Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Общественные слушания по проекту Эвенкийской ГЭС в пгт.Тура

Председатель (Мукто И.В.): Я – Мукто Игорь Валерьевич, глава муниципального образования поселка городского типа Тура. Для ведения протокола и дальнейшей доработки нужно создать протокольную группу. По предварительным договоренностям предлагаю следующий состав. Представители от заказчика:

Ефимов Владислав Сергеевич, ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа,

Анциферова Наталья Игоревна, главный эксперт ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»,

Иванов Виталий Михайлович, главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект».

И от поселка Тура:

Кокорина Лариса Викторовна, член рабочей группы,

Сутягина Алина Григорьевна, член общественной организации «Нёрамни»,

Фещук Валентина Ивановна, член рабочей группы,

Жукова Ирина Владимировна, член молодежного общественного движения «За будущее Эвенкии!».

Еще предложения будут? Названных товарищей прошу сесть за стол для дальнейшей работы.

Хочу вам напомнить, дорогие друзья, что в соответствии с «Положением об оценке воздействия на окружающую среду намечаемой хозяйственной деятельности в Российской Федерации» порядок проведения общественных слушаний определяется органами местного самоуправления. Распоряжением администрации пгт. Тура № 398-р от 2 сентября 2009 года назначены общественные слушания. В связи с этим была создана рабочая группа, которая занималась проведением общественных слушаний и всеми организационными вопросами. Этой же группой, кстати, проводилась регистрация участников общественных слушаний. Дорогие друзья, согласно данным регистрации, в работе общественных слушаний принимают участие 206 участников. Также на общественных слушаниях присутствуют:

Бардюков Вадим Григорьевич – генеральный директор ОАО «Нижне-Курейская ГЭС»,

Бычко Михаил Александровича – начальник Департамента проектно-изыскательских работ Дивизиона «Сибирь» ОАО «РусГидро»,

Третьяк Наталья Юрьевна – главный эксперт Департамента проектно-изыскательских работ ОАО «РусГидро»,

Ефимов Владислав Сергеевич – руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа,

Озорнин Андрей Владимирович – эксперт Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа ОАО «РусГидро»,

Агашкина Татьяна Геннадьевна – главный эксперт ДЦК ОАО «РусГидро»,

Анциферова Наталья Игоревна – главный эксперт ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»,

Андреева Любовь Егоровна – главный специалист ОАО «Ленгидропроект»,

Иванов Виталий Михайлович – главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»,

Львовский Владимир Анатольевич – заместитель главного инженера, начальник ОПП ОАО «Ленгидропроект»,

Мирзаев Андрей Яковлевич – начальник отдела водохранилищ и охраны окружающей среды ОАО «Ленгидропроект»,

Шишикин Александр Сергеевич – д.б.н., заместитель директора Института леса им. В.Н.Сукачева СО РАН, заведующий лабораторией техногенных лесных экосистем,

Зиновьев Александр Тимофеевич – к.ф.-м.н., заведующий лабораторией гидрологии и геоинформатики Института водных и экологических проблем СО РАН,

Куницкий Виктор Владимировичт – д.г.н., Институт мерзлотоведения им. П.И.Мельникова СО РАН, заведующий лабораторией региональной геокриологии и криолитологии,

Москвичев Владимир Викторович – д.т.н., профессор, заместитель председателя Президиума Красноярского научного центра СО РАН,

Морозова Ольга Григорьевна - д.б.н., профессор Сибирского федерального университета, Независимая общественная экологическая палата,

Иванов Антон Петрович – Министерство инвестиционной политики Красноярского края, главный специалист отдела проектного сопровождения,

Кельберг Геннадий Васильевич – начальник отдела сохранения биологического разнообразия Министерства природных ресурсов и лесного комплекса Красноярского края,

Ильичев Вячеслав Алексеевич – к.х.н., ведущий научный сотрудник ОАО «ВНИПИПромтехнология»,

Пальчин Семен Яковлевич – заместитель Уполномоченного по правам человека в Красноярском крае,

Стрижова Татьяна Алексеевна – к.т.н., ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»,

Котова Мария Васильевна – ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»,

Чечеткин Владимир Афанасьевич – ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»,

Колесникова Наталья Вячеславовна – специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга».

Также у нас присутствуют главы муниципальных образований. Глава Эвенкийского муниципального района Суворов Петр Иванович и глава администрации Эвенкийского муниципального района Малаший Ярослав Романович.

Уважаемые друзья, для полного представления информации о намерениях строить Эвенкийскую ГЭС были открыты общественные приемные, обсуждения начинались в 2008 году. Многие из вас помнят, что в прошлом году, в июне, у нас проводились слушания по предварительным материалам ОВОС, и за 30 дней во всех средствах массовой информации различного уровня (это «Эвенкийская жизнь», газета «Труд», газета «Красноярский рабочий») были опубликованы материалы. Они также были выложены в общественных приемных и даны их резюме. Я предлагаю следующий регламент:

- представление представителя заказчика, до 20 минут;

- вопросы-ответы, до 5 минут;

- выступления, от 5 до 10 минут максимум.

Все спорные вопросы я предлагаю выносить на открытое голосование и считать принятыми, если проголосовало 50 % плюс один голос. Какие-нибудь предложения есть у вас? Предлагается следующая повестка:

Выступления представителей заказчика. Выступать будет Бычко Михаил Александрович, затем Третьяк Наталья Юрьевна, Львовский Владимир Анатольевич, Мирзаев Андрей Яковлевич и Стрижова Татьяна Алексеевна. Они будут выступать по очереди, плавно один вопрос будет переходить в другое освещение всей темы. Я думаю, что лучше они будут выступать, затем будет выходить другой, представляться точно так же, выступать, а в конце уже пойдут вопрос-ответ, выступления, в ходе которых можно проект решения заслушать и всякие предложения, какие будут от вас.

От рабочей группы мне поступило письмо. Была создана рабочая группа, которая попросила включить вопрос о проведении анкетирования участников общественных слушаний. Запретить проведение анкетирования я не могу, отложить этот вопрос я тоже считаю некорректным, поэтому предлагаю провести анкетирование, которым будет заниматься рабочая группа. И в конце уже всех наших выступлений мы заслушиваем итоги анкетирования. И затем заслушаем резюме наших общественных слушаний. Всех устраивает такой порядок? Все, большое спасибо. Переходим к рассмотрению вопросов повестки дня. По первому вопросу слово предоставляется Бычко Михаилу Александровичу, начальнику Департамента проектно-изыскательских работ Дивизиона Сибирь ОАО «РусГидро».

Бычко М.А. (начальник департамента проектно-изыскательских работ Дивизиона «Сибирь» ОАО «РусГидро»): Добрый день, уважаемые жители поселка Тура, гости поселка. Сегодняшние слушания мы проводим в непростой обстановке, все мы помним аварию, которая произошла больше месяца назад на Саяно-Шушенской ГЭС, там погибли наши коллеги. Ожидаем итоги расследования: то, что случилось, изменит подходы к проектированию и строительству объектов. Станция будет восстановлена, но с учетом всех итогов расследования. Сегодня Эвенкийская ГЭС, о которой речь пойдет, это объект, который сейчас находится на стадии инвестиционного замысла. Это предпроектная стадия, когда основное внимание уделяется изучению необходимости реализации этого проекта, оценки того, какое воздействие этот объект может нести на окружающую среду, населению. Ранее президент Российской Федерации в своем ежегодном послании Законодательному Собранию сказал о том, что необходимо развивать гидроэнергетику, о том, что необходимо реализовывать ряд крупных проектов на территории Сибири и Дальнего Востока. После этого проект Эвенкийской ГЭС был включен в утвержденную правительством Генеральную схему развития гидроэнергетики до 2020 года. События, которые произошли на Саянке, еще раз подтвердили то, что необходимо иметь резерв мощности. Когда энергосистема потеряла одномоментно почти 4,5 ГВт мощности, конечно, это было чувствительно. После разбора аварии предварительно премьер-министр на заседании Правительства, посвященного обсуждению энергетической стратегии до 2030 года… (Это новый документ, над которым сейчас работают. У него более далекий горизонт планирования, потому что то, что до 2020 года, это немножко устаревшее, а до 2030 года проекты строительства энергообъектов имеют длинный инвестиционный цикл, поэтому Правительство сейчас старается планировать их на более долгую перспективу.) Так вот, президент Путин заявил о том, что нам необходимо до 2030 года привести резерв мощности в энергосистеме страны до 17 %. При старой норме порядка 12 %. Он сказал, что мы должны менять энергобаланс нашей страны в пользу развития выработки электроэнергии на возобновляемых источниках, в первую очередь гидроэнергетики. Только такая стратегия позволит обеспечить надежную работу нашей энергосистемы, сможет дать развитие нашей промышленности, обеспечит энергобезопасность страны и позволит решать геополитические задачи в стране. В соответствии с такой политикой нашего правительства «РусГидро» ведет строительство ряда объектов на территории Сибири и Дальнего Востока: это Богучанская ГЭС, Бурейская ГЭС, кроме этого, мы изучаем возможность ряда других объектов, в том числе и Эвенкийской ГЭС. Сегодня мы расскажем вам о том, что сделали за то время - ведь больше года прошло, когда в этом же зале обсуждался проект технического задания. В то время у нас еще не было аргументов ни «за», ни «против», так как не было научной базы. Сегодня мы приехали сюда с учеными, которые вели работу по этому проекту, по тому техническому заданию, которое обсуждалось здесь ранее. Сегодня мы много нового узнали, и эти знания позволят ответить на ваши вопросы. Надеюсь, и у вас какие-то возникли вопросы. Мы получили достаточно много мнений, как против строительства ГЭС, так и за строительство. Это еще раз говорит о том, что вопрос очень важен и для населения района, и для населения нашей страны. Значит, не зря мы занимаемся тем, что мы его изучаем. Я благодарю вас за то, что вы все участвовали в этом, и благодарю администрацию за то, что на высоком уровне все организовано. Дальше продолжат мои коллеги, которые будут более конкретно говорить о тех научных исследованиях, которые понадобились.

Председатель: Слово предоставляется Третьяк Наталье Юрьевне, главному эксперту департамента проектно-изыскательских работ ОАО «РусГидро».

Третьяк Н.Ю. (главный эксперт департамента проектно-изыскательских работ ОАО «РусГидро»): Добрый день еще раз. Прежде чем перейти на доклад, хочу рассказать вам, на какой стадии находится проект. Первая стадия – обоснование инвестиций, когда рассматривается несколько вариантов створов, несколько вариантов компоновок сооружений, оценивается стоимость, и на этой стадии осуществляется оценка воздействия на окружающую среду. Далее сопоставляем экономические и экологические параметры этих вариантов, принимаются решения о переходе к следующей стадии, которая называется – стадия «проект»: детальная разработка, именно она проходит государственную экспертизу. Потом начинается строительство, на которое уже идет рабочее проектирование, и это третья стадия. Мы на первой стадии – обоснование инвестиций. И на этой стадии мы привезли предварительные материалы оценки воздействия на окружающую среду. Все исследования были проведены НИИ СО АН РФ, всех наших коллег-ученых мы пригласили сюда, чтобы ваши вопросы прозвучали непосредственно им, и они могли квалифицированно вам на них ответить. Процедура ОВОС как документ – это процедура узаконена российским законодательством.

Львовский В.А. (заместитель главного инженера, начальник ОПП ОАО «Ленгидропроект»): Добрый вечер, я проинформирую вас о тех исследованиях, которые были проведены за это время, касающиеся основных сооружений и параметров гидроузла. Прежде всего надо отметить, что климатические условия строительства этого объекта весьма жесткие и характеризуются следующими величинами: максимальная летняя температура достигает 37 градусов, температура зимних месяцев минимально 63 градуса. Амплитуда температурных колебаний достигает 100 градусов, при этом надо отметить еще и характер реки Нижней Тунгуски, которая имеет очень большую амплитуду колебаний расходов от минимальных, изменяемых в несколько десятков кубометров, до максимальных в сотни тысяч кубометров в секунду. При этом надо отметить, что те сооружения, которые рассматривались, размещаются на скальных твердых породах - балеритах, то есть основание не вызывает сомнений. Было проведено много инженерно-геологических работ, которые подтвердили надежность основания. Кроме того, эти исследования показали, что гидроузел размещается в асейсмичной зоне, то есть сейсмичность по нормативным документам сегодня оценивается в 5 баллов и менее. Это означает, что никаких дополнительных мероприятий по сейсмическому усилению конструкции не требуется. Если объект будет двигаться дальше, специально будет проводиться дополнительная экспертиза, и эти вопросы будут дорабатываться.

Почему сегодня мы занимаемся этим объектом? В первую очередь – это дефицит электроэнергии в целом по стране, который будет нарастать и в особенности в поясе Урала, который граничит с Красноярским краем. Это потребность в маневренной мощности, а именно гидростанция обладает этой маневренностью, потому что может происходить сброс и набор нагрузки в течение нескольких минут, тогда как тепловым, я уже не говорю об атомных станциях, на это потребуются сутки или несколько часов. Это вопросы экономии органического топлива, потому что, как это уже было озвучено, задача – производство электроэнергии за счет возобновляемых источников энергии. Как источник энергии гидростанции могут выполнять функции аварийных резервов, создавать и поддерживать рынок электроэнергии в части управления частотой и других энергетических характеристик. Кроме того, если этот объект будет двигаться дальше, понадобится или может быть передан импульс по развитию промышленности и социально-бытовых условий регионам, которым предполагается строительство. Это новые рабочие места, это получение профессии и многие другие аспекты.

С точки зрения направления выдачи энергии на сегодняшний день была заложена схема, которая представлена на слайде. Основное – это в Тюмень, как я уже говорил, по линиям электропередач постоянного тока, с примыканием их к существующим уже сегодня линиям, связывающим как Уральский регион, так и пояс Сибири. То есть получается такое замкнутое кольцо, по которому в любой момент может быть передан объем мощности энергии, необходимый для какого-то места.

Если вкратце обрисовать проделанную работу, то ее можно разбить на три этапа: это выбор створа гидроузла, где мы рассматривали три варианта на 35, 59 и 120 километре, следующий шаг – выбор параметров в рекомендуемом определенном створе, где мы смотрели различные уровни водохранилища и, соответственно, установленные мощности. И наконец, когда было сформировано какое-то мнение о том, при каких характеристиках объект получается наиболее экономически эффективен, уже началась организация по компоновке – рассматривались варианты с бетонными плотинами, с грунтовыми плотинами и с различным расположением станций, водосбросов и прочее. По информации на сегодняшний день и детальности проработки наиболее рекомендуемы следующие параметры Эвенкийской ГЭС, которые имеют лучшие показатели эффективности: это отметка НПУ 200 метров, установленная мощность 12 млн. кВт, и выработка 49 млрд. кВт/ч. Для сравнения: 49 млрд. кВт/ч – это примерно четверть объема вырабатываемой энергии на всех гидростанциях России. Сопоставление эффективности показателей гидроэнергетического объекта в сравнении с тепловыми станциями, работающими на угле, газе, или с атомными станциями показало преимущество этого источника энергии.

На следующей схеме представлены варианты створов, которые мы рассматривали, каждый из них изучался достаточно широко и полно. Были опять же различные варианты компоновок и отметок, и пока на сегодняшний день предпосылки к тому, что наиболее эффективное и удачное расположение створа – 120 километр.

На следующем слайде представлена принципиально новая компоновка гидроузла с бетонной плотиной, потому что это наиболее надежное и гарантированное решение, позволяющее возводить такой гидроузел. В состав сооружения входит: бетонная плотина, водосброс, здания станций, причем оно может быть в данном конкретном случае разбито на два самостоятельных здания станции: и на берегу расположено, и в русле. Разрез по плотине, принципиально верхний бьеф и нижний бьеф, водоводы, подводящие воду к агрегатам, и характеристики этого объекта.

Продолжительность строительства объекта, которую сегодня мы изучали, разрабатывая график, исходя из объемов работ и интенсивности применения определенных механизмов, показывает, что можно разбить весь период строительства на несколько узловых этапов. Это подготовительный период, который занимает первые два года, следующие годы идут работы по основным сооружениям. Пуск первых агрегатов осуществляется на девятом году строительства и далее на протяжении десяти лет происходит плавное наполнение водохранилища. Сам по себе процесс создания такого объекта не одноразово, не в течение одного-двух лет, а занимает очень продолжительное время. Это связано и с объемом воды, и с объемами работ, которые необходимо выполнить.

