби.

· Во многих случаях строительство крупных ГЭС угрожает или уже воздействует на участки Всемирного наследия ЮНЕСКО, как, например, в случае с ГЭС «Гилгель Гибе III» в Эфиопии, оказывающей разрушительное воздействие на водные объекты своего нижнего бьефа - реку Омо и озеро Туркана в Кении. Озеро Байкал в России страдает от воздействия Иркутской ГЭС на р. Ангара и находится под угрозой ущерба от ГЭС в бассейне р.Селенга в Монголии. Такой натиск ГЭС на мировые природные сокровища прекрасно иллюстрирует тот факт, что уже 20% участков Всемирного природного наследия находятся под угрозой негативного воздействия или уже затронуты реализацией проектов строительства плотин или другой водохозяйственной инфраструктуры - и этот показатель за последние пять лет только увеличился.

Хуже того, мегапроекты плотинных ГЭС с их хроническим перерасходом средств и отставанием строительных работ от графика зачастую затаскивают целые государства в долговую яму - как, например, ГЭС «Кока-Кодо Синклер» в Эквадоре или Рогунская ГЭС в Таджикистане, лишая правительства возможности инвестировать средства в переход на возобновляемые (по-настоящему) источники энергии.

Между тем технологические инновации в производстве электроэнергии с помощью солнца и ветра все больше и больше подрывают конкурентоспособность гидроэнергетики как дешевого источника энергии. По факту гидроэнергетика стала самым ненадежным вариантом производства электроэнергии из всех других, не основанных на ископаемом топливе, особенно в контексте глобального изменения климата, - ежегодный ввод в строй новых гидроэнергетических мощностей во всем мире упал на 50% за последние пять лет.

С учетом таких фундаментальных проблем совершенно непонятно, что позволяет пропагандировать деструктивные проекты строительства гидроэлектростанций по всему миру? И почему их пропагандисты часто получают выгоду от мер экономической поддержки, в том числе квот на выбросы углерода и финансирования якобы «чистой энергии»?

· Постановка во главу угла проектов строительства крупных ГЭС в национальных планах развития энергетики, как правило, происходит тогда, когда решения принимаются наверху, централизованно. При таком процессе принятия решений нет прозрачности, нет участия общественности, не используются те методы стратегического планирования, благодаря которым можно было бы провести комплексную оценку потребностей в электроэнергии с учетом социальных, экологических и экономических плюсов и минусов.

· Политические решения в отношении определения «оптимальных створов» для строительства плотин зачастую базируются на бассейновых исследованиях, проведенных частными или государственными строительными компаниями, в которых единственным важным критерием выступает энергетический гидропотенциал того или иного створа, а социально-экологические последствия слабо принимаются в расчет или же вовсе игнорируются. В некоторых случаях бассейновые исследования вообще не проводятся.

· На уровне реализации проекта оценки воздействия на окружающую среду, как правило, проводятся и/или финансируются сторонниками строительства плотин, которые систематически недооценивают социально-экологические последствия и явно переоценивают социально-экономические выгоды, основываясь на главной задаче - максимальном увеличении нормы прибыли и демонстрации «эффективности» проекта.

· Сторонники строительства плотин часто не придают должного значения крайней уязвимости ГЭС перед изменением климата; периоды экстремальных засух и наводнений, как прогнозируют климатологи, наблюдаются все чаще и чаще в разных регионах мира, и многие плотинные ГЭС уже бесполезно простаивают значительную часть года.

· Существует также тенденция не принимать в расчет солидный корпус научной литературы, показывающий, что плотинные ГЭС, особенно расположенные в тропиках, вызывают значительный объем выбросов парниковых газов. Пиковые значения выбросов для таких ГЭС приходятся на первые годы заполнения водохранилищ, существенно препятствуя нашим попыткам ограничить рост мировой температуры до 1,5 градусов по Цельсию по сравнению с доиндустриальным периодом, согласно Парижскому соглашению.