На слайдах приведены таблички, которые характеризуют то, что Эвенкийская ГЭС не является самой большой плотиной в мире. Есть короткий перечень уже существующих, построенных объектов, и видно, что есть многие гораздо выше. Что касается мощности, установленной в 12 млн кВт, то это тоже не самое крайнее значение: есть более крупные объекты и, соответственно, более мелкие объекты. По удельным показателям Эвенкийская ГЭС ложится так же, как и на других объектах. Например, «Три ущелья» в Китае, где стоимость одного установленного кВт мощности примерно 1300 долларов. На станции «Тай-пу» в Бразилии примерно 1360 долларов, в Эвенкии на сегодняшний день - 1500 долларов. Это объясняется тем, что построенные объекты были построены уже 10 или 20 лет назад, а инфляция доллара тоже существует, это первое, а другое - это то, что эти объекты были построены в более приятных климатических условиях. Поэтому некоторое превышение тех показателей вполне объяснимо. Если рассмотреть структуру стоимости объекта Эвенкийской ГЭС, то можно увидеть, что 49 % приходится на основные сооружения: это плотина, водосброс, здание станции, оборудование. Порядка 30 % приходится на линию выдачи мощности, 14 % – это природоохранные компенсационные мероприятия по зоне водохранилища и верхнего бьефа и небольшая доля – 1,6 % – дорога к створу гидроузла со стороны Туруханска, мост, поселок для эксплуатационников, реконструкция аэропорта, электроснабжение и прочие моменты. Доля основных сооружений составляет половину, и порядка 15 % на уровне сегодняшних зданий – это те природоохранные мероприятия. Пожалуй, вот вкратце те основные технические характеристики гидроузла, которые мы будем рекомендовать для дальнейшего изучения. А в части вопросов, связанных с подготовкой ОВОС, более детально доложит Андрей Яковлевич Мирзаев. Спасибо.

Мирзаев А.Я. (начальник отдела водохранилищ и охраны окружающей среды ОАО «Ленгидропроект»): Здравствуйте, товарищи, уважаемые жители поселка Тура, гости. Мы, «Ленгидропроект», занимаемся проектированием гидроэлектростанций в России, в бывших странах, которые входили в состав России, уже более 90 лет. Чем отличается гидроэнергетика от других видов получения электрической энергии? Гидроэлектростанция может очень маневренно увеличивать мощность, снижать мощность и покрытие графиков нагрузки, которые в течение суток очень сильно изменяются, пиковая часть всегда покрывается гидроэлектростанциями. Те энергосистемы, где есть ГЭС, наиболее успешно устойчивые.

Три самых главных преимущества: электроэнергия вырабатывается без теплового загрязнения атмосферы, при этом нет выбросов СО2 в атмосферу, нет кислотных дождей. И минеральные природные ресурсы, такие, как газ, нефть и уголь, остаются для следующих поколений. Мы не сжигаем их полностью, чтоб получить электроэнергию. Цель строительства ЭГЭС – это создание крупнейшего в России источника маневренной мощности, которая обеспечит надежную работу единой энергосистемы и повысит уровень национальной безопасности России. Кроме того, ранее построенные станции – атомные и тепловые – просят постоянной замены и строительства все время новых объектов. ЭГЭС сможет покрыть большое количество таких электростанций, которые выводятся из обращения.

Какие основные ожидаемые социально-экономические эффекты? Это стимулирование экономического развития Сибири, обеспечение до 57 % просто объема выработки электроэнергии с использованием возобновляемого источника ресурсов. Создание стратегического резерва России, содействие экономическому развитию края, новые поступления, которые будут связаны с деятельностью ГЭС, будут улучшать структуру бюджетов Эвенкийского и Туруханского муниципальных районов.

Параметры водохранилища. А зачем водохранилище вообще нужно для ГЭС? Есть два основных назначения: река имеет неравномерный расход в течение года, зимой воды мало, а летом воды много. А энергия нужна всегда, причем зимой гораздо больше, потому что зимой сокращается длина светового дня, понижается температура, расход электроэнергии для промышленности и людей больше. Водохранилище позволяет перераспределить, накопить летом воду и зимой срабатывать воду и получать электроэнергию. Кроме того, количество энергии зависит от той высоты, с которой вода поступает из верхнего в нижний бьеф. Чем больше высота, тем больше электроэнергии можно выработать с одного кубометра воды.

Скажу несколько слов о параметрах водохранилища. Нижняя Тунгуска уникальна – это очень крупная река. Средний ее расход – 3650 кубометров в секунду. Максимальный расход среднесуточный, обеспеченностью 0,01 % гарантированной поправкой, на которую рассчитываются наши водопропускные сооружения на ГЭС, составляет 110 кубометров воды в секунду. Вот такого расхода еще не предполагалось сбрасывать ни на одной ГЭС нашей страны. Нормальный подпорный уровень был определен наиболее оптимальный – 200 метров, уровень мертвого объема составляет 188 метров. То есть в течение года возможен подъем воды в водохранилище до 12 метров. Площадь поверхности водного зеркала 9406 квадратных километров – это много, но в естественных условиях площадь реки составляет порядка 750 квадратных километров, а во время паводков увеличивается до более чем 2000 квадратных километров. Водохранилище не намного увеличивает свою площадь, порядка 4 раз в сравнении с теми условиями, которые бывают в естественных условиях. Это водохранилище, посмотрите план его, видно, что это такое узкое водохранилище, которое не имеет больших разливов, не затапливает значительные территории.

Направление исследований возможного действия создания гидроузла выполнялось на основании тех требований, которые предъявляются нашим законодательством. Рассматривалось отдельно влияние на водную среду, воздушную среду, элементы литосферы, элементы биосферы, а также влияние на социальную среду, на хозяйственную деятельность, на социальные условия. «Ленгидропроект» был основной организацией, заказчиком работ и исполнителем. Мы выиграли тендер на выполнение этой работы. У нас в отделе 25 специалистов – это достаточно, чтобы разрабатывать такие проекты. Для проектирования ОВОС привлекались крупнейшие специализированные организации нашей страны. В том числе «Бюро экологического и социального консалтинга» (г. Москва), Институт природных ресурсов и экологии и криологии СО РАН (г. Чита), Новосибирский НИИ гигиены Роспотребнадзора (г. Новосибирск), Институт Леса им. Н.В. Сукачева СО РАН КНЦ (г. Красноярск), Институт водных и экологических проблем (г. Барнаул), Институт лимнологии (г. Иркутск), Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова (г. Якутск), Сибирский федеральный университет (г. Красноярск) и Институт истории материальной культуры (г. Санкт-Петербург). В работе использовались материалы, которые были получены «ВНИПИпромтехнологии», «Ленгипроречтранс», «Эвенкиягеомониторинг», Сибирским государственным технологическим университетом, Институтом урбанистики (г. Санкт-Петербург) и ФГНУ НИИЭРВ (г. Красноярск). Когда проводили общественные слушания по техническому заданию, когда проводилось рассмотрение, когда это задание направлялось в специализированные организации для предложений и замечаний, было получено множество разных добавлений и предложений по тому, чтобы это техническое задание откорректировать. Предлагалось более подробно изучить ядерные взрывы, воздействия в нижнем бьефе, изучение путей миграции животных, создание профессиональных вузов и так далее. Когда мы составляли техническое задание, мы специально эти вопросы, которые интересовали общественность и всех жителей Эвенкии, дополнительно включали в техническое задание, и в отчете предварительной ОВОС эти вопросы рассматривались. Но здесь я немного остановлюсь на тех основных направлениях, что мы изучили.

Изучался климат. Было установлено, что максимальные изменения среднемесячных температур будут проявляться на расстоянии 400 метров от водохранилища. Эти изменения будут составлять до 1.6 градуса. В ходе исследования установлено, что за последние 20 лет температура в регионе повышается на 1.8–3.3 градуса, зимние повысились на 1.1 градуса. Влияние водохранилища будет направленно противоположно – повышение зимних температур и понижение летних в прибрежной полосе водохранилища. Несколько изменится влажность воздуха, в сторону повышения. Причем летом до 2.6 % относительно того, что есть, осенью до 20 %, но, после того как поверхность водохранилища будет покрываться льдом, это воздействие будет сводиться к нулю. Время замерзания и растопления льда на водохранилище в сроках снижается. Водохранилище будет замерзать несколько позже, чем в естественных условиях. И несколько позже будет освобождаться ото льда. На схеме, видите, показано, как влияет Эвенкийское водохранилище на влажность воздуха. По совокупности климатических параметров, определяющих продуктивность лесных ресурсов и другой растительности, ожидается увеличение прироста лиственницы и некоторых других пород деревьев вследствие увеличения безморозного периода и сокращения рисков возвратных холодов в весенне-осенний период, сдвига на более поздние даты завершения вегетационного периода и лучшего вызревания семян.

Водная среда. В принципе, антропогенная нагрузка очень низкая, и поэтому качество воды определяется природными условиями водосбора. Ожидается, что период стабилизации качества воды в водохранилище будет продолжаться примерно около 10 лет. Приток соленых масс воды по разломам сократится, потому как при создании водохранилища приток соленых вод будет подавляться водами водохранилища. Минерализация в зимний период уменьшится, в сегодняшних условиях 1230 мг/л, в современных условиях до 100 мг/л и 400мг/л в придонных слоях водохранилища. Остальные показатели качества воды в пределах естественных колебаний. Однако использование в питьевых целях не может осуществляться непосредственно из водохранилища, потребуется специальное проведение водоподготовки, но проводить водоподготовку будет легче, потому что колебания уровня будут всего 12 метров, минерализация воды уже будет значительно ниже.

Исследование литосферы проводились Институтом мерзлотоведения, Институтом водных и экологических проблем. Расчеты показали, что за 50 лет толщина оттаявшего многолетнемерзлого слоя составит от 12 до 20 метров. Влияние будет минимализировано за счет сохранения почвенно-растительного покрова. Более 20 % периметра водохранилища составляют устойчивые берега, а на остальной части территории, возможно, будет берегопереработка, которая за 10 лет существования водохранилища составит 15–30 метров, не выйдет за рамки интенсивности берегообрушения естественных водоемов и водотоков. Созданием водохранилища затапливается одно действующее месторождение – «Кораблик», на котором добывается до 10 тысяч тонн угля в год. К моменту наполнения, к моменту затопления, это месторождение будет на 50 % отработано, а то, что не будет отработано, тем, кто это месторождение эксплуатирует, будет выплачена компенсация в соответствии с законодательством России.

Земельные ресурсы. Я уже сказал, что водохранилище будет составлять 9406 квадратных километров, что составляет 1 % от территории Эвенкии. Населенные пункты попадают в зону затопления – 700 гектар, лесной фонд – 938,7 гектар. Земли запаса особо охраняемой территории и землепромышленности не попадает. Почвенно-растительный покров. Нарушаются маломощные почвы: аллювеальные, криоземы, подбуры и торфяно-болотные. Предусматриваются специальные мероприятия по возмещению карьеров объектов строительства так, чтобы наименьшим образом оказывалось воздействие на почвенно-растительный покров. Предусматривается рекультивация земель под временными объектами и проведение мониторинга. На территории водохранилища предполагается заготовка 4,5 млн.м3 товарной древесины в зоне затопления, 19,6 тыс.га предусматривается лесоочистка. В период эксплуатации затапливается около 40 га пашни и 68,7 га приусадебных земель. Затапливаются более 30 млн.м3 ликвидной древесины. Разрабатываются специальные мероприятия, которые позволят сохранить исчезающие виды, предусматривается проведение противопожарных мероприятий на площади 222,7 тыс.га. Предусматривается развитие сети особо охраняемых природных территорий.

Животный мир исследовался Институтом леса им. Сукачева (г. Красноярск) и «Бюро экологического и социального консалтинга» (г. Москва). Установлено, что в строительный период воздействие достаточно ограничено, поскольку все основные объекты размещаются вне путей миграции животных. В период эксплуатации значительное влияние связано с созданием водохранилища. Оттеснение млекопитающих и птиц прибрежной полосы на расстояние до нескольких километров. Затрагиваются места обитания краснокнижных птиц, 5 видов млекопитающих. В проекте разработаны биотехнические, организационные мероприятия, развитие сети особо охраняемых природных территорий. На картинке показана схема маршрутов изучений путей миграции дикого северного оленя.

Ихтиофауна. Воздействие на ихтиофауну начнется примерно на четвертый год строительства, когда начнутся работы в русле. Начнется отсыпка перемычек, разборка целиков котлованов, перекрытие русла. Потеря продукции будет составлять 51,7 тонны. Это не мы считали – считали специалисты, которые связаны с вопросами охраны рыбных запасов. В период эксплуатации будут различать три этапа формирования ихтиофауны водохранилища. На первом этапе, по мере того как будет затапливаться ложе водохранилища, будет затапливаться органика водохранилища, ожидается резкое увеличение численности рыбы в 20–50 раз. Во втором этапе будет период депрессии. Да, действительно, надо сказать, что рыба будет увеличиваться в количестве, но это будут те виды рыбы, которая не отличается большой ценностью: щука, елец, плотва и окунь. На следующем этапе будет снижение продуктивности, на третьем этапе стабилизация. Ценные виды рыб уйдут в притоки, на водохранилище образуются какие-то свои виды рыбы. Ущерб подсчитан, и очень большое воздействие на рыбные запасы будет не только в реке Нижняя Тунгуска, а вплоть до Енисея. Специалистами предусмотрено строительство рыборазводных заводов, на которых будут разводиться осетровые, молодь лососевых, сиговых рыб, которые будут выпускаться в реку водохранилища. Водохранилище предполагается заселять ценными породами рыбы – пелядь, омуль и другими. Детально это будет рассматриваться, если будет следующая стадия проектирования.

Большое внимание уделено изучению утилизации отходов во время строительства. Много людей – будут и бытовые, и промышленные отходы. Предусматривается строительство специальных полигонов. У нас есть опыт проектирования таких полигонов, потому что эта проблема существует и на других электростанциях. Отходы в период эксплуатации тоже будут иметь место. Места хранения и полигоны опять же предусматриваются.

Хозяйственная деятельность. В строительный период ожидается развитие рынка труда. На строительстве будут работать до 10 тыс. человек. В районе будет организована система подготовки и повышения квалификации рабочих и инженерно-технического персонала. Предполагается, что в строительный период дополнительный доход в бюджет края и консолидированный муниципальный бюджет составит до 35 млрд. рублей. Ожидается развитие жилищно-коммунального хозяйства, транспортной инфраструктуры. Развитие медицинской, социальной и культурно-досуговой инфраструктуры. В период эксплуатации на управлении объектом будет занято более 2000 человек, которые тоже должны будут проходить специальную подготовку, и центр подготовки будет создаваться в районе.

Социальные условия. Изменится социально-поселенческая структура Эвенкии. Около гидроузла будет создан поселок примерно на 2000… даже более чем на 2000 жителей. К сожалению, потребуется переселение около 5000 человек, включая 1,6 тысяч представителей коренных малочисленных народов Севера в новый жилищный фонд переустраиваемых поселков и другие районы края. Предусматривается и строительство жилищной инфраструктуры – более 1000 объектов общей площадью до 200 тыс.м2. Изменится качество и образ жизни большей части переселенческого населения. Это все будет проводиться так, чтобы людям было лучше и комфортней жить. Разрабатываются целые программы адаптации переселяемых, организации информационно-консультативных центров, внедрение программ профессиональной подготовки. Любые переселения будут проводиться с учетом мнений и пожеланий людей, будет ликвидировано аварийное ветхое жилье. Будут создаваться новые поселки с новой инфраструктурой. На этой картинке показаны демографические показатели в зоне воздействия. За последние годы динамика численности населения имеет такой неутешительный характер – население уменьшается. Создание новых, хороших условий для жизни, возможно, предотвратит уменьшение численности населения, сохранит численность их на демографической карте и, возможно, будет способствовать росту населения. Рассмотрены возможные варианты размещения переселяемых объектов. Но более детально это будет все рассматриваться, если будет уже следующая стадия проектирования. Сегодня мы пока проводили предварительную стадию – обоснование инвестиций: эффективно ли, вообще, вкладывать деньги в строительство данного гидроузла, будет ли какая-нибудь прибыль, будет ли эта станция интересна обществу и государству. Основные принципы программы переселения, которые намечались, это максимальное сохранение сложившегося социально-хозяйственного уклада, высотности и планировки жилых строений, приоритет норм федерального законодательства. И предоставление права выбора места жительства при стимулировании сохранения и привлечения экономически и социально активного населения путем развития рынка труда. Всегда будут учтены условия проживания населения, но климат, конечно, здесь очень жесткий, и при создании новых поселков, при создании каких-то новых структур будет улучшаться и система водоподготовки, и обеспечение медицинскими учреждениями, и, самое главное, будут решаться вопросы занятости населения.

При создании водохранилища изымается 1170 га земель сельхозназначения, в основном это пастбища, и 40 га пашни. Эти земли будут выкупаться по рыночной стоимости у муниципальных органов и фермеров, приусадебные земли будут выкупаться у собственников по рыночной цене – это компенсация упущенной выгоды сельхозпроизводителей. Плодородный почвенный слой будет сниматься и наноситься на приусадебные земли в переустраиваемых населенных пунктах. В ОВОС изучались условия традиционного природопользования, расположение оленеводческих хозяйств, места обитания и выпаса оленей, в традиционном природопользовании большое внимание уделялось охотничьему хозяйству. Разрабатывались мероприятия компенсационные, природоохранные, которые необходимо сделать, чтобы минимизировать ущерб населению.

Из объектов культурного наследия было выявлено три места, которые поставлены на учет. Разработка программы экологического мониторинга и общее заключение оценки воздействия, которая выполнена специалистами, показывает следующее: что в процессе разработки выполнен значительный объем исследовательских, научных, расчетных работ, установлено, что негативное воздействие связано в основном с перераспределением стока реки Нижняя Тунгуска, созданием водохранилища. Предлагаемые мероприятия дают возможность предотвратить или существенно снизить отрицательные воздействия на окружающую среду, минимизировать неотвратимые воздействия и довести их до уровня допустимых воздействий. Все.

Председатель: Большое спасибо. Дорогие участники, давайте будем взаимно вежливы. Я понимаю, что кому-то это не нравится. Не надо с места кричать, давайте вести себя корректно. Я понимаю, что кому-то это неприятно, кому-то не нравится, но мы же люди, давайте вести себя хорошо. Сейчас мы переходим к вопросам и ответам. Согласно регламенту - 5 минут. Пожалуйста, кто будет выходить, поднимает руку, подходит, называет свое имя и отчество, задает вопрос и слушает ответ. На все про все - 5 минут. Пожалуйста.

Агеев А.Н. (руководитель государственного предприятия «Эвенкияпромуголь»): У меня один вопрос такой. В этом вашем труде никак не прозвучала ваша оценка экспертизы Сибирского отделения Академии наук 1988 года. В частности, три момента там затронуто. Рекомендовано в дальнейшем при разработке ТЭО рассмотреть более детально следующее: исключить полностью уровень 200 метров НПУ, они советуют больше не рассматривать эту отметку. У вас про это ни слова. Второе, все-таки хочется разобраться с этими паводками, вплоть до того, что там написано было: провести опытные работы, опробовать на существующих станциях, только после этого можно бы было рассматривать 140 метров НПУ – у нас 120, даже 110 метров. И третий вопрос – это лесосводка. Там было написано про полную лесосводку – у вас написано про мизер, который вырубается. Вот три вопроса, кто ответит?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): По отметкам. Отметки смотрелись в диапазоне от 120 метров до 210 метров. Отметка 200 метров предъявлена на обсуждение и выбрана как основная для анализа в рамках оценки воздействия по двум причинам. Первое – то, что по экономическим показателям это оптимальный вариант – это раз. По социальным и природным воздействиям – это на данный момент рассматривается как вариант максимальный, наиболее жесткий. Это закладывается как один из принципов в действующее законодательство природоохраны – рассматривать на этом этапе наиболее жесткий возможный сценарий воздействия на окружающую среду. Если будет принято решение о других отметках, значит, с тем исходным материалом можно работать уже по той отметке, которая будет выбрана по условиям социальным и природным.

По второму вопросу. По нижнему бьефу. При докладе на нижнем бьефе не сильно останавливались – это обсуждалось в Туруханске вчера, там сделали акцент, потому что вы понимаете, что для них это наиболее актуальный вопрос воздействия. По исследованиям, по техническим решениям выполнялись все время моделирования. Сейчас было рассмотрено более 24 конструкций плотины, и в том числе с разными условиями сброса воды. На данный момент выбрано три варианта, которые наиболее надежны, имеют примерно близкие экономические показатели. В дальнейшем, если будет стадия проектирования, то будет решаться этот вопрос с привлечением ведущих ученых: не только специалистов и проектировщиков, но и науки, которая работает на действующих объектах и проводит испытания. То есть этот вопрос не упущен. Говорилось уже, что река Тунгуска уникальна в плане большого расхода, и этому вопросу уделялось внимание.

По третьему вопросу, по лесосводке. Вариант полной лесосводки, когда из зон водохранилища может быть вывезено товарной древесины порядка 21,7 млн. кубических метров, тоже прорабатывается, но здесь ситуация такая, что во-первых, влияние лесосводки неоднозначно к криолитозоне, так как идет нарушение почвенного покрова. Второй вопрос – экономический. Сводка одного куба леса и доставка хотя бы до устья Нижней Тунгуски, как минимум, обойдется в 7 тыс. рублей за 1 м3. Рыночная цена, к сожалению, в разы ниже. По поводу лесных ресурсов сейчас в ОВОС, кто смотрел внимательно материалы, предусмотрены мероприятия на площади 222 тыс. га по содействию лесовозобновлению на других территориях. Но и второй вопрос: из зоны затопления предполагается взять 4,5 млрд. кубов леса (это на тех участках, где это позволит минимизировать как затраты, так и влияние на природу) – на этих участках, до того как они будут затоплены, могут происходить процессы, которые вам всем известны, вы проживаете здесь на вечной мерзлоте.

Председатель: Спасибо. Время.

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Вот еще Александр Сергеевич, заместитель директора Института леса им. Сукачева.

Председатель: Пожалуйста, быстрее, регламент. Время.

Шишикин А.С. (заместитель директора Института леса им. Сукачева): По поводу лесосводки объясняется все качеством воды водохранилища. По всем данным, полная лесосводка дает только 3 % загрязнения. Смысла таких вот трат нет. При лесосводке разрушается мерзлота, корни, и из нее потом гораздо больше будет идти органики.

Председатель: Давайте не будем спорить. Сказали, объяснили. А то одного человека мы будем слушать по полчаса. Пожалуйста.

Увачан С.И. (житель п. Тура): Я бы хотел уточнить: изучались ли заключения о результатах подземных ядерных взрывов, четырех ядерных взрывов, три из которых попадают в зону затопления? Есть какие-либо экспертные данные? Мы же знаем прекрасно, как в то время, в конце 1970-80-ых, хоронили: мешок цемента, две лопаты песка, и все. Если там что-то было, то ядерные радиоотходы вылетят и мало всем не покажется.

Ильичев В.А. (ведущий научный сотрудник ОАО «ВНИПИПромтехнология»): Институт наш с самого начала занимался изучением всех ядерных взрывов в Советском Союзе: как военных, так и мирных. Исследованием обстановки во время взрыва, после взрыва и всех последствий всех мирных взрывов, то есть не полигонов. Эта работа продолжается, и сейчас привлекались к этому (я кратко) радиоинститут ленинградский, институт биохимиков и т.д., очень много организаций занималось и кормилось около этого. Все четыре взрыва, которые проводились здесь, были полностью камуфлетные. Выхода активности не было абсолютно никакого. И выхода радиоактивности не ожидали. Скважины цементировались полностью: от точки заложения ядерного устройства до поверхности. К сожалению, цемент, которым цементировали скважины, все-таки разрушается, поэтому на двух ближайших скважинах, которые у вас есть, появилась вода из зоны взрыва. Но эта вода содержит сейчас порядка 600 беккерелей на литр трития. О чем это говорит? О том, что надо эти скважины ремонтировать, лечить. Если будет проектирование, это лечение будет. Никакого выхода, воздействия на выход в водохранилище не будет и, возможно, даже будет еще меньше. Третий вопрос: если мы всю активность, которая есть в емкостях, например 30000 кубометров, извлечем и сбросим в водохранилище, уровень активности в водохранилище будет ниже допустимой нормы. Я сказал 600 беккерелей на литр, сейчас допустимый норматив с нормами, которые утверждены с 1 сентября этого года, это 7600 беккерелей на литр. В двенадцать раз меньше, чем по нормативам. Лопатой никто ничего не закидывал, объект наблюдался и продолжает наблюдаться. В 2008 году обследовался поселок, по всем дорогам ездили товарищи. Средняя мощность дозы – 10 микрорентген в час, она колеблется от 20–30 во всех районах Красноярского края, где-то 15–17 микрорентген в час. Загрязнение грунта, растительности в районах взрыва не обнаружены. Техногенов и радионуклидов нет.

Председатель: Спасибо. Следующий вопрос.

Ковалев А.В. (житель п.Тура, охотовед): Специальность моя охотовед. Почему-то нам тут сейчас предоставили данные по землям нашим, землям сельхозназначения, и почему-то не было там оленьих пастбищ, которые неминуемо уйдут под воду. Почему? Кто-то считает, что это не земли сельхозназначения, или как? Я не против Института леса, который якобы проводил у нас какие-то исследования, касаемые охотничьего хозяйства, но почему-то более уважаемые научные организации, например, институт охотхозяйства в г. Кирове, к этому вопросу не привлечен, и у меня много вопросов, касающиеся вреда, который понесут наши угодья.

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Я должна ответить, что оценка ущерба оленьим пастбищам и охотничьим угодьям проводилась по современным данным, на данных учета промысловых животных 2008 года и данные нам представил как раз тот самый институт, который расположен в Кирове. Это первое. Второе. Я должна сказать, что все пастбища не были выделены в отдельную структуру как оленьи пастбища, потому как расположены на территории земельного фонда. Тем не менее, все пастбища, которые были у вас здесь в архивах, были выделены. К сожалению, должна сказать, что при передаче материалов после присоединения Эвенкийского автономного округа к Красноярскому краю часть архивных материалов была утрачена, поэтому все карты восстановлены по беседам с охотниками, все данные – по статистике, и фактически удалось восстановить ту пастбищную схему, которая существовала до 1989 года, и ту, которая фактически используется на сегодняшний день. До 1989 года выпасалось до 30 тысяч голов оленей – сейчас пастбищная нагрузка в основном в окрестностях села Тутончаны, родовая община «Гугара», и небольшая пастбищная нагрузка в окрестностях села Нидым. Собственно, все это учитывалось, оленьи пастбища также учтены. Я думаю, что вы, наверное, не очень внимательно посмотрели документы предварительных материалов – там эта информация есть, но, несомненно, на дальнейшей стадии, если это потребуется, все эти данные будут уточняться еще больше, и ущерб оленеводам, которые непосредственно занимаются оленеводством, и утрата оленьих пастбищ должны быть компенсированы. Спасибо.

Председатель: Пожалуйста, еще.

Шуструйская С.С. (житель п. Тура, преподаватель): Шуструйская Светлана Сергеевна, преподаватель, Тура. Я, правда, здесь живу еще очень мало, но приехала сюда именно потому, что сейчас Эвенкия считается одним из чистейших с экологической точки зрения регионов России. И я сюда приехала не просто так, чтобы побывать здесь, поглядеть и уехать. Я приехала сюда жить и работать. Меня Тура и вся эта местность очаровала и поэтому, когда уже на третий день моего пребывания здесь я услышала о создании вот этой Эвенкийской ГЭС и как народ местный волнуется – а что же ждет этот народ? – я, конечно, прислушалась к мнению. Вот видите, у меня в руках краткий отчет и другие различные документы. Мне пришлось встретиться с другими уважаемыми людьми, представителями защиты природы, экологии и так далее, и я думаю, что я выражу мнение довольно большой части населения, которая проживает именно в Эвенкии. Меня очень волнует здоровье местного населения. Я уже побывала в местной больнице и обратила внимание на информацию, которая проходит и здесь, и везде, что большое количество людей больны уже сейчас, на данном этапе, что люди болеют разными легочными заболеваниями, что достаточно распространен туберкулез – и это при том, что пока никто экосистему не нарушал. Но вот я считаю, это мое личное мнение, что открытие Эвенкийской ГЭС – это как бы сознательное принесение жителей Эвенкии в жертву во имя обеспечения этой электроэнергией, которая, кстати, следуя всем этим выкладкам, пойдет в совершенно другие регионы, совсем в сторону. Мы работаем в школе, мы учим детей, которые затем становятся взрослыми и дальше несут наши идеи. Вопрос: а зачем же мы тогда говорим о патриотизме, зачем мы говорим о сохранении окружающей среды, когда своим молчанием мы соглашаемся на уничтожение такого красивого, великолепного места, как Эвенкия, которого другого уже нигде не найдешь? Я понимаю, что сейчас очень хорошо говорили о хозяйственной стороне: как это будет хорошо, что это принесет. Но я уже человек, которому не 20 лет, и которому уже не 30 лет, и прекрасно понимаю, что хозяйственная деятельность человека, различного рода чиновников, не всегда идет по-хозяйски. И хотя нам могут предлагать что-то очень хорошее, но все мы прекрасно знаем такую поговорку: «Бесплатный сыр бывает только в мышеловке». И как бы нам хорошо это не обещали, я не думаю, что тут потом будет все процветать и «на Марсе будут яблони цвести». Для того, чтобы поднять здоровье местного населения? Уж никак не пойдет им на пользу, если здесь все затопится водой. Сейчас вы сами, специалисты, сказали здесь, что поднимется уровень, больше будет туманов. Это значит, здесь вместо сухой зимы будет сырая зима. А это значит, будет очень плохое действие на дыхательные пути людей. Это что же, что останется нашим потомкам через некоторое время? И вопрос, а будут ли вообще эти потомки? Вот, например, я сейчас работаю с 1 сентября и я посмотрела, как у нас дети: кто-то не приступил еще к занятиям, кто-то где-то лечился, кто-то выезжал – ведь недаром каждое лето стараются уехать из этого региона, чтобы поправить свое здоровье. А что же, такой длительный период они будут жить здесь, чахнуть, а потом не поможет никакая больница, никакие курорты, куда бы ни выезжали. Вот я считаю, что нельзя допустить, чтобы вымер этот эвенкийский народ. Я считаю, что надо сохранить малые народы крайнего Севера и других жителей Эвенкии. А если не прислушаться к этому, какой народ будет – дряхлый, хилый? Если не будет здесь здоровья – не будет здесь никакого процветания. А если так вот уничтожать, то, простите, это попахивает геноцидом.

Председатель: Спасибо, Светлана Сергеевна. Вопрос был длинный, но, я так понял, о заботе о здоровье населения.

Андреева Л.Е. (главный специалист ОАО «Ленгидропроект»): Хотелось бы несколько слов сказать о влиянии на здоровье населения. Во-первых, как уже рассказывали, исследованием влияния на здоровье населения занимался Новосибирский НИИ гигиены – не в первый раз и не на первом объекте, не на первом водохранилище. И выводы о влиянии сделаны следующие. Во-первых, воздействие качества воды на здоровье населения. При создании водохранилищ имеющиеся некоторые изменения в формировании качества воды практически не влияют на здоровье, поскольку при создании ГЭС, при создании водохранилищ для населения организовывается централизованное водопользование и соответствующая водоподготовка – очистка воды. Второе, воздействие изменения микроклимата при создании водного объекта также в данной ситуации значительных изменений или значительного влияния на здоровье иметь не будет. Как отмечалось в докладе об изменении микроклимата, основные изменения происходят в узкой прибрежной полосе водохранилища. При прогнозе было установлено, что это 400-метровая полоса вдоль водохранилища – максимальное воздействие. Это во-первых. Во-вторых, при создании такого водохранилища, узкого, долинного типа, такие воздействия, что микроклимат изменяется незначительно, а тем более в зимний период, когда водохранилище, как и река в естественных условиях, будет покрыто льдом. Еще раз хочется сказать, что на несколько процентов изменяется летняя влажность воздуха, и температура воздуха изменяется на 1,6 градуса. Такие изменения в принципе не влекут значительного воздействия. И второе. По суровости погоды регион относится к суровой погоде, и все изменения микроклимата никаких изменений в категории суровости погоды практически не вносят, так что, собственно говоря, и на здоровье населения изменений нет.

Агеев А.Н. (руководитель государственного предприятия «Эвенкияпромуголь»): Вот заключение.

Андреева Л.Е. (главный специалист ОАО «Ленгидропроект»): Заключение чье?

Староворцева М.В. (заместитель председателя совета депутатов Эвенкийского муниципального района): Института гигиены – вот оно, это заключение.

Андреева Л.Е. (главный специалист ОАО «Ленгидропроект»): Я вам говорю именно о медицинских вопросах, а не обо всех остальных рассуждениях НИИ гигиены.

Председатель: Марина Владимировна Староворцева, вы хотите добавить что-то?

Староворцева М.В. (заместитель председателя совета депутатов Эвенкийского муниципального района): Да, я хочу прокомментировать. Хоть у нас вопрос-ответ, но, видимо, некоторые ответы надо комментировать, потому что, мягко скажу, немножко они не точны эти ответы, потому что как раз вот есть заключение новосибирского Института гигиены. В заключении сказано, что прогноз последствий строительства Эвенкийской ГЭС на реке Нижняя Тунгуска не имеет положительного потенциала для обеспечения санэпидблагополучия населения Эвенкии. Вот заключение Института гигиены.

Андреева Л.Е. (главный специалист ОАО «Ленгидропроект»): Я еще раз говорю, я именно говорю о тех параметрах микроклимата и качества воды, которыми занимались.

Из зала: А это что такое?

Председатель: Подождите, не надо кричать с места, я попросил вас уважать друг друга. Что-то не понравилось – спокойно человек встал, доложил. Точно так же давайте будем вести себя корректно, даже если вам кажется, что вас обманывают. Вас обманывают – выходите, доказывайте, что кто-то не прав. Давайте я скажу так: я сейчас тоже выступаю как житель поселка Тура. Когда повышается влажность – повышается заболеваемость органов. Учитывая то, что наше население подвержено этим заболеваниям, высока вероятность риска их развития в дальнейшем, добавления к пневмониям, бронхитам и всему прочему, что есть (не считая туберкулез – это социальное заболевание), добавится, как минимум, бронхиальная астма. Вот и все, это я серьезно говорю. Если на две недели сдвигается время замерзания реки, то, значит, погода будет холодная, но парить будет, поэтому, сами понимаете, какая влажность… Это я говорю вам как житель поселка Тура, сами думайте дальше. Все, спасибо. Следующий вопрос.