· До сих пор характерной чертой проектов строительства плотинных ГЭС является отсутствие публичных консультаций и свободного, предварительного и информированного согласия со стороны коренных народов и других сообществ с традиционным укладом жизни, необходимость которого гарантируется Конвенцией Международной организации труда (МОТ) №169 и Декларацией ООН о правах коренных народов. Отсутствие таких гарантий в «Протоколе оценки устойчивого развития гидроэнергетики» и других «инструментах устойчивого развития» Международной ассоциации гидроэнергетики - весьма симптоматичное упущение.

· Среди корпораций и финансовых институтов, чье участие в проектах создания ГЭС начинается на относительно поздних этапах, хронической проблемой является отсутствие адекватной оценки социально-экологических рисков, в том числе экспертизы проектов на наличие документально зафиксированных нарушений прав человека - например, отсутствия свободного, предварительного и информированного согласия со стороны затрагиваемых сообществ.

· Отсутствует также и тщательно проработанный независимый мониторинг социально-экологических воздействий и эффективности мер, принятых для их минимизации и компенсации, требуемых законодательством; такой мониторинг мог бы стать основой для улучшения качества управления, предлагая, в том числе, соответствующие критерии для оценки эффективности и правомерности траты кредитов, выделяемых финансовыми институтами.

· Когда гидростроители сталкиваются с трудностями в получении экологических разрешений из-за плохо разработанных и высоко-рискованных проектов строительства ГЭС, они зачастую используют свой привилегированный доступ к чиновникам самого высокого уровня, чтобы «продавить» нужное им решение. Еще одной часто применяемой тактикой является политическое вмешательство в судебную систему для развала дел, которые имеют отношение к нарушениям прав человека и природоохранного законодательства. Для противодействия мобилизации общественности и противостояния протестам людей, отстаивающих свои права, нарушенные строительством ГЭС, применяется подкуп, запугивание, использование криминальных и силовых структур.

· Грандиозные коррупционные скандалы показывают центральную роль коррупции в качестве вдохновителя аморального, репрессивного и противозаконного поведения, направленного на реализацию деструктивных проектов строительства плотинных ГЭС. Три недавних расследования продемонстрировали оглушительные масштабы кумовства, теневых операций с собственностью и нарушений в процедурах закупок в корпорации «Три Ущелья» в Китае, компаниях Eletrobras и Odebrecht в Бразилии (расследование дела Lava Jato выявило участие этих компаний в обширном коммерческом подкупе в 11 странах), а также при возведении крупнейшей плотины в Аргентине («Ла Барранкоса»), которая именно из-за «откатов» гидростроительных компаний государственным чиновникам была одобрена к строительству в районе одного из крупнейших в мире ледников, находящегося на территории участка Всемирного наследия ЮНЕСКО. В России показательны примеры из жизни обеих крупнейших гидроэнергетических компаний: арест бывшего главы «РусГидро» и совместные каникулы на яхте основного акционера En+ и руководителя аппарата правительства РФ.

· Гидроэнергетическая отрасль во главе с МАГ до сих пор противится принятию жестких социальных и экологических стандартов - в частности, принципов Всемирной комиссии по плотинам, основанных на правах человека. Вместо этого они предпочитают применять на избранных проектах самопровозглашенные «наилучшие практики», имеющие сугубо добровольный характер. И даже несмотря на прочие ограничения, «Протокол оценки устойчивого развития гидроэнергетики» Международной ассоциации гидроэнергетики публично применялся менее чем для 1% гидроэнергетических проектов, разработанных и реализованных за последние десять лет.

Пока через сложные пиар-стратегии иллюзорная «устойчивая гидроэнергетика» пропагандируется по всему миру, ключевые представители отрасли продолжают перегораживать плотинами самые экологически ценные и социально значимые реки нашей планеты, в том числе Меконг, Шингу, Мадейру, Телис-Пирис, Бурею, Янцзы и Ангару. Активно продвигаются планы перегородить плотинами последние свободно текущие реки мира: Конго, Лену, Иравади, Вьосу, Салуин, Амур, Селенгу, Мараньон, Журуэну, Тапажос, Бени, Шилку, Карнали и другие.

Хватит!

Пора действовать!