Репин В.В. (председатель молодежного общественного движения «За будущее Эвенкии!»): Здравствуйте, участники общественных слушаний. У меня три небольших вопроса, прошу именно на них ответить. Первый вопрос: в ОВОС указано, что проводились какие-то социологические исследования, но одновременно официальное анкетирование, которое было инициировано временной рабочей группой районного Совета депутатов и которое показало, что 85 %, даже более, высказалось отрицательно к проекту строительства Эвенкийской ГЭС - вот об этом ничего не сказано. То есть первый вопрос: почему эти результаты не попал в материалы ОВОС? Второе: в ОВОС фактически дано отрицательно заключение по строительству плотины в 59 километрах от устья. У меня такой вопрос: почему этот вариант, который фактически вами же был и отвергнут, попадает в материалы ОВОС, и получается, что идет захламление материалов. Это второй вопрос. И третий вопрос. Вот в 1 томе ОВОС на странице 225 написано: «в случае сопряженной активизации техногенных и естественных факторов в условиях потепления климата деструктивные криогенные процессы в районах инженерных сооружений будут развиваться катастрофически». Поскольку потепление климата идет, следовательно, вечная мерзлота тоже будет таять. И это, по вашим же материалам, означает разрушение плотины. И что, будет катастрофа? Потому что написано «будет развиваться катастрофически». Почему нам предлагают проект, который даже по вашим данным будет нести катастрофические последствия для Эвенкии? Спасибо.

Председатель: Уважаемые друзья! По вопросам и ответам вы все согласились, что все это будет длиться пять минут. Слава задал вопрос, в котором три вопроса, и вы понимаете, что физически человек за пять минут ответить не сможет. Давайте мы сделаем так: вопрос – ответ, вопрос – ответ.

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Действительно, в рамках ОВОС были выполнены социологические исследования территории, хотя нормативно-правовая база не требует проведения такой процедуры. Тем не менее, для того, чтобы выяснить мнение жителей относительно строительства гидроузла, выяснить мнение относительно условий проживания и взгляд на нынешнее проживание, такая процедура была проведена. И действительно, мы получили данные о том, что 87 процентов жителей против строительства гидроузла – это показано в ОВОС. Та информация, которая прошла в средствах массовой информации, что по инициативе администрации были проведены здесь социологические опросы, о том, что вы получили 85 процентов – это даже ниже, чем было получено нами. Это означает, что вы подтвердили те данные, которые мы провели социологически, поэтому мы включили свои собственные данные, ваши данные нами не были представлены для этого. Вас устраивает – 87 процентов было против. Я ответила на первый вопрос?

Львовский В.А. (заместитель главного инженера, начальник ОПП ОАО «Ленгидропроект»): В соответствии с техническим заданием на разработку ОВОС и в соответствии с законодательством Российской Федерации должна быть представлена вариантная разработка, поэтому присутствует 59 километр. А кроме того, чисто по техническим соображениям всегда на предварительных стадиях смотрится несколько вариантов створа размещения гидроузла. Их может быть два, три, может быть больше. В данном случае мы рассматривали три створа, оценивали в каждом из них возможность строительства гидроузла объекта. Были выполнены экономические оценки, и они привели к тому, что нами рекомендуется 120 километр. И это лишь вариантность и многоплановость разработок, а не захламление материалов. Спасибо.

Куницкий В.В. (Институт мерзлотоведения им. П.И.Мельникова СО РАН, заведующий лабораторией региональной геокриологии и криолитологии): По данным нашего института, вопрос о катастрофичности криогенных процессов, которые могут проявиться вдоль береговой линии водохранилища в случае, если среднегодовая температура воздуха повысится на 2 градуса по прогнозу Главной геофизической обсерватории Воейкова – это всего лишь прогноз. В чем мы усматриваем катастрофичность данных процессов? Если мы рассмотрим берега будущего водохранилища, то 75 процентов этих берегов принадлежат к категории абразионно- денудационных берегов, 20 процентов протяженности – стабильные берега, которые будут оставаться на месте, не разрушатся, и только 5 процентов – это общая суммарная протяженность береговой линии в льдистых породах, которые при потеплении климата будут активно разрушаться, вплоть до катастрофических скоростей. Что это за скорости? 4 метра в год, за 50 лет эксплуатации водохранилища берег может отступить от своего первоначального положения в льдистых породах на 200 метров. Это по нашей оценке катастрофа. Вот вы считаете, 200 метров – это катастрофа?

Из зала: Да.

Куницкий В.В.: Пять процентов протяженности берегов всего, отдельные участки. Вот что мы вкладывали в это слово «катастрофическое». Почему мы употребили это определение? Потому что с подобными скоростями сейчас происходит разрушение льдистых берегов морей Карского, Лаптевых и Восточносибирского.

Из зала: Там никто не живет.

Куницкий В.В.: Живут, к сожалению, малочисленные народы Севера, живут. Причем на побережье проживает не меньше, чем в Туре. Спасибо.

Агеев А.Н. (руководитель государственного предприятия «Эвенкияпромуголь»): На каком материале геологического изучения, о котором вы сейчас говорили, вы сделали такие выводы: пять процентов, десять, масштаб карты, кто проводил полевые исследования?

Куницкий В.В.: Использовались геологические карты масштаба 1:200000 из серии Тунгусской. Там есть данные о четвертичных отложениях, и мы знаем, что ледниковые отложения в этом районе – это разновидности пород с повышенной льдистостью. Это мы знаем по данным нашей Игарской станции, которая здесь проводила исследования – это нашего института станция.

Агеев А.Н.: А тектонические трещиноватости, линзы?

Куницкий В.В.: Это другой вопрос. Если хотите – отвечу.

Председатель: Александр, ты потом отдельно задай вопрос, потому что ты сейчас начинаешь разговаривать как профессионал с профессионалом, ты, геолог, начинаешь разговаривать.

Куницкий В.В.: Мы рассматривали мерзлотные процессы, которые протекают в горных породах в связи с изменением их фазового состояния. Не трещиноватости, а фазового состояния в связи с переходом мерзлых пород в талые и обратно.

Агеев А.Н.: Спасибо.

Куницкий В.В: Пожалуйста.

Председатель: Спасибо. Пожалуйста.

Финашкин Н.Б. (заместитель главы администрации Эвенкийского муниципального района): Финашкин Николай Борисович, житель поселка Тура. В кратком отчете написано, что в зоне затопления формально отсутствует зона традиционного природопользования. 8 мая 2009 года Председатель Правительства Российской Федерации Владимир Владимирович Путин подписал Распоряжение 621, в котором территория Эвенкийского муниципального района полностью отнесена к территории традиционного природопользования. У меня вопрос: вы не согласны с мнением и распоряжением Председателя Правительства?

(Аплодисменты в зале)

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Вы знаете о том, что исследования проводились весь 2008 год, когда никакого постановления не было, и когда основные материалы ОВОС были завершены и этот раздел тоже был завершен и передан уже фактически соисполнителем на уточнение. Мы прекрасно знаем об этом постановлении, мы отслеживаем законодательную базу. Было бы некорректно в ОВОС использовать одну информацию и перерабатывать этот раздел, а в резюме поставить другую информацию. Поэтому мы прекрасно об этом знаем и говорили о том, что несовершенна база и так далее. Мы об этом писали.

Из зала: То есть вы нам солгали, получается?

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Мы вам не солгали. Я вам еще раз повторяю, в 2008 году этого постановления не было, и я должна сказать, уже сейчас, в процессе подготовки к слушаниям, идет изменение нормативно-правовой базы, и это означает, что ежемесячно вносить изменения в финальный документ мы не можем, но уже после вот этих слушаний все замечания, все уточнения и все новые постановления и нормативно-правовая база будут откорректированы в этом отчете.

Председатель: Господин Беляков, у вас есть вопросы? Я вижу, что уже идут. Уступите место девушке.

Александрова Е.Х. (житель п. Тура): Из сегодняшнего вашего представления я все-таки не поняла экономического обоснования: почему именно Эвенкийская ГЭС нужна сегодня стране? Тем более что, как вы говорите, энергия, которая будет перерабатываться, пойдет во все другие территории, то есть это Тюмень. И есть ли у вас обращение тюменских нефтяников о том, что они хотят иметь именно нашу энергию? Наша страна, конечно, большая, и если Тюмени нужна такая энергия, почему бы в Тюмени не найти место, где можно построить ГЭС? Второе: у нас есть печальный опыт строительства – я считаю, что печальный – Богучанской ГЭС. 30 лет продолжается строительство, и сегодня жители Богучан страдают от последствий этого долгостроя. Минимальные компенсации, которые они имеют, никак не оправдываются, потому что двадцатилетнее страдание жителей ничем не компенсируется. «РусГидро» как корпорация, я понимаю, будет строить ГЭС? Да? Корпорация строит производственный объект, а что касается социальной инфраструктуры – это дело относится к государству. А государство говорит, что у него не хватает бюджетных средств. На этом основании потом получается, что население все равно не получает то, что вы сегодня так красиво обещаете: «Будет построено то-то и то-то». А кто их будет строить, «РусГидро»?

Бычко М.А. (начальник департамента проектно-изыскательских работ Дивизиона «Сибирь» ОАО «РусГидро»): Что касается передачи электроэнергии в Сибирь, в Тюмень. Вы же прекрасно понимаете, что мы сейчас работаем по этому проекту не в расчете на то, что завтра придут бульдозеры и начнут ее строить – это расчет на далекую перспективу. При прогнозе электропотребления учитываются те данные, которые дают институты – там и московский «Энергосетьпроект», и все остальные. То, что есть у Системного оператора, то, что есть у энергетиков, у министерства энергетики. Естественно, это процесс живой, он корректируется. Кризис настал – потребление начало падать, мы сейчас выходим из кризиса – президент говорит о том, что внутренние потребности и внешние потребности начинают расти. И эти материалы используются. Важно понять, что это еще далекая стадия. Далеко до той точки, когда будет приниматься решение о строительстве. И когда вдруг возникнет потребность, мы должны имеет пакет проектов, которые будут готовы к реализации. Может быть, в тот момент мы пустим не Эвенкийскую ГЭС – вероятнее всего, будет Нижне-Курейская ГЭС, может быть, Мотыгинская, какая-то другая. На первый вопрос я ответил? Что касается второго вопроса – Богучанская ГЭС. Компания «РусГидро» вошла на этот объект в 2006 году в партнерстве с компанией «РусАл», до этого мы не занимались этим объектом, мы начали строить его в 2006 году. Да, наступила тяжелая экономическая ситуация в стране, были перебои, были разногласия с «РусАлом». Вы, наверное, читаете прессу, вы грамотные, прекрасно следите за этой ситуацией, я понимаю, что энергетика вам интересна, вы видели. После того как случилась катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, премьер-министр Путин как первоочередную задачу поставил необходимость ввода Богучанской ГЭС в срок. Станция будет введена в следующем, в 2010 году. Нет сейчас проблем с финансированием. Был момент, когда возникали вопросы по графику – сейчас эти вопросы сняты. Мы наверстываем то, что могли из-за этих экономических неприятностей упустить. И пустим ее в тот срок, который указан в постановлении правительства. Я ответил на ваш вопрос?

Из зала: Нет. Компенсации населению?

Бычко М.А. (начальник департамента проектно-изыскательских работ Дивизиона «Сибирь» ОАО «РусГидро»): То, что касается подготовки зоны водохранилища, инфраструктурных объектов – за это несет ответственность край. Конечно, у краевого правительства в бюджете заложены эти средства.

Председатель: Все, спасибо. Да, пожалуйста.

Беляков В.А. (житель п.Тура): Первое, с чего я начну. В прошлом году, когда в этом зале заседали, я задал один такой вопрос: когда рассматриваются такие глобальные проекты, берется альтернатива, так? Нам тогда здесь объяснили, что это стадия обоснования инвестиций, то есть, как я понимаю, «сколько это стоит и сколько надо денег». Я тогда задавал вопрос: почему альтернативу не рассмотрели угольную промышленность Канско-Ачинска? Я открываю сейчас ваш ОВОС. В вашем ОВОС, в ответах я только услышал одно – 12 агрегатов. Вы мне в деньгах, пожалуйста, скажите, сколько это? Сколько стоит 12 агрегатов ГЭС и сколько стоит гидроэлектростанция? Здесь не приведено. Вы делаете обоснование инвестиций, то есть сколько нужно денег. Тогда, я больше чем уверен, у нас весь вопрос отпадет по строительству ГЭС. Те же самые киловатты. Вы не ответили еще на тот вопрос, заданный год назад. Кто-нибудь мне ответит?

Львовский В.А. (заместитель главного инженера, начальник ОПП ОАО «Ленгидропроект»): Первый вопрос. Может быть, это не очень отчетливо прозвучало в том, что я вам докладывал, но там прозвучала примерно такая фраза, что в сравнении эффективности производства электроэнергии на европейской части…

Беляков В.А.: Скажите, сколько это стоит? Не будем пока сравнивать эффективность – это другая тема. Я спрашиваю: сколько это стоит? Ответьте конкретно.

Львовский В.А. (заместитель главного инженера, начальник ОПП ОАО «Ленгидропроект»): Объект стоит порядка 600 миллиардов, это ответ?

Беляков В.А.: Да, вы ответили. Сколько стоит 12 узлов ТЭЦ?

Львовский В.А.: Я вам отвечаю, 12 узлов ТЭЦ, возможно, стоит дешевле.

Беляков В.А.: Не надо «возможно». Мы обсуждаем проект, мне нужна конкретная цифра.

Львовский В.А.: Мы сейчас обсуждаем ОВОС, оценку воздействия на окружающую среду.

Беляков В.А.: Мы обсуждаем ОВОС, который идет приложением к обоснованию инвестиций. Вы сейчас изначально заставляете меня говорить, что вы вводите дезинформацию на уровне правительства, грубо говоря, не сделав этого обоснования.

Львовский В.А.: Я не согласен с такой позицией.

Беляков В.А.: Вы не согласны. Скажите, сколько стоит 12 агрегатов?

Львовский В.А.: Я уже ответил вам, сколько примерно стоит Эвенкийская ГЭС.

Беляков В.А.: Короче. Я не прав?

Из зала: Прав! Прав!

Беляков В.А.: Граждане, я просто хочу вам здесь привести один маленький пример обмана населения.

Председатель: Владимир Александрович, был вопрос, потом будут выступления.

Беляков В.А.: А, выступления будут потом, хорошо. Все, спасибо.

Харченко Маша (ученица Туринской средней школы): Добрый день, я – ученица Туринской средней школы, и от лица детей хочу спросить тех, кто хочет построить эту электростанцию: почему мы должны терять свою малую родину ради того, чтобы европейская часть России жила лучше нас?

(Аплодисменты в зале)

Из зала: Выгонять их всех надо отсюда!

Председатель: Тамара, не устраивай клоунаду. Это общественные слушания, а не цирк.

Из зала: Дети меня поддерживают.

Председатель: Ответ у нас будет?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Ну, во-первых, по поводу того, почему надо в Тюмень что-то отдавать… Или вы хотели ответа, почему вы должны лишаться своей территории ради Тюмени, да?

Из зала: Да.

Председатель: Вопрос был задан так: почему мы ради чего-то, ради кого-то должны терять свою малую родину?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Ну, на этот вопрос, по-моему, пытались вам ответить. Проблема в том, что России для развития нужна энергия. России нужна энергия для того, чтобы Россия сохраняла свою роль как государство. Мы рассматриваем предложение, что объект Эвенкийской ГЭС – это экономически эффективный объект. По другим причинам мы рассматриваем ОВОС. Далее все эти материалы будут переданы, и решение будет приниматься, естественно, взвешенное, по всем параметрам, это первое. Второе, я хотел бы сказать, вот ученица старших классов, все ее старшие братья, сестры, все возвращаются сюда после учебы или не все?

Из зала: Все.

Иванов В.М.: Хорошо у них с работой?

Из зала: Да.

Иванов В.М.: Все замечательно тогда. Но социологический опрос показал несколько другие данные, мнения по той удовлетворенности современным состоянием жизни. Еще хотел про здоровье сказать, что показатель по туберкулезу в регионе, к сожалению, настолько страшный, что его озвучивать никто не хочет – боится. Решать эту проблему надо независимо от того, будет наш проект или нет. Просто если он будет, мы готовы включиться в решение проблемы. Если не будет, то готовы отдать все материалы, которые есть по территории, чтобы искали выход из этой проблемы, потому что эта проблема сверхострая, решать ее надо, просто эти показатели шокируют любого человека. Все.

Председатель: Подождите, не надо с места кричать. Извините. Я окончу по туберкулезу. Подождите, я говорю как специалист. Значит, по туберкулезу. Всем известно, что туберкулез – социальное заболевание. Это во-первых. Во-вторых, во всем Красноярском крае заболеваемость превышает среднестатистические нормативы в два с половиной раза. Это всем известно. Из-за чего? Особые условия, то есть холодный климат, затем большое количество зон и, соответственно, та обстановка, которая у нас была, начиная с 1990-ых годов. Все это отлично знают. Ничего из этого на здоровье населения хорошо не повлияло. Поэтому давайте не будем сравнивать с Норвегией и Швецией. Африка - там то же самое, это болезнь социальная, там теплее, но заболеваемость туберкулезом там намного выше. Поэтому давайте не будем тут передергивать немножко.

Я хотел бы дать слово Марине Сергеевне Шевченко. Дело в том, что их рабочая группа вышла с инициативой провести анкетирование, так как народ устает и начинаются хождения. Виктор Николаевич, сейчас я хочу дать слово Марине Сергеевне Шевченко.

Шевченко М.С. (представитель рабочей группы по организации общественных слушаний в п.Тура): Уважаемые участники общественных слушаний! Рабочая группа по организации проведения общественных слушаний в поселке Тура приняла решение о проведении анкетирования участников общественных слушаний с целью определить отношение жителей поселка Тура к предполагаемому строительству Эвенкийской ГЭС. Анкетирование граждан будет проведено сегодня, то есть сейчас, 18 сентября 2009 года, во время общественных слушаний в поселке Тура предварительного варианта материалов оценки воздействия на окружающую среду Эвенкийского гидроузла. В анкетировании принимают участие участники общественных слушаний, анкеты раздаются членами нашей рабочей группы. В случае если участник общественных слушаний допустил ошибку, он вправе обратиться к члену рабочей группы, выдавшему анкету, с просьбой выдать ему новую анкету взамен испорченной. Заполненные анкеты затем сдаются членам рабочей группы, и итоги анкетирования подводятся и озвучиваются во время процедуры общественных слушаний.

Председатель: После процедуры, Марина Сергеевна, общественных слушаний.

Шевченко М.С.: Хорошо, после процедуры общественных слушаний. И также рабочая группа просит обязательно включить результаты анкетирования в протокол общественных слушаний. Сейчас члены рабочей группы пройдут и раздадут анкеты по рядам, в таком же порядке они их соберут.

Председатель: Все, спасибо. Виктор Николаевич, пожалуйста.

Биланин В.Н. (житель п.Тура): Уважаемые участники общественных слушаний! Здесь присутствуют многие, кто был на прошлых публичных слушаниях, когда мы обсуждали проект технического задания на ОВОС. Как вы помните и не дадите мне соврать, предшествовала тем публичным слушаниям публикация в газете «Эвенкийская жизнь», где от имени «РусГидро» была заявлена информация, что местные бюджеты получат миллионы и миллионы. Тогда я встал и попросил разработчиков и тех, кто будет заниматься ОВОС, не вводить в заблуждение местное самоуправление, а разъяснить нам в ОВОС уровни и объемы налогов. Сейчас я читаю в резюме ОВОС, что налоговые поступления коренным образом улучшат структуру бюджетов Эвенкийского и Туруханского муниципальных районов. Прошу мне ответить: сколько все-таки бюджет Туры получит налогов, в период строительства и эксплуатации? Если можно, к одному году приведите.

Председатель: Там общая сумма была, я видел, 25 миллиардов.

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Разрешите, я скажу. Этот вопрос был услышан, ему было посвящено специальное исследование. Был проштудирован Налоговый кодекс, Бюджетный кодекс, были выполнены оценки по тому, какие виды платежей осуществляют строящиеся гидроузлы в настоящее время и что положено по законодательству. Еще раз озвучу те цифры, которые были освещены. В материалах ОВОС, во второй книге это подробно расписано. За период строительства ожидаемая величина налоговых платежей 35 миллиардов рублей за 18 лет. По распределению. Эти налоги включают, как краевую долю, так и долю муниципального района и собственно муниципальных образований. В Бюджетный кодекс Российской Федерации введена статья 58, действие которой начато с 1 января 2009 года, в соответствии с которой указано, что доходы, которые поступают в консолидированный бюджет региона, но заработаны на территории муниципального образования, могут до 100 процентов быть перечислены в бюджет муниципального образования. То есть это уже задача распределения этих сумм – не наша задача, а краевой законодательной власти и вашей муниципальной власти. По эксплуатационному периоду. Там суммы значительно больше. Рассчитаны отчисления как от объекта, который вырабатывает 49 миллиардов киловатт/часов, он платит свой налог на прибыль и массу других видов платежей, в том числе и амортизационные. Была озвучена цифра 600 миллиардов рублей как стоимость строительства. По нормативу стоимость амортизации 2,2 процента – вот посчитайте, какая эта сумма платежей в год. Далее, есть еще целый ряд. В частности, например, если следовать новому документу, утвержденному 18 декабря 2008 года, по стоимости земель энергетики на территории Эвенкийского муниципального района, то земли, которые под гидроузлом, будут давать в бюджет района 67,5 миллионов рублей налогов в год. Вот одна из тех составляющих, не самая большая, но стабильная. Естественно, одна из таких крупных составляющих – это подоходный налог. Понимаете, что десять тысяч человек будут работать здесь не за 5–8 тысяч, за большие суммы в период строительства, и две тысячи, которые в период эксплуатации. Собственно на ГЭС это 900 сотрудников и так далее. Опять же они будут получать заработную плату, отчисления от которой будут идти в бюджет, в том числе в бюджет муниципального района и муниципальных образований.

Биланин В.Н.: Спасибо. На вопрос вы не ответили, сколько будет получать бюджет Туры, обещать резкое, структурное улучшение бюджета вы как бы не осмеливаетесь.

Председатель: Виктор Николаевич, тут же было сказано, что «в бюджеты различных уровней», а там в процентном соотношении считай. Про налоги поговорили. Почему строится ГЭС – поговорили. Социальный опрос. Про здоровье поговорили. Пожалуйста, Володя.

Чустеев В.Т. (житель п.Тура): Мое детство прошло на берегах Красноярского водохранилища. До появления водохранилища эта территория была стабильна снеговыми покрытиями, были снега, и мы катались на лыжах. После образования красноярского моря территория, прилегающая к морю, не имеет снежного покрова, и там, на этой границе, не покатаешься. Этот вопрос рассматривается при строительстве гидроплотин?

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Я житель Дивногорска, у меня есть как беговые лыжи, так и горные, все нормально на территории, спасибо.

Владимиров А. (житель п.Тура, художественный руководитель ансамбля «Осиктокан»): У меня такой вопрос: вот сейчас мы все ждем баржи, мы ждем продукты – нет воды. А как там будут баржи ходить? Все будет самолетом, зарплата, соответственно, у нас не увеличится ни у кого, если, конечно, в расчетке не появится у нас 80 % от «РусГидро», да? Зарплату нам, соответственно, никто не поднимет, северные нам никто не надбавит. Поэтому чисто я ни в чем не выиграю, если построят ГЭС. Я буду платить за свой счет за перевалку продуктов, если будут ходить баржи. Это будет дороже стоить. ГЭС будет стоять за мой счет, кто-то будет на перевалке зарабатывать, а я буду терять, а продукты будут дорожать. У меня вопрос к «РусГидро»: вы заходили в наши магазины в данный момент, и пожалуйста, ваши впечатления, и как будет потом? Будет дешевле или будет еще дороже?

Писарева Е.С. (житель п.Тура): У меня вопрос похожий, как раз к этому. Вот мы прослушали, как мы здесь будем прекрасно жить – и вот давайте посмотрим, что у нас будет. В результате строительства ГЭС мы лишаемся всех поселков по Илимпии, даже если они будут перенесены на более высокие высоты, которые будут совершенно не благоприятны. Дальше как раз по схеме доставки груза: что у нас произойдет? Значит, зимника мы лишаемся, вот судоходство у нас настолько будет дорогое, что это будет просто не рентабельно нас здесь содержать. Дальше – даже если мы здесь останемся, илимпийские поселки перенесут, мы лишаемся севера – почему? Потому что снабжение Севера сейчас идет так: у нас сейчас идет груз в Туру, после этого зимником отправляется на север, как будет здесь? Север мы тоже полностью теряем и Илимпию. Как здесь будет?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Вопросом по водному транспорту занимался институт «Ленгидроречтранс». По нижнему бьефу сразу скажу: для Енисея глубины сохраняются, по нижнему участку Тунгуски – определенные проблемы на участке от устья до створа. В начальный период строительства для их решения будет строиться автодорога протяженностью 120 км. Дальше в створе перевалка предусматривается обязательно, рассматривается вопрос о том, что затраты перевалки все включаются в тариф. Далее предусмотрены затраты в той смете, которая есть, инвестиции на приобретение флота для водохранилища. Далее в том числе строительство причальных сооружений, и, так как флот будет здесь составлять несколько десятков единиц (точнее 36 единиц должно быть по всем показателям), то, естественно, и ремонтная база будет как на створе, так и в Туре. Затраты на это в смету заложены. По стоимости. Сейчас у вас по северным завозам стоимость 1 кг всего в три раза дешевле, чем самолетом. При нормальной воднотранспортной схеме разница на порядок, как минимум, а, как правило, еще больше. У вас сейчас на данный момент, по данным «Енисейречфлота», длительность судового хода 26 дней – вот сейчас мы знаем, что не может пройти Большой порог судно. При создании водохранилища – 110-140 дней, пригодных для плавания. Как здесь, так и по доставке с нижнего бьефа. Полная гарантия, что пройдут суда в нижнем бьефе до створа, и по водохранилищу вопросов не будет, и, естественно, зависит от отметки, потому как, чем ниже отметка, тем будет ближе это влияние распространяться. Наверное, я ответил на эти вопросы? Еще по зимникам? Извините, пожалуйста. По зимникам ситуация никоим образом не меняется, так как на водохранилище, как и на притоках, где зимники частями используют притоки, из-за снижения скоростей течения лед будет еще более толстый. Может быть, в этом есть и свои какие-то проблемы и минусы, но…

Из зала: Зимников вообще не будет?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Льда не будет в нижнем бьефе на протяжении десятков километров. На водохранилище лед будет и будет толстый по прогнозам – более мощный, чем сейчас. Сдвижка будет в низовой части, где Большой порог – это четыре недели. В районе до Туры – это порядка двух недель, Кислокан и Юкта вообще никакие сдвиги сроков не ощутят, никоим образом. Здесь поработают две силы – это уменьшение скорости воды, с другой стороны, объем водной массы: он увеличится и будет медленнее застывать. Все на этом.

Председатель: Извините, пожалуйста, вопрос был, как я понял, какова будет транспортная схема? Правильно? Какова будет транспортная схема – вот, честно говоря, я не понял. Потому что сейчас у нас два основных способа доставки – это зимник и речфлот. Авиация у нас привозит определенные виды продуктов, основные привозят эти два вида транспорта. Вот когда зимник сдвигается… А я видел, там было написано, что сдвигается время замораживания. Подождите! На две-три недели зимник будет позднее, правильно? У нас укорачиваются просто-напросто сроки завоза продуктов. Это тоже мало приятно. У вас транспортная схема – это развитие флота, а у нас основное время все же зима. Поэтому я, честно говоря, не понял ответа. То, что у нас будет – я понимаю, что у нас флот будет развиваться и все прочее, но у нас основное время года – это зима! И основные продукты доставляют зимником. Как же буду работать зимники, ответьте мне?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Зимники будут работать, в прежнем режиме. Две недели задержки – это две недели, когда никто не выходит на зимники в начале ноября месяца. Зимники начинают работать в декабре, с середины месяца, и к этому времени уже никаких проблем не будет как в верхней части, которая в район Кислокана уходит, так и в нижней – на Север которая уходит.

Председатель: Слушайте, пожалуйста, вам отвечают же. Спрашивали ведь? Исходя из этого ответа вы поймете, продукты будут стоить дороже или дешевле?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Доставка по Енисею, до района Большого порога – 120 км. Как сейчас там есть проблемы, будут теперь и другая проблема. Будут разгружаться суда и перегружать груз на местные суда, которые будут идти по водохранилищу. Этот груз можно будет доставлять не в течение 14 дней, а доставить сразу же в конце июня, в июле, а можно будет доставлять до сентября. Спокойно доставить, с гарантией, а не с теми проблемами, которые сейчас по факту есть.

Председатель: Спасибо, все? Всем понятно? Пожалуйста.

Попов В.В. (житель п.Тура, пенсионер): Я вот второй год уже наблюдаю эти все слушания. Наша администрация и представители «РусГидро» обходят один вопрос стороной, непонятно почему. По российскому законодательству есть одно мероприятие, итоги которого обязательны к исполнению. Мероприятие это называется референдум. Мне бы очень хотелось, чтобы сейчас, прямо немедленно, был поставлен вопрос о проведении референдума и проведено голосование. И пусть это будет внесено в протокол.

Из зала: Это не вопрос, который можно выносить на референдум, читайте законодательство!

Попов В.В.: Это мои права.

Из зала: Владимир Владимирович, это вопрос референдума.

Попов В.В.: Это мое право! Мне право не дают жить здесь, все!

Председатель: Подождите, давайте так! Был задан вопрос – сейчас ответил житель п. Тура, один вот с избиркома, знает, наверное. Сейчас если надо будет, будет отвечать человек от представителя заказчика.

Попов В.В.: Слово предоставляется Ирине Алексеевне Боковой.

Бокова И.А. (член избирательной комиссии): Спасибо, Владимир! Что касается референдума. Есть, во-первых, федеральный закон, который Беляков с Поповым знают, конечно, о праве на участие в референдуме граждан РФ. Есть закон Красноярского края о местном референдуме. Так вот, такие вопросы не относят к вопросам местного значения. И на референдум мы не вправе вынести, даже если вы создадите инициативную группу, выйдете с инициативой и обратитесь к нам – мы будем вынуждены вам отказать. Вот общественный опрос, обычный опрос в виде анкетирования, не запрещается. Такие вопросы, как строительство ГЭС, на референдум не выносятся.

Председатель: Давайте так: между собой уже не будем. Вам интересны вопросы к заказчикам? Не надо уже между собою.

Габрат Е.П. (житель п.Тура, строитель): Добрый вечер. Дело в том, что Туре 85 лет, потихоньку мы отстроились, сидим в таком большом здании, учимся в хорошей школе, лечимся в больнице. Вопрос такой: кто потом построит все эти объекты, и объекты, в которые мы вкладывали личные средства, жилые дома, в течение какого периода это будет все построено и чье это будет финансирование? Спасибо.

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Строительство такое будет выполнено, если это понадобится, в рамках реализации подготовки водохранилища. Деньги федеральные, финансировать, наверное, будет край, но это опять-таки решение будет соответствующее, будет закон по этой теме, без закона ничего не будет. Потери будут, безусловно, возмещены, все по нормам тем, которые есть, либо, если у вас по факту есть превышение нормы, то значит, по факту. Это предусмотрено в смете и указано, что планируется строительство до 200 тысяч кв. м. – это от начального периода строительства. Закончено должно быть, конечно, до принятия решения о заполнении водохранилища. Строить будут, естественно, ваши люди, если рабочей силы не хватит и понадобятся еще, то, конечно…

Председатель: Подождите! Ну что вы кричите, ну послушайте! Устали? Потерпите немножко.

Плутуливечене Л.А. (житель п.Тура): После затопления нас всех собираются вывозить. Лично я хочу задать такой вопрос: а как вы поступите с нашей памятью? Я имею в виду захоронения родных и предков. Вот вывезенные отсюда за 1000 км - ведь действительно, мы можем все отсюда выехать, не соглашаясь жить в таком климате, мы уже не сможем приезжать сюда часто, не сможем следить и ухаживать за могилами, а затопленные могилы – это попранье нашей памяти.

(Аплодисменты в зале)

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Ну, естественно, память бесценна, здесь вопрос такой, который не в наших силах решить. По всему остальному. По санитарным нормам предусмотрены все мероприятия, и по современному законодательству вопросы захоронения полностью отданы на муниципальные органы. Решат они – куда переносить, кому выделять какие средства, это будет решаться совместно с муниципальными органами и той дирекцией, которая будет создана для подготовки водохранилища. Это будет решаться по каждому захоронению, безусловно, в соответствии с законодательством и санитарными нормами.

Председатель: Спасибо. Пожалуйста.