Нижеподписавшиеся общественные организации призывают членов Международной ассоциации гидроэнергетики, правительства и международные финансовые институты срочно принять следующие меры:

· Перенаправить приоритеты, инвестиции и финансовые стимулы от проектов традиционной гидроэнергетики к энергоэффективным и по-настоящему устойчивым источникам возобновляемой энергии (от солнца, ветра и биомассы плюс микро-гидрогенерация там, где это допустимо). Особое внимание следует уделять инновационной децентрализованной генерации и обеспечению доступа к электроэнергии для изолированных сообществ, живущих в районах без централизованного энергоснабжения.

· Отказаться от финансового стимулирования проектов строительства новых ГЭС через механизмы борьбы с изменением климата (например, через Зеленый климатический фонд и национальные обязательства по сокращению выбросов парниковых газов), а также в рамках программ по внедрению целей устойчивого развития ООН (возможно, с исключением для проектов микро-гидрогенерации).

· Провести независимый аудит уже действующих плотин и каскадов ГЭС в водных бассейнах в контексте их социальных и экологических воздействий, определить меры, необходимые для минимизации воздействия и предоставить возмещение местным жителям, ущемленных данными проектами. В случае, когда минимизация значительных социально-экологических последствий оказывается чересчур дорогостоящей, следует стимулировать демонтаж таких плотин.

· Обеспечить согласование правил эксплуатации существующих ГЭС с соответствующими планами развития территорий на уровне водных бассейнов (например, схемами комплексного управления водными ресурсами и схемами размещения особо охраняемых природных территорий), чтобы защитить ключевые экологические процессы и права местных жителей, основываясь на принципах и методах общественного участия и адаптивного управления.

· Обеспечить, чтобы стратегии, нормативы и проекты в области возобновляемой энергии учитывали без всяких исключений жесткие принципы в отношении защиты прав человека и охраны окружающей среды - например, положения Конвенции МОТ №169 и Руководящие принципы ООН по предпринимательской деятельности в аспекте прав человека. Новые энергообъекты, которые имеют потенциал негативного воздействия на территорию и образ жизни коренных народов и сообществ с традиционным укладом жизни, не должны получать разрешения на строительство без свободного, предварительного и информированного согласия со стороны сообществ, вместе с обеспечением стратегий совместного управления с общественным участием.

Кроме позитивной смены парадигмы в области стратегий развития электроэнергетики, такой подход станет важным фактором защиты последних свободно текущих рек на нашей планете, жизненно важных для устойчивости к изменению климата, сохранения биоразнообразия и поддержания устойчивого природопользования.

Энергетические компании и правительства должны пресекать все попытки перегородить плотинами последние свободно текущие реки нашей планеты и вместо этого: 1) повышать эффективность и устойчивость существующих ГЭС и гидроэнергетических каскадов, 2) вкладывать средства в энергоэффективность и в по-настоящему устойчивые ВИЭ.

Кроме того, правительства должны в срочном порядке продвигать инициативы по охране на законодательном уровне последних свободно текущих рек на нашей планете, в том числе трансграничных водотоков, с должным уважением к территориальным правам коренных народов и сообществ с традиционным укладом, которые играют основополагающую роль в деле охраны здоровья своих рек.

Париж, 13 мая 2019 г.

Нижеподписавшиеся общественные организации (в алфавитном порядке):