Крейндлин М.Л. (руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России»): У меня вопрос. На самом деле я хотел бы услышать ответ на самый первый вопрос, который был здесь задан, и я его еще раз продублирую. Я не помню, кто задавал вопрос. Вопрос о выводах экспертной комиссии по экспертизе, которая была проведена Сибирским отделением Академии наук в 1988 году. Я хочу просто, чтобы не быть голословным, зачитать то, что написано в резюме нетехнического характера на странице 9–10. «По причине решения Совета министров СССР проект прошел экспертизу в Сибирском отделении Академии наук. Экспертная комиссия после всестороннего изучения пакета проектной документации и выезда в Эвенкию сделала ряд замечаний к ТЭО. Рекомендовалось усилить социальную компоненту в проекте, более глубоко изучить возможность изменения НПУ, согласовать проект с концепцией долговременного развития Красноярского края и др. При строительстве Туруханской ГЭС безвозвратно изымается наиболее продуктивная часть экосистемы р. Нижняя Тунгуска, являющаяся традиционным ареалом жизни населения. По этой причине, учитывая предполагаемый масштаб затопления, отметку НПУ – 200 метров из рассмотрения ТЭО следует исключить, а НПУ – 140 метров дополнительно изучить, с учетом указанного аспекта». Вопрос: почему эти выводы и другие замечания никаким образом не отображены в материалах ОВОС?

(Аплодисменты в зале)

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Отвечаю еще раз. В рамках ОВОС мы брали 200 отметку именно потому, что это максимально возможное воздействие. То, что нам приписывается природоохранным законодательством, которое действует, начиная с 1991 года, по закону об охране окружающей среды (принят в 2001 году), презумпция виновности сохраняется для всех технических объектов и реализации хозяйственной деятельности и принцип оценки по максимальным воздействиям сохраняется.

Крейндлин М.Л.: Спасибо, я не получил ответ на свой вопрос.

Третьяк Н.Ю. (главный эксперт департамента проектно-изыскательских работ ОАО «РусГидро»): Можно, я еще отвечу? Потому что по ОВОСу мы должны взять самую максимальную отметку и посчитать ущерб – этот ущерб максимальный. Вот взяли 200 отметку и считали на нее максимальный ущерб – это не значит, что 200 отметка будет в проекте. Вот здесь, что вам представлялось – это максимум, что может произойти. Дальше уже отметка 140 и 110, и уже не наше решение. Мы посчитали максимальный ущерб на 200 отметке.

Москвичев В.В. (заместитель председателя президиума Красноярского научного центра СО РАН): Дорогие земляки, добрый вечер! Неоднозначно, говорю, неоднозначно мнение Сибирского отделения по поводу строительства Эвенкийской ГЭС. И это то, что вынудило меня встать и сказать. Да, по поводу Туруханской ГЭС Сибирское отделение Академии наук высказалось отрицательно. Давайте дальше рассматривать вопрос. Энергетическая безопасность России – глобальный вопрос. Вопрос не жителей даже Туры, так скажем. Поймите, я вот как человек, как родившийся на сибирской территории в районе Туруханска, я против строительства. Это лично мое мнение. Как чиновник, понимающий и принимающий в каком-то смысле решения, я скажу: этот вопрос подлежит очень тщательной проработке. Сейчас этот вариант ОВОС – он очень слабый. Это 100 % слабая оценка воздействия на окружающую среду. Тут и вопросы, которые задавали жители – правильные вопросы, на них нет ответа в ОВОСе. И нужно дать определенное время людям, которые этим занимаются. Я в силу профессиональных интересов в области природно-техногенной безопасности Красноярского края, которой занимаюсь уже лет двадцать, прекрасно знаю про взрывы и так далее, про их состояние и рыбное хозяйство, экологию и так далее. Скажу вам, дорогие мои друзья, если не дать людям нормально сделать – это тоже будет неправильно. Мы в какой-то степени россияне, находящиеся заложниками определенной ситуации, мы должны гидроэнергетику развивать. Это тоже такие вещи, которые мы должны как-то понимать. Когда строилась Красноярская ГЭС, расчет полыньи был, что до Красноярска не дотянется, но я как житель Красноярска вижу эту полынью на 300-340 км. Вот так иногда бывает. То, что произошло с Саяно-Шушенской ГЭС, тоже проблема. У нас же как было: космос, атомная энергия, гидроэнергетика впереди планеты всей – и по этим позициям мы стали потихоньку проваливаться, показатели по гидроэнергетике говорят: инженерия вдруг просела. Дорогие друзья, прогресс не остановить, и если мы не будем этого делать, мы в самом деле окажемся на обочине всего процесса, который цивилизация ведет и тащит нас вперед. Я прекрасно знаю, что такое техногенные аварии. Очень вас прошу, давайте, по крайней мере, отнесемся к сегодняшним слушаниям серьезно, без закидательных шапок, примем одно решение. Это решение – слушания состоялись. Обсудили. Но нужно заставить наше российское правительство, Государственную Думу, высказать требования по совершенствованию нормативно-правовой базы по гидростроительству – она у нас с 1940-х годов не менялась. СНИПы отменили, технологические регламенты не ввели. Поэтому тут у нас полный беспредел: люди, которые будут проектировать станцию, не имеют возможности расчета по законодательной базе. Я непосредственно на предыдущих неделях занимался аварией на Саяно-Шушенской ГЭС, и я знаю, о чем говорю. Очень слабо, и ошибок очень много. Был в Новом Орлеане, через год – снесло, чему я удивился – так не может быть. Когда-нибудь все равно снесет и – снесло… Поэтому, дорогие друзья, оценки риска нужно пересчитать. Представителям «РусГидро» нужно требовать с правительства совершенствования нормативно-правовой базы. ОВОС они делают, а у нас нет нормативной базы для проведения ОВОС – у нас ее просто нет в стране. Это очень парадоксальная ситуация. Вот этим ОВОС они, честно говоря, пытаются нас успокоить… Юридически в нашей стране нет документа, который регламентирует обязательное проведение оценки воздействия на окружающую среду. Вот это вы должны зафиксировать в слушаниях и потребовать, чтобы результаты наших слушаний были доведены до правительства края, а правительство края обещало предоставить соответствующие материалы в правительство России. Только так. Все проблемы мы на слушаниях не решим. Но вот эти ключевые моменты надо отразить в нашем решении. Спасибо.

Председатель: Пожалуйста.

Увачан С. (президент ассоциации коренных малочисленных народов Севера «Арун» Эвенкийского муниципального района): Я бы хотел зачитать заключение Ассоциации коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока РФ г. Москва. Там идет протокол ОВОСа.

Председатель: Подожди. У нас сейчас вопросы.

Увачан С.: Я не буду зачитывать весь текст.

Председатель: Давай я сам прочитаю.

Увачан С.: Я хочу, чтобы народ услышал.

Зал: Читай, Стас.

Увачан С. (президент ассоциации коренных малочисленных народов Севера «Арун» Эвенкийского муниципального района): Главным замечанием Ассоциации коренных малочисленных народов Севера и Дальнего Востока РФ при обсуждении Технического задания на выполнение работ по ОВОС Эвенкийского гидроузла на реке Нижняя Тунгуска (далее ЭГЭС) было указание на отсутствие в разделе 9.3 Предварительных материалов Технического задания программы по проведению специального исследования по оценке воздействия проекта на исконную среду обитания, традиционный образ жизни коренных народов, а также прогноза развития этнодемографической, этносоциальной и этнокультурной ситуации в их среде.

На это замечание мы получили ответ: «такие исследования, безусловно, предусмотрены, о чем указано в пунктах 8.2.2 и 8.2.3 представленного на рассмотрение проекта технического задания на ОВОС. Отсутствие развернутой программы в предварительных материалах объясняется тем, что для ее разработки необходимо было получить дополнительную информацию по современной ситуации в районе возможного влияния объекта оценки».

В представленных для общественного обсуждения материалах ОВОС имеются разделы 15 «Социальные условия проживания и здоровье населения» и раздел 16 «Социально-этнические особенности территории и традиционное природопользование», где рассматривается самая главная социально-экономическая проблема в случае реализации проекта по ЭГЭС – переселение населения из районов затопления.

В разделе 15, где дан социально-экономический анализ современного положения всего населения, приведены данные, что «общая численность переселенных составит не более 5000 человек. Из них эвенков до 1600 человек, представителей других КМНС до 30 человек» (с. 85 т. 2 ОВОС ЭГЭС). При этом подраздел «Переселение» открывается ссылками на прежние массовые переселения людей в нашей стране: списком гидротехнических объектов с указанием численности переселенных людей. Выглядит этот перечень довольно неуместно в свете того, что социальные и экологические последствия этих переселений и затоплений давно подвергнуты критике, а технологии перечисленных проектов, хочется надеяться, устарели для нашего времени.

Хотя раздел «Переселение» в отношении населения полностью затопляемых поселений разработан достаточно подробно, и исследователи вынуждены были показать всю сложность и дороговизну акции переселения, а также проблемы адаптации, обеспечения занятости и достойного уровня жизни, которые неизбежно возникнут у вынужденных переселенцев в новых местах жительства, недостатком исследования является то, что в разделе рассматриваются проблемы только населения «полностью затопляемых поселков». В разделе не рассматриваются последствия реализации проекта для населения, которое попадет в зону неблагоприятных последствий проекта, таких как ухудшение климата, ухудшение качества воды, затопление лесов, гибель диких животных, а следовательно, воздействие на это население всех экологических и социально-экономических последствий осуществления проекта. Это обстоятельство вынуждает нас указать на неполноту материалов ОВОС в отношении исследования социально-экономических последствий для населения Эвенкийского муниципального района.

К сожалению, то же приходиться повторить и для раздела 16 «Социально-этнические особенности территории и традиционное природопользование», представленного в части 2 ОВОС по ЭГЭС (Предварительный вариант материалов для общественного обсуждения). Этот раздел также не отличается полнотой информации и носит действительно «предварительный» характер, на что указали сами исследователи, подготовившие эту часть ОВОС, связанную с оценкой воздействия проекта на коренные народы. В частности, на с. 173 ч. 2 ОВОС сказано, что наиболее важными ограничениями в составлении прогноза воздействия проекта ЭГЭС на коренные народы являются: предпроектный характер документации по строительству ГЭС, отсутствие согласованной схемы территориального развития.

К сожалению, в этом разделе ОВОС нет результатов обследования всех хозяйствующих субъектов традиционного природопользования и картирования всех объектов традиционного природопользования, не только зарегистрированных и внесенных в кадастры, но и реально осуществляющих традиционное природопользование. Нет данных по статистической оценке доли продукции традиционного природопользования в доходах и бюджете семей и т.д. Эти данные должны были бы стать обязательной частью при расчете компенсаций за потенциальные убытки традиционному образу жизни и природопользованию семьям коренного и местного населения в случае реализации проекта.

Тем не менее, необходимо отметить, что разработчики раздела «Социально-этнические особенности территории и традиционное природопользование» представили па стр. 144– 193 части 2 ОВОС достаточно хорошо обоснованную и, главное, объективную оценку как современного состояния социально-этнических процессов и традиционного природопользования, так и прогнозы развития ситуации при реализации проекта и при отказе от реализации проекта.

Важнейшим выводом исследователей разделов, посвященных социально-экономическим последствиям реализации проекта, с нашей точки зрения, является объективная демонстрация тех трудностей, которые неминуемо испытает коренное и местное население, и тех огромных затрат, которые понадобятся при его переселении и адаптации в случае реализации проекта. Другим важнейшим выводом является обоснованный прогноз возможностей социально-экономического развития коренного и местного населения ЭМР на основе богатейших природных ресурсов территории и человеческого потенциала, возможностей развития традиционных видов природопользования в комплексе с другими видами экономики, позволяющими обеспечить устойчивое социально-экономическое развитие населения, сохранить культуру и природу Эвенкии (стр. 186–189 ч. 2 ОВОС) при отказе от реализации проекта.

В связи с вышесказанным представляются верными следующие выводы по предварительному варианту оценки воздействия на окружающую среду Эвенкийской ГЭС:

1) Экономические выгоды проекта, меры по предотвращению неблагоприятных воздействий проекта на окружающую среду, по мнению соответствующих специалистов, считаются недоказанными. В то же время неблагоприятный прогноз развития территории Эвенкии в случае отказа от строительства ЭГЭС социологической группой исследователей не подтвержден.

2) На данном этапе ОВОС ЭГЭС не содержит четкой программы социально-экономического развития, обеспечивающего защиту исконной среды обитания и традиционного образа жизни коренных народов всей Эвенкии, а не только затопляемых поселений, что свидетельствует о неполноте материалов ОВОС в отношении исследования социально-экономических последствий для коренного и местного населения Эвенкийского муниципального района.

3) ОВОС не содержит никаких гарантий преодоления и минимизации негативных для коренного населения всей Эвенкии, а не только затопляемых поселений, последствий строительства ЭГЭС, указанных на стр. 185 ОВОС. Никаких гарантий выполнения программы адаптации населения в случае его переселения, порядка выплаты компенсации за утрату традиционных источников существования, учета и выполнения рекомендаций по программе работ на следующем этапе проектирования и мониторинга проекта (с. 191 ОВОС).

4) Проведенные социологические исследования свидетельствуют об отказе подавляющей части не только коренного, но старожильческого населения Эвенкии, приверженного к традиционным видам деятельности, дать согласие на переселение. А, по мнению исследователей, именно эта часть населения, состоящая из представителей коренных народов и старожилов Эвенкии, могла бы стать в будущем ядром нового дееспособного сообщества в переустраиваемых поселениях (с. 87 ч. 2 ОВОС). В то же время исследователи прогнозируют, что положение этой части населения в случае переселения на неопределенное время ухудшится, так как они потеряют источники существования за счет традиционных видов деятельности, что может привести к проявлениям социальной и межэтнической напряженности между коренным и старожильческим населением, с одной стороны, и приехавшими для реализации проекта специалистами (ч. 2 ОВОС. с. 90).

Общий вывод. Строительство Эвенкийской ГЭС нарушит права коренного и местного населения на свободу выбора экономического, социального и культурного развития, являющиеся фундаментальными правами человека и международными принципами в отношении соблюдения прав коренных народов. В то же время строительство ЭГЭС не является экономически обоснованным и экологически безопасным. На данном этапе развития технологии и социально-экономического развития региона от строительства ЭГЭС следует отказаться. Спасибо.

Я говорю это все к тому, что мы, жители Эвенкии, не против наращивания мощностей гидропотенциала Российской Федерации, мы не противники России, мы граждане Российской Федерации, но не такими экологически опасными масштабами.

Масиюк П.В. (житель п. Тутончаны): Во-первых, я хочу сказать, что я являюсь противником ГЭС, я была против и буду против строительства ГЭС, потому что считаю, что Эвенкийскую землю нужно сохранить такой, какая она есть. Тем не менее, у меня возник вопрос по переселению. Вот вы говорили о том, что стоимость жилья будет компенсироваться и земли будут выкупаться. А вы знаете, что в деревнях стоимость жилья не более 150 тысяч? Это максимум! А земли у нас в собственности вообще нет, мы просто на ней живем!

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Ситуация такая: мы еще раз говорим о тех, у кого стоимость жилья, либо нормативы превышаются, они будут компенсироваться по факту. Для тех, у кого норматив не выдержан, значит, будет выплачено по нормативу. Мирзаевым Андреем Яковлевичем было озвучено о приоритете федеральных норм. Что это значит? Что на человека полагается 33 кв. метра по нормативу. А вот на семью, например, из трех человек уже другой показатель – от 18 метров на человека. И это будет построено по той цене, по которой можно будет построить жилье. Это жилье будет соответствовать всем климатическим нормам, и основным материалом останется тот материал, которым испокон веков здесь строили – дерево. Для промышленных и прочих зданий могут быть другие решения – панели и прочее. По земле вопрос, безусловно, острый, но тут будет много вопросов опять же по охотничьим угодьям в связи с выходом нового закона по охоте. В этом плане предполагается (опять-таки это было озвучено) создание юридической поддержки, для того чтобы можно было регулировать это и чтобы потом не было такой ситуации, когда люди говорят, что меня обманули. Оценка будет выполнятся в соответствии с гражданским законодательством. Либо вы нанимаете независимого оценщика, либо определяется это совместно с компанией, которая будет заниматься этим вопросом. Эти вопросы мы решали, когда недавно закончили строительство в Дагестане – Ирганайская ГЭС. Я думаю, вы знаете, как на Кавказе относятся к земле, которую они веками собирают. Эти вопросы там удалось решить и урегулировать, так что здесь вопросы тоже будут решаться нормально, цивилизованно, в рамках законодательства и с учетом интересов людей.

Масиюк П.В. (житель п. Тутончаны): Можно мне еще вопрос? Еще один? Во-первых, я хочу сказать, что мы не менее трепетно относимся к нашей земле, чем на Кавказе. Но у меня еще один вопрос: почему вы не рассматриваете альтернативные источники энергии, солнце или ветер?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Разрешите, я отвечу. Вы, наверное, не читали, к сожалению, наши материалы. Рассмотрен вариант полного замещения угольной станцией на канско-ачинских углях. Там выполнены расчеты по всем видам воздействия, начиная от выбросов в воздух, от изъятия земель. На 1 млн. угля уходит 7 га пашни…

Масюк Л.И.: Вы меня не поняли, я имею в виду источники нетрадиционные.

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Нетрадиционные, хорошо. По ветру – у нас, к сожалению, большая часть территории не подвержена, не обеспечена такими условиями для работы больших ветропарков. Такие территории имеются только по северному побережью, и есть отдельные участки на Камчатке и прочее. По солнцу, ситуация такая, что… вы наверное знаете, где мы живем. Евросоюз, например, в ближайшее время планирует в Африку вложить 4 млрд. евро, для того чтобы качать оттуда солнечную энергию. Я не думаю, что у нас есть такая альтернатива на данный момент.

Морозова Ольга Григорьевна (профессор Сибирского федерального университета): Можно еще добавить. У меня есть цикл лекций по экологии, в которых освящаются проблемы энергетики. И я хочу сказать следующее: что в данном случае термин «альтернативный» обозначает только другой, наиболее выгодный, наиболее легкий и, вообще, не бесплатный. И вот почему: возьмем ветровую энергетику. Лопасти ветряков выполнены из алюминия. А алюминий – это наш Красноярский алюминиевый комбинат, который заливает нас стаканом бензоперена (это вещество, которое вызывает раковые заболевания) в сутки на 4 кв. км. Поэтому получается, что альтернативная энергетика на ветровых двигателях – она также вредна и также опасна. Что касается солнечных зайчиков, которые ловят солнечные батареи. Дело в том, что поверхность зеркал выполнена из блестящего металла – это хром и никель. А хром и никель производятся на Норильском комбинате. Город Норильск сейчас на первом месте на планете по загрязнению. Таким образом, я хочу сказать, что в природе существуют экологические законы, которым не подвластен человек, которые человек не может изменить и законы эти таковы: ничто не дается даром. Нет, как здесь правильно сказали, бесплатного сыра в мышеловке. Любая энергетика стоит очень дорого, и денег и человеческих жизней, и это проблема всего человечества, а не нас – решать, что мы будем делать: или развиваться дальше, или убежать в лес и не использовать энергию. К сожалению, мы не можем повернуться вспять. Ваши дети учатся в наших институтах, и прогресс человечества, человек так устроен, что мы движемся вперед и вверх, и здесь вопрос сегодня, насколько нам нужно рискнуть своей жизнью и здоровьем и сколько нужно вложить денег за то, что мы имеем этот комфорт. Если не будет электричества, а наша цивилизация построена на электричестве, и другой способ добычи энергии – атомный – опасен и вы это знаете. И сегодня мы должны решить, насколько мы должны собой рисковать, для того чтобы получить этот комфорт. Это страшная трагедия человечества сегодня, экологическая проблема всего человечества, и вот по этому пути нужно идти при разрешении таких проблем. А путь один – только компромисс. Нужно оценить, что человек будет иметь при строительстве того или иного объекта и что он потеряет. Сегодня было очень жарко, сегодня было очень остро, но острота проблемы еще острее, если иметь в виду то, что я сказала. Спасибо за внимание.

Председатель: Пожалуйста.

Малаший Я.Р. (глава администрации Эвенкийского муниципального района): Уважаемые коллеги! В конце прошлого года я принимал участие в заседании правительства Красноярского края, где рассматривался вопрос о плане территориального планирования. Тогда территориальный план Красноярского края был принят с поправкой, что Эвенкийской ГЭС там нет. Вчера я подписал постановление, по которому в территориальном планировании Эвенкийского муниципального района Эвенкийской ГЭС нет. Но я до сих пор не могу получить ответ на вопрос: включен ли план строительства Эвенкийской ГЭС в градостроительный план Красноярского края и план территориального планирования, и если включен, то когда? И второе, просто для справки. Поверьте, коллеги, я знаю цифры Эвенкийского муниципального района по бюджету на память и могу сказать, что 260 миллионов рублей – это собственные доходы Эвенкийского муниципального района. Наши расходы – 4 миллиарда, все остальное дает нам сегодня субъект, то есть край. И когда один из выступающих спрашивал, сколько конкретно получит район или Тура денег от строительства… Давайте будем честными и скажем: сельские поселения не получат ни одной копейки, и Тура в виде налогов не получит ничего. Муниципальный район получит 67 миллионов рублей – это цифра, которая прозвучала. Будут еще какие-то платежи небольшие – все остальные платежи пойдут в край. Вот 35 миллиардов, которые озвучиваются – это краевой бюджет. И поэтому вы должны понять нашу позицию, когда мы отстаиваем свои интересы – это не только потому, что мы вот такие вредные или мы не хотим прогресса. Мы хотим просто понимать, как мы будем жить, потому что сегодня мы приезжаем и доказываем, что вот это нам необходимо, и если нас понимают – дают денег, если мы плохо доказываем или нас не понимают – денег не дают. Но вы понимаете, когда есть собственные доходы – мы собственно и распоряжаемся этими доходами. Когда этих доходов нет, надо просить у дяди. Когда просишь, сами понимаете, в какой ситуации. Спасибо.

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Вот все правильно было сказано: единственное, что просить у дяди или не просить. Не просить можно, когда есть собственная база. Когда территория на 94 процента дотируемая – это значит, практически полностью бюджет находится на обеспечении субъекта Федерации. Поэтому нужно иметь свою ресурсную базу. Вот сейчас мы предлагаем вам: давайте сделаем свою ресурсную базу. Это раз. Во-вторых, как уже сказали, что с нового года у нас поменялось законодательство и в принципе вот сейчас вы с нового законодательства перекладываете свою ответственность как главы администрации в том, чтобы выбить деньги субъекта Федерации на свою территорию, правильно их распределить. Такая возможность у вас теперь есть. Теперь по территориальному планированию. Значит, не так давно при правительстве Красноярского края создана рабочая группа по решению вопросов, которые возникают при обсуждении проекта Эвенкийской ГЭС. На последнем заседании под председательством вице-премьера Кузичева с участием министра архитектуры и строительства Глушкова было принято следующее решение: сейчас, коль у нас в схеме территориального планирования не предусмотрено строительство Эвенкийской ГЭС, пошли на компромисс. Как сказала Ольга Григорьевна, сейчас дело компромиссов, а компромисс заключается в следующем: на территории, которая подвержена затоплению, не будет рассматриваться строительство никаких новых объектов, то есть и финансирование на данную территорию включаться не будет.

Из зала: Это шантаж Красноярского края!

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Нет. Есть две альтернативы. Либо включить. Как сейчас записано это дело в схеме генерального планирования: «Действительно, Эвенкийской ГЭС нет, запятая, включить при положительном решении Главгосэкспертизы».

Беляков В.А. (житель п.Тура, инженер-строитель): А вопрос вам можно задать: вы сами по профессии строитель?

Ефимов В.С.: Нет, не строитель.

Беляков В.А.: А какой-нибудь строитель мне сможет сейчас ответить? А вы знаете, я сам инженер-строитель по профессии. Строительство Эвенкийской ГЭС – это большая афера на уровне правительства. Ее просто не будет. Почему? Потому что по тем результатам, как строились Красноярская ГЭС, Саяно-Шушенская ГЭС, Братская ГЭС, сколько требуется ресурсов и финансов, которые тогда использовала вся страна? Там инфраструктура – все, что очень важно для строительства, - находилась рядом со строительством этой ГЭС, там прокладывали небольшие ветви железных дорог, то есть Дивногорск – 40 километров, там недалеко Абакан, где Саяно-Шушенская ГЭС, в Братске тоже. Там есть потребители – здесь до них тысячи километров. Технология строительства бетонных плотин требует непрерывного процесса, бетон марки семьсот-восемьсот – это значит, цемент должен быть доставлен с клинкера в течение не меньше чем суток. Там железная дорога как минимум от цементного завода и это один пример, не говоря уж о металлопрокате и всех остальных. То есть должна быть создана инфраструктура в Красноярском крае, которая могла бы непрерывно обеспечивать строительство Туруханской ГЭС, то есть вы могли бы сесть на любой поезд и в течение меньше чем суток быть на строительстве Туруханской ГЭС. Это требует таких затрат! Была здесь оценка, приводили полторы тысячи долларов. Наша Туруханская ГЭС выйдет даже не в 800 миллиардов – это, извините, обман. С инфраструктурой, чтобы ее строить, она за триллион долларов потянет. Это афера определенной группы лиц, возможно, возле правительства, чтобы получить первоначальные деньги для «РусГидро». И здесь строители почему-то сидят, лукавят. Особенно от Красноярского края. А теперь они нас еще и шантажируют: мы вам не дадим. И ГЭС этой не будет в обозримое будущее в течение 20 лет. Может быть, потом она будет – сейчас ее не будет.

Председатель: Спасибо, Владимир Александрович. У кого еще будут вопросы? Пожалуйста, Станислав.

Увачан С.: Как-то прозвучало от представителя «РусГидро»: где-то в Красноярске, вроде, говорилось о том, что при строительстве Эвенкийской ГЭС, если построится эта плотина, следующим этапом будет освоение Подкаменной Тунгуски, даже место определено – ниже Байкита 50 километров. Байкитяне, тунгусчане, готовьтесь!

Председатель: Да, я помню, это сказали на самой первой встрече.

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Все объекты, которые могут быть, сейчас есть в Генеральной схеме распределения энергообъектов. Есть схема советских времен, где на территории Эвенкии стоит ни одна, а десять ГЭС. Вот это действительно там, где вы говорите.

Председатель: Спасибо.

Плутуливечене Л.А. (житель п.Тура): А у меня вопрос-ответ. Вопрос: почему именно мы должны рисковать ради чужого комфорта? Ответ: а потому что мы самый обширный, но малочисленный пункт, который можно легко вытряхнуть!

(Аплодисменты в зале)

Председатель: Вопросы будут? Пожалуйста.

Крейндлин М.Л. (руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России»): Вопрос маленький. Во-первых, я хотел бы услышать, проводился ли расчет (я не нашел этого в материалах ОВОС) волны прорыва в случае аварийной ситуации на Эвенкийской ГЭС?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Расчеты волны прорыва не проводились. Согласно стадии проектирования этого пока не нужно.

Крейндлин М.Л.: Спасибо.

Председатель: Пожалуйста.

Шкрадюк И.Э. (Международный социально-экологический союз): К вопросу о надежности ГЭС и волне прорыва. Вячеслав уже задавал вопрос по поводу утверждения в самой же ОВОС о деструктивных криогенных факторах. И получил ответ, что у 5 % берега водохранилища будет отступление на 200 метров. Уважаемого товарища, отвечавшего на этот вопрос, я прошу обратить внимание на слова в ОВОС, что деструктивные криогенные процессы в районах инженерных сооружений будут приводить к катастрофе, то есть фактически в районах инженерных сооружений разрушение берега на 200 метров у плотины – это что означает? Что касается якобы гипотетического изменения температуры в далеком будущем. Вот это – графики температуры в теле плотины Богучанской ГЭС, опубликованные в профессиональном журнале «Гидротехническое строительство» в 2007 году. На графиках видно, и авторы статьи это знают, что повышение температуры, начиная с 2001 года, вызвано изменением климата. За 6 лет она выросла на 2 %. Через несколько лет вся плотина опять прогреется и начнет растапливать мерзлоту под собой. Еще раз повторяю вопрос: как вы могли в этих условиях не рассматривать и не просчитывать чрезвычайные ситуации?

Львовский В.А. (заместитель главного инженера, начальник ОПП ОАО «Ленгидропроект»): Фамилия моя Львовский, главный инженер проекта Эвенкийской ГЭС. Сооружение, о котором мы сегодня говорим, размещается на прочных скальных породах. Это было отмечено в докладе. Второе. В русловой части существует подрусловой талик, то есть породы оттаявшие. Там, где примыкание к берегам, весь рыхлый льдистый грунт убирается – это заложено в конструктив. Поэтому сегодня те решения, которые апробированы на уже многих объектах, существующих и здравствующих многие годы, позволяли на предварительном этапе работ не выполнять эти расчеты по волне прорыва. В дальнейшем, безусловно, они будут проводиться и не только: возможны различные сценарии прорыва.

Петров Н.П. (житель п.Тура): Разговаривал с бурильщиками в свое время, которые проводили бурение вот именно в районе Большого порога, где планируется строительство ГЭС. Мне сказали так. Базальтовые породы крепкие, как вы говорите, только верхний слой, ниже – наносной грунт, никакая ГЭС в створе Большого порога не выдержит. Действительно ли это соответствует действительности?

Львовский В.А. (заместитель главного инженера, начальник ОПП ОАО «Ленгидропроект»): Это не совсем так. Во-первых, створ несколько ниже Большого порога. Это первый момент. Мы тоже проводили специальные инженерные изыскания, у нас были глубинные скважины, и если бы мы имели такую информацию, мы бы ушли с этого створа, либо приняли какие-либо меры. У нас этой информации, что там какие-то прослойки этого грунта, нет. Это подтверждено нашими бурильщиками. Но подчеркиваю, створ не в самом Большом пороге, он немножко ниже.

Председатель: Время? Извините, дорогие друзья, тут часть специалистов должна нас покинуть. Кто еще вопросы хотел задавать? Пожалуйста.

Агеев А.Н. (руководитель государственного предприятия «Эвенкияпромуголь»): Я не вопрос хочу задать, а коротко дать оценку этому труду, который называется ОВОС. Я его прочитал, можно сказать, тщательно, все три тома и составил тут заключение, которое прошу рабочую группу приобщить к протоколу. Я коротко, чтобы тут не задерживать: я задавал уже вопросы по поводу экспертизы, которую проводило Сибирское отделение Академии наук. Но на них ответа не получил. Это раньше один человек пытался что-то сказать, но поскольку ничего не делали, то они как бы проигнорировали эти экспертизы. Я тогда зачитаю. Как получилось.

«Для проведения сколько-нибудь значимых существенных дополнительных работ у авторов ОВОСа было мало времени, а с учетом грандиозности, уникальности проекта по масштабам строительства и преобразования природы можно сказать, что времени не было совсем. Из 19 организаций, выполнявших работы по подготовке оценки воздействия на окружающую среду, авторы выборочно использовали только 6 организаций: по списку литературы номера их указаны. Острая нехватка достоверного фактического материала обусловили механистические подходы к расчетам сложнейших процессов в условиях громадного количества неопределенных факторов. Это касается практически всех аспектов». Вот тут я записал, кроме, пожалуй, описания хозяйственной деятельности, характеристики социальных условий проживания населения, социально-этнических особенностей…

Голос из зала: Я тут живу!

Агеев А.Н.: И еще – экологического ущерба окружающей среде. Как мне кажется, там все нормально. В связи с очень низкой инженерно-геологической и гидрогеологической изученностью и отсутствием представительного картографического материала площади предполагаемого водохранилища совершенно бездоказательно построены все рассуждения о взаимодействии громадного объема воды в водохранилище с разнообразными комплексами горных пород, находящимися в настоящее время в состоянии многомерзлой стадии содержания. Абсолютно игнорируется – я вот тут спрашивал товарища Куницына, кажется, или Криницына, извините, не запомнил – игнорируется тектоническая и атектоническая трещиноватость, а также зона сгущения разнообразных трещин, заполненных в настоящее время льдом. Величина покрывания таких трещин можется колебаться от нескольких миллиметров до нескольких метров. При проведении поисково-разведочных работ на испанский шпат в долине Тунгуски, бурении открытой горной выработки, подземной выработки многократно фиксируются такие трещины и зоны, заполненные как минералами, так и льдом. При бурении фиксировались зоны как практически неограниченного поглощения бурового раствора, так и его притока в скважины. Все это происходило в многолетнемерзлых породах трамповой формации – базальтах, долеритах, туфах, туфитах, которые и будут являться ложем водохранилища и основанием плотины, ее бортами. Известно, что вертикальное тепловое влияние объема водоема распространяется на глубину, равную половине диаметра водоема. Отсюда легко будет посчитать (я даже не буду цифры приводить), что образованный водоем, скажем, 5 км шириной, полторы тысячи длиной (берем только ширину) будет растеплять, в конце концов, нижележащий грунт и породы на глубину не менее 1,5–2 км, в конечной, так сказать, причине. А из-за высоких фильтраций, зияющих трещин, до 10 тыс. метров в сутки, эти процессы могут иметь катастрофический характер. И это никак нигде не картируется, не фиксируется, ничем не подтверждается, понимаете? В смысле отсутствия или наличия этих трещин. Образуется талик, связанный с водами коры. Шириной он будет не 5 км (фиордовый тип заливов, который будет образовываться в водохранилище, образует такую площадь), зона талика шириной будет не 5, а 15 км. Это примерно из-за того, что такая фиордовая система. Поэтому на такой территории, не имея ничего, а только приехав из Якутии или там откуда приехал товарищ, можно чисто умозаключительно сказать, что да, ничего не будет, концентрации вот такой. Это один момент. Теперь то, что нам предлагается. Авторы пытаются спроектировать и построить уникальный по масштабу и сложности объект в многолетнемерзлых породах с непрогнозируемыми экологическими последствиями, совершенно неподтвержденными гарантиями его технической безопасности. Второй момент. Вывод авторов о подавлении артезианских рассолов в толще водохранилища (страница 162) не выдерживает никакой критики. Рассолы с минерализацией 400 г/л по данным нашего бурения здесь, выйдут на поверхность в бортовых частях водохранилища по периметру этой гигантской новообразованной таликовой зоны. В гораздо большем объеме, чем в существующих, как они говорят, бытовых условиях. Это никак не учитывается при оценке качества воды. Ну и что еще – эти растворы попадут все-таки в бассейн и уйдут в Туруханск, уйдут в нижний бьеф. И весь Енисей до самого устья будет подвергнут такой опасности. Я не говорю, что это случится, но это может быть, а в материалах ОВОС даже намека на это нет. Я уже задавал вопрос про лесосводку – я про нее не буду ничего говорить.