1. African Law Foundation (AFRILAW) // Nigeria

2. AIDA // Latin America

3. Alliance of Mother Nature’s Guardians // Global

4. Amazon Watch // USA

5. Ambiente, Desarrollo y Capacitación (ADC) // Honduras

6. Ambodisakoana clinic // Madagascar

7. Amur Ecological Club Ulukitkan // Russia

8. Amur Socio-ecological Union // Russia

9. Anti-Coal Citizen environmental watch in Pacific Russia // Russia

10. Arab Watch Regional Coalition // MENA

11. Asociación Amigos de los Parques Nacionales // Argentina

12. Associação Alternativa Terrazul // Brazil

13. Associação Xaraiés // Brazil

14. Association "for Sustainable Human Development" // Armenia

15. Association Activatica // Russia and Estonia

16. Association of Indigenous peoples of the North of the Khabarovsk region // Russia

17. Association of Young Researchers Bor // Serbia

18. Association Toxicologie Chimie // France

19. Assosiation of Journalists-Environmentalists of the Russian Union of Journalists // Russia

20. Auburn University Museum of Natural History // USA

21. Aves Argentinas // Argentina

22. Baikal Expedition // Russia

23. Balkani Wildlife Society // Bulgaria

24. Balkanka Association, Sofia // Bulgaria

25. Banco de Bosques // Argentina

26. Bangladesh Poribrsh Andolon ( BAPA) // Bangladesh

27. Bank Information Center // USA

28. Bank Information Center Europe // Europe

29. Bargi Bandh Visrhapit Evam Parbhavit Sangh // India

30. Berliner Wassertisch // Germany

31. Bhanu Mahajan & Associates (BMA) // India

32. BIC Europe // Netherlands

33. Biodiversity Center of Russian Academy of Science, Far East Branch // Russia

34. Biodiversity Conservation Center // Russia

35. Bulgarian Biodiversity Foundation // Bulgaria

36. Burma River Network // Myanmar

37. Buryat regional Union on the lake Baikal // Russia

38. Cambodia Human Rights Task Forces (CHRTF) // Cambodia

39. Cedib // Bolivia

40. Centar za ?ivotnu sredinu/ Friends of the Earth Bosnia and Herzegovina // Bosnia and Herzegovina

41. Centre for Coastal Environmental Conservation CCEC // Bangladesh

42. Centre for Environmental Justice/FoE Sri Lanka // Sri Lanka

43. Centre for Financial Accountability // India

44. Centre for Research and Advocacy, Manipur // India

45. Centro Dom José Brandão de Castro // Brazil

46. CHINA LATIN AMERICA SUSTAINABLE INVESTMENT INITATIVE // Latin America

47. Christian Aid // United Kingdom

48. CLEAN (Coastal Livelihood and Environmental Action Network) // Bangladesh

49. Coalition for Human Rights in Development // Philippines

50. Coletivo Cidade Verde // Brazil

51. Colônia Z-16 de Pescadores e Aquicultores // Sinop/MT

52. Community Resource Centre Foundation // Thailand

53. CONSEIL REGIONAL DES ORGANISATIONS NON GOUVERNEMENTALES DE DEVELOPPEMENT // DR Congo

54. Consejo Regional Otomi del Alto Lerma // Mexico

55. Conselho Indigenista Missionário - Cimi // Brazil

56. Conservación Humana A.C. // Mexico

57. Corner House // United Kingdom

58. Council of Elders of Shorsky Indigenous People // Russia

59. CounterCurrent – GegenStroemung // Germany

60. CRDT // Cambodia

61. CSIA-Nitassinan // France

62. Danube Circle // Hungary

63. Druzhina Okhrany Prirody Dzerzhinska (DOPD ) // Russia

64. Earthrights International // Thailand

65. Ebo Forest Research Project // Cameroon

66. Ecoa // Brazil

67. EcoAlbania // Albania

68. Ecoforum of NGOs of Kazakhstan // Kazakhstan

69. Ecohome // Belarus

70. Ecojournalism association StPetersburg // Russia

71. Ecological Association ”Rzav-God- Save Rzav" // Serbia

72. Ecological center DRONT // Russia

73. EcoLur Informational NGO // Armenia

74. Ecomed PU // Azerbaidzhan

75. Eco-TIRAS International l Association of River Keepers // Moldova and Ukraine

76. Ekoloski pokret Ibar // Serbia

77. Endorois Welfare Council // Kenya

78. Environmental Association Avalon // Serbia

79. "Environmental Citizens’ Association ""Front 21/42""" // North Macedonia

80. ERN France (European Rivers Network) // France

81. ESAF RDC // DR Congo

82. EuroNatur Foundation // Germany

83. EUROPARC Federation // Belgium

84. Eyge Environmental Education Center // Russia

85. Facultad de Ciencias // Uruguay

86. Federal University of Lavras // Brazil

87. Fonasc cbh // Brazil

88. Fondation pour la Protection de la Biodiversité Marine (FoProBiM) // Haiti

89. Forum for Policy Dialogue on Water Conflicts in India // India

90. Forum for Siang Dialogue (FSD) // India

91. FÓRUM MUDANÇAS CLIMÁTICAS E JUSTIÇA SOCIAL // Brazil

92. Foundation for Ecological Education and Training (FEET) // Bulgaria

93. Frente por uma Nova Política Energética para o Brasil // Brazil

94. Friends of Lake Turkana (FoLT) // Kenya

95. Friends of the Earth US // USA

96. Friends of the Siberian Forests // Russia

97. "Funcacion Proyectos Ambientales ""PROA""" // Argentina San Salvador de Jujuy

98. Fundación Ambiente y Recursos Naturales (FARN) // Argentina

99. Fundacion Arcoiris por el respeto a la diversidad sexual. // México

100. FUNDACION CAUCE: CULTURA AMBIENTAL-CAUSA ECOLOGISTA // Argentina

101. Fundacion Chile Sustentable // Chile

102. Fundación Entropika // Colombia

103. Fundación Esfera // Venezuela

104. Fundación Flora y Fauna // Argentina

105. Fundación Naturaleza para el Fututro // Argentina

106. Fundación Pulso Ambiental // Chile

107. GAIA Apatity environmental centre // Russia

108. GECM, UNS-CONICET // Argentina

109. GITPA // FRANCE

110. GM Optimist // Serbia

111. Green Alternative // Georgia

112. Green Earth Volunteers // China

113. Green Home // Montenegro

114. Greenpeace // Brazil/International

115. Greenpeace Russia // Russia

116. Greenpeace Russia // Russia

117. GroundWork, Friends of the Earth, // South Africa

118. Grupo Semente // Brazil

119. Guild of Environmental Reporters of Sanct Petersburg // Russia

120. Hamdab Dam Affected Commnities // Sudan

121. HimDhara Environment Research and Action Collective // India

122. Human Rights Forum // India

123. Human Rights in China // USA

124. Human Rights Movement "Bir Duino-Kyrgyzstan""" // Kyrgyzstan

125. ICRA International // France

126. Inclusive Development International // USA

127. Indigenous Environmental Network // USA

128. Indigenous Perspectives // India

129. Initiative to Keep Hasankeyf Alive // Turkish-Kurdistan

130. INPA // Brazil

131. Instituto Caracol // Brazil

132. Instituto Centro de Vida // Brazil

133. Instituto de Investigaciones Antropològicas y Arqueològicas - UMSA // Bolivia La Paz Bolivia

134. Instituto Madeira Vivo-IMV // Brazil

135. Intercultural Resources // India

136. International Accountability Project // USA

137. International Campaign for Tibet // Germany?

138. International Coalition to Protect the Polish Countryside (ICPPC) // Poland

139. International Rivers // Brazil/International

140. Jamaa Resource Initiatives // Kenya

141. James Cook University // Australia

142. Justicia para el Medio Ambiente y los Derechos Humanos, A.C. JADE, A.C. // Mexico

143. Kalpavriksh // India

144. Kikandwa Environmental Association (KEA) // Uganda

145. KRuHA - people’s coalition for the right to water // Indonesia

146. Kuki Women’s Human Rights Organization // Myanmar

147. Living Rivers // Myanmar

148. Lumiere Synergie pour le Developpement // Senegal

149. Maiouri Nature Guyane // Guyane Fran?aise - France

150. Manthan Adhyayan Kendra // India

151. Manushya Foundation // Thailand

152. Mekong Watch // Japan

153. Mesopotamia Ecology Movement // Turkish-Kurdistan

154. Mong Pan Youth Association // Myanmar

155. Movimento dos trabalhadores e trabalhadoras do campo MTC // Brazil

156. MST / MT // Brazil

157. Museo de Historia Natural Universidad Nacional Mayor de San Marcos // Peru

158. Museo Nacional de Historia Natural - La Paz // Bolivia

159. Museu Paraense Emilio Goeldi // Brazil

160. Narmada Bachao Andolan // India

161. National Oil Spill Detection and Response Agency // Nigeria

162. Nature Iraq // Iraq

163. NatureRights // France

164. Nepal River Conservation Trust (NRCT) // Nepal

165. NGO BROC // Russia

166. NGO Eco - team // Montenegro

167. NGO ECOPANA // Kosovo

168. NGO Forest, Nature and Environment of Aceh // Indonesia

169. NGO Forum on ADB // Philippines

170. NGO Forum on Cambodia // Cambodia

171. NGO Gamarjoba // Georgia

172. Northeastern Rural Development // Cambodia

173. Notre Affaire à Tous // France

174. Núcleo de Ciências Humanas da Universidade Federal de Rond?nia // Brazil País

175. Ohrid SOS // Macedonia

176. OLMA (Observatório Luciano Mendes de Almeida) // Brazil

177. OPERA??O AMAZ?NIA NATIVA - OPAN // Brazil

178. Organizing Committee of the Party for the Protection of Animals (NGO) // Russia

179. Oyu Tolgoi Watch // Mongolia

180. Pakistan Fisherfolk Forum // Pakistan

181. Paryavaran Suraksha Samiti // India

182. PET Arrayanes // Uruguay

183. Pindos Perivallontiki // Greece

184. Planète Amazone // France

185. PMSBV // India

186. Pomory Association // Russia

187. Proceso de Comunidades Negras // Colombia

188. Projeto Saude e Alegria // Brazil

189. RED.br (Réseau européen pour la démocratie au Brésil) // France

190. Redt Tre Heritage Institute // Slovenia

191. Reporter At Large // India

192. River Basin Friends // India

193. Rivers without Boundaries International Coalition // North Eurasia

194. Rivers without Boundaries Mongolia // Mongolia

195. Riverwatch // Austria

196. Sakhalin Environment Watch // Russia

197. Salvadoran Center for Appropriate Technology // Salvador

198. SAVE Rivers Network // Malaysia

199. Save the Tigris Campaign // Iraq

200. Scientists4Mekong // Australia

201. SEA SHEPHERD FRANCE // FRANCE

202. Service d’Action au Développement communautaire (SaDEC) // DRC République Démocratique du Congo

203. Socio-ecological Union International // Russia

204. SOS forêts // C ôte d’Ivoire

205. South Asia Network on Dams, Rivers & People // India

206. State University of New York Environmental Science and Forestry (ESF) // USA

207. Tajik Social and Ecogical Union // Tajikistan

208. Tapan Eco-club NGO // Armenia

209. Taraqqiet Centre // Tajikistan

210. Tatarstan Socio-ecological Union // Russia

211. Thai Mekong People Network in 8 Provinces, Thailand // Thailand

212. The Aathi Network // India

213. The Altai Project // USA

214. The Belize Institute of Environmental Law and Policy // Belize

215. The Belize Zoo and Tropical Education Center // Belize

216. Three S Rivers Protection Network // Cambodia

217. TOKA : The Organization to Conserve the Albanian Alps // Albania

218. Toxic Action network Central Asia // Kyrgyz Republic

219. ToxicsWatch Alliance // India

220. Turkish Nature Research Society // Türkiye

221. Ulu Foundation // USA

222. Unisinos // Brazil

223. Universidade do Vale do Rio dos Sinos // Brazil

224. Universidade Estadual de Mato Grosso do Sul // Brazil

225. Universidade Federal do Rio de Janeiro // Brazil

226. Universidade Federal do Rio Grande do Sul // Brazil

227. Upemba National Park // DR Congo

228. Urgewald e.V. // Germany

229. Vietnam River Network // Vietnam

230. Vindhyan Ecology and Natural History Foundation // India

231. WALHI west java // Indonesia

232. Wetland university network // Vietnam

233. World Heritage Watch // Germany

234. WWF Adria // Croatia

235. WWF -Italy // Italy

236. Xeni Gwet’in (Nemiah Valley Indian Band) // Canada

237. Yamuna Jiye Abhiyaan // India

238. Yayasan HAkA // Indonesia

239. Yonge Nawe Environmental Action // Swaziland

240. Young Research of Serbia // Serbia

241. Zeleni Osijek // Croatia