И еще момент, для меня вообще непонятный. Вот тут все повторяется: «надо изучить», «надо дополнительно изучать», в каждом разделе как заклинание повторяется это. Все авторы пишут: да, дополнительно изучать, да… Но почему-то у меня создалось такое впечатление, что все, оказывается, надо изучать на стадии строительства – уже, понимаете, в процессе наполнения водохранилища. Значит, сейчас эта ОВОС пройдет экспертизу, вы начнете строить, уже начнете работы по строительству, начнете перекрывать, и в процессе будете изучать. Уже поздно будет изучать! Изучать надо сейчас, на стадии ОВОС, ребята, чтобы нам всем не было плохо. Заканчиваю. Все, заканчиваю.

Исходя из вышеизложенного, ознакомившись с положениями оценки воздействия намечаемой деятельности, всем надо признать, что авторам не удалось доказать экологическую безопасность обоих вариантов строительства Эвенкийского гидроузла. Судя по представленным материалам, создается впечатление, что они этого не очень-то и хотели. При желании за двадцать с лишним лет можно было проделать хоть какую-то работу, принимая во внимание рекомендации экспертизы Сибирского отделения Академии наук и руководствуясь возросшими требованиями экологической безопасности. Остается лишь догадываться: либо они сами не верят в то, что делают, либо они очень надеются на пресловутый административный ресурс. У меня все.

Голос из зала: Проголосуем товарищи, поставим на голосование (бурные аплодисменты) все, надо проголосовать, что все поддерживают.

Председатель: Спасибо за выступление, но выводы бы сразу прочитал и все. Зачем ты нам все 3 листа читал? (Шум в зале). Подождите, дело в том, что часть специалистов нас покинула. Подождите, подождите. (Шум в зале).

Репин В.В.: Можно вопрос?

Председатель: Подождите. Сейчас, значит, у нас будут еще три вопроса. Пожалуйста, подготовьтесь и отвечайте. А, давайте (шум в зале) вот, подождите. Значит, нас часть специалистов покидает. Скажем им «до свидания» и…

Голос из зала: Всего хорошего, дальше работайте.

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Кто сегодня улетает, автобус стоит уже здесь. С вещами на выход. А все остальные, кому нужно отвечать на вопросы, представители «Ленгидропроекта», «ГидроОГК», разработчиков остаются здесь и будут работать здесь несколько дней.

Председатель: Большое спасибо за участие.

Репин В.В.: А вопрос – представитель «Бюро экологического и социального консалтинга» останется?

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Я остаюсь здесь.

Репин В.В.: У меня к ним вопрос.

Стрижова Т.А.: Я готова вас буду слушать, как только мы тут паузу закончим.

Голоса из зала: До свидания. До свидания. До свидания. До свидания. Дальше работать, дальше работать, аферу государственного масштаба затеяли. Деньги отрабатывать надо. Да. До свидания, надеюсь, не первый раз и не последний. Да, только вы учтите, что это станция далеко не первая на вечной мерзлоте, Колымская, Средне-Канская, да вы про народ забываете (шум в зале). Норвежцы, французы – все используют электроэнергию. Не в таких масштабах, не такой ценой, не такой ценой. Энергии минимум, а последствия…

Председатель: Пожалуйста. Слава, пожалуйста.

Репин В.В. (председатель молодежного общественного движения «За будущее Эвенкии!»): Такой вопрос: одним из главных подрядчиков «РусГидро» по проекту Эвенкийской ГЭС является ООО «Бюро экологического и социального консалтинга». Наши, коллеги недавно сделали запрос на выписку из ЕГРЮЛ, и я хотел бы рассказать, что она дала. Оказывается, очень авторитетное «Бюро экологического и социального консалтинга» образовано только в 2007 году, в августе, уставной капитал 10 тысяч рублей и три учредителя. Я, конечно, не спорю, что это все по законодательству, но, пожалуйста, объясните мне про ваш авторитет при разработке такого сложного вопроса. Спасибо.

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Я понимаю, что это не очень относится к материалам ОВОС, но если есть вопрос, то я готова на него ответить. Итак, действительно, «Бюро экологического и социального консалтинга» создано было недавно. Вместе с тем это менеджерская консалтинговая фирма, которая пользуется услугами привлеченных экспертов. Причем эксперты достаточного высокого уровня. Мы приглашаем специалистов академических институтов, проектных институтов для разработки, и пока особых нареканий по нашим разработкам не было. Вот сегодня тут тоже прозвучало, что все вопросы, которые разрабатывали мы, пока по ним нет у вас особых проблем, хотя я не исключаю, что такие вопросы могут появиться. И мы снова будем приглашать специалистов и работать. Это новая, конечно, форма консалтинговых услуг. Но необязательно быть большому научно-исследовательскому институту, в котором работает 100–200 человек, достаточно работать и 12 человекам, чтобы делать хорошую работу. Мы работаем на услугах привлеченных специалистов. Спасибо.

Председатель: Спасибо. Еще вопросы? Пожалуйста, Алина Григорьевна.

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Сейчас было озвучено, что вы привлекаете экспертов. Скажите, пожалуйста, проводилась ли этнологическая экспертиза и какие институты привлекались?

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Дело в том, что этнологической экспертизе подвергается полный документ. И вы тоже понимаете, что законодательно этноэкологическая экспертиза, к сожалению, пока не утверждена. Вместе с тем еще раз повторяю: на экспертизу представляется полный проектный документ. Мы разработали часть проекта – оценку воздействия на окружающую среду. Подавать часть раздела ОВОС на экспертизу – никакая экспертиза не примет какие-то разделы ОВОС. Но рекомендация об этнологической экспертизе ОВОС прозвучала уже дважды. Вот вчера у нас на совещании, на общественных слушаниях в Туруханске поднимались вопросы, вы сейчас тоже поднимаете. И, действительно, эта часть должна быть подвергнута если не этнологической экспертизе, которая, еще раз повторяю – законодательно не утверждена, то она должна быть грамотно и внимательно рассмотрена соответствующими институтами после завершения материалов ОВОС, их подготовки. Что можно предоставить – отдельные наработки и разработки или все-таки цельный документ, из которого видна вся концепция развития территории? Я думаю, что последнее.

Председатель: Спасибо, еще вопросы будут?

Львова В.А. (житель п.Тура): Вот я сейчас сидела, слушала и меня (Мирзаев уехал, да?) посетила такая мысль – я вспомнила роман Гоголя «Мертвые души», где был такой помещик, не помню, который все мечтал: «не построить ли нам, душенька, мост до Парижу?».

Голос из зала: Манилов!

Львова В.А.: Манилов, да. Так вот этот доклад Мирзаева мне показался точно маниловским: он такие вещи говорил… Вот чувствуется, человек не был здесь, не знает наших условий. И вот просто намечтал там себе что-то, наделал… А как нам жить? Как вот воду, допустим, опреснять? Кто будет платить за это? Оказывается, мы сами будем платить! Так они нам предложили. Нам ни одного ватта электроэнергии не дают. И говорят при этом, что мы можем строить какие-то дома там… А нам еле-еле электроэнергии хватает на сегодня. А как мы будем строить новые предприятия, я не понимаю, если нам ни одного ватта от электростанции не пойдет? Значит, получается (это мое мнение такое), что нас просто обманывают. И вводят в заблуждение. От ГЭС нам ничего не будет. Мы уже знаем, что такое Красноярск – он нам ничего не помог. Вот забрать – пожалуйста.

(Аплодисменты)

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Иванов Виталий Михайлович, ГИП по водохранилищу, заместитель Андрея Яковлевича Мирзаева. Во-первых, хочу сказать за Андрея Яковлевича, что 8 лет он проработал на строительстве Колымской ГЭС, которая благополучно сдана в постоянную эксплуатацию два года назад и работает. Первый агрегат пущен в 1982 году и работает. Так что определенный опыт, наверное, все-таки есть. И опыт проживания на Севере – тоже. Ну, а по социальным вопросам лучше Татьяна Алексеевна…

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Знаете, вот сегодня неоднократно упоминалось о тех просьбах, с которыми вы обращаетесь к Красноярску, потому что у вас бюджет дотационный 4 млрд. И знаете, на самом деле в процессе подготовки социально-экономического блока были привлечены очень уважаемые экономисты и эксперты, и вы не думайте, что мы не такие патриоты и вот нам надо обязательно всех вас тут затопить, утопить и получить нам какие-то выгоды. Я думаю, что наше «Бюро экологического и социального консалтинга» не доживет до того времени, когда будет строиться данная гидростанция. Едва ли мы получим какие-то дивиденды. Но я хочу вам сказать: анализ показал грустную ситуацию. И это даже информация не для жителей всего округа, а информация для руководства этого округа. И раз эти вопросы все время поднимаются, мы надеялись, что у нас будет отдельная какая-то встреча, где мы можем это осветить… Довожу до вашего сведения следующее. Наш анализ показал следующее: к сожалению, а может, и к счастью, мы ОВОС делали в докризисный период. О том, что произошла мировая экономическая и финансовая катастрофа, не мне вам рассказывать. И сегодня вектор развития периферийных экономических регионов – таких, каким является анклав Эвенкия – очень проблематичен. Вот сегодня нам говорили в комментариях, что плохой уровень жизни, мало энергии, вы не можете развиваться, плохое здоровье и так далее, и так далее. Я уже не буду все остальное перечислять, вы сами все проблемы знаете. Ввоз продуктов, дорогие продукты и так далее. Так вот, для того чтобы хотя бы вернуться на несколько лет назад и хотя бы обеспечить достаточный уровень жизни, соответствующий требованиям ООН, а это – здоровье, образование, транспортная доступность – вот для того чтобы вы хотя бы это имели, ваш бюджет должен быть увеличен в пять раз. Вот тогда есть надежда у ваших детей и у вас. Если вы думаете, что государство будет увеличивать дотации в пять раз – я сомневаюсь. Может быть, полмиллиона – 500 миллионов в год или в ближайшие три года вам будут добавлять, но потом вы выйдете на плато. И это я не запугиваю и не шантажирую, я за строительство ГЭС вас не агитирую, я рассказываю то, что мы получили в результате социально-экономического анализа, то, что не входит в ОВОС, потому что это попутная информация. Итак, надеяться на дотации государства, а у вас 95 % зависимость сегодня от государства, от Красноярского края и от федерации (субвенции и дотации), естественно, вы не можете. Государство, может быть, и будет помогать. Я, например, не буду сейчас отвечать за правительство Российской Федерации и правительство Красноярского края, каким образом они будет поддерживать жизнь таких периферийных, в очень сложных климатических условиях проживающих регионов. Либо это будет действительно увеличение дотаций, причем серьезное увеличение дотаций, если Россия сможет подняться так хорошо, чтобы вам помогать, но достигнуть уровня того, когда у вас было 30 тыс. оленей – едва ли. Вот мы посмотрели этот регион, сегодня не хватает кадров оленеводов. Просто их не хватает. Даже если завтра началось бы строительство крупного энергетического, газового или нефтяного комплекса и даже если инвестор будет готов уже завтра завести сюда 10–15 тыс. оленей, я сомневаюсь, что найдутся кадры, которые смогут обслужить это стадо оленей. Сегодня эвенку, судя по нашему социологическому опросу, невыгодно заниматься оленеводством, они тоже не хотят кочевать. Они хотят жить в нормальных условиях. Нужно мясо – пошли, три диких оленя забили, не хватает – еще одного.

Вы понимаете, в чем дело, здесь ведь проблема гораздо глубже и гораздо серьезнее. И, может быть, она не предмет разговора на общественных слушаниях. Нужна новая стратегия развития такого региона. Но те проекты, которые сегодня предлагаются, они не всегда выдерживают критику. Вот последний проект устойчивого развития Эвенкии, который появился в интернете и на сайтах. Что он нам говорит? Вот читаем, читаем, читаем, глубокого анализа, конечно, нет, но это и нормально, в общем-то, люди не должны обладать всей информацией, потому что они не собирали ее. Но вывод: финансовая составляющая этого региона – продажа мехового сырья, разведение риса и т.д. Вот поверьте мне – это нудно все. Вообще, если весь дикий северный олень будет забит и продан, вы не закроете даже десятую часть вашего бюджета. Какой там рис в теплицах! Поэтому вы знаете, сегодня каждый регион, большой или маленький, субъекты ли федерации, муниципальные ли образования, должны разрабатывать новые программы экономического развития – это несомненно. После кризиса такое должно быть. Так программа, которая вами сейчас разработана, программа развития до 2017 года, над ней потрудились вы, ваши аналитики, ваши экономисты, положили на нее время и так далее. Но вы же прекрасно понимаете, что после этого кризиса, того, что произошло, эта программа требует пересмотра. И вы опять ориентируетесь только на то, чтобы ездить в Красноярск и просить деньги. И я еще раз повторяю – будете просить, и будут давать. Не отсохнет рука просящего и дающего. Но это будут такие минимумы, что это ваше ветхое жилье по поселениям Илимпийской группы, в которых 70–80 % ветхого жилья, люди и будут жить в этом жилье и намного лет вперед. Потому что таких денег, чтобы кардинально изменить ЖКХ – нет. Как люди, простите меня, пользовались уличными туалетами, так они и будут пользоваться. И так далее, и так далее. Я сама сибирячка, я сама жила на севере и все это прекрасно понимаю. И это за пределами ОВОС, я вам просто говорю, что сегодня нужна новая стратегия развития Эвенкии. И как государство из этой ситуации будет выходить, я не знаю. Либо будет увеличивать дотации, либо будет предлагать реализацию крупных инвестиционных проектов. И здесь совершенно правильно выступила доктор биологических наук, профессор, нужен какой-то компромисс. Что-то нужно отдать, что-то получить. Либо ничего не отдавать, жить так, как живете. Пускай ваше руководство тратит деньги, ездит и просит, вооружайте его вашими просьбами, пускай просит, пускай в год вам по полмиллиона добавляют. Все, вот как есть, так и будет.

Вот, может быть, это ответ на некоторые ваши вопросы, я еще раз повторяю – это получилось вне материалов ОВОС, это анализ, который мы сделали. И я еще хочу сказать следующее. На прошлых общественных слушаниях Игорь Валерьевич Мукто правильно заметил: территория не изучалась многие годы. Сейчас тут докладчик выступал с большим таким замечательным проспектом (я надеюсь, что мы приложим его к нашему протоколу), что территория практически получается снова пионерного освоения. Двадцать лет назад, когда затевали Туруханскую ГЭС, только тогда государство отправило сюда науку и хоть что-то получили, какую-то информацию. И сейчас, и сейчас именно в рамках эвенкийского проекта – будет он, не будет, я тоже не могу ничего гарантировать – впервые получен такой объем социальной, экономической информации, построены векторы развития, куда они пойдут при нулевом варианте. Поэтому этой информацией может сейчас воспользоваться руководство района, чтобы построить векторы развития вашего региона без ГЭС, с ГЭС или как угодно. Вам выбирать. Спасибо.

Цай Е.В. (житель п.Тура): Дайте, пожалуйста, сказать… Лично меня как жителя Туры и как человека, который здесь родился и воспитывает своих детей, меня лично это оскорбило. Потому что я считаю, что вот такие вот заявления делать представителями «РусГидро» по поводу того, сколько мы ездим в край просим и сколько мы будем просить, и сколько у нас тут оленей и будут ли наши оленеводы их пасти, и будут они иметь возможность их пасти – это уже решать не вам, а нам, жителям этой земли. И поэтому я хочу, вас спросить: все-таки «РусГидро» к нам сейчас приехало с готовым ОВОСом, либо вы будете его еще дорабатывать, изучать, делать какие-то исследования? Вы нам сейчас привезли вариант ОВОС уже готовый или нет? О чем мы здесь вообще говорим тогда, что мы заслушиваем?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Дорабатывать, естественно, будем. Проведение дополнительных исследований – только по тем вопросам, которые действительно встанут так, что без этого не обойтись. Представленные материалы уже в окончательном виде будут в общественных приемных и будут доступны на сайте «РусГидро».

Цай Е.В.: Когда?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Это будет. Во многом зависит от того, какое количество замечаний поступит, естественно, не только от вас, от Туруханска, от сельских поселений Илимпийской группы, но и от органов. Разосланы материалы эти по 49 адресам.

Цай Е.В.: Я прошу прощения, я вас перебью, у вас сроки какие-нибудь оговариваются, конкретные сроки?

Иванов В.М.: Пока вот в течение 30 дней принимают замечания.

Цай Е.В.: В течение какого срока?

Иванов В.М.: От сегодняшнего дня.

Цай Е.В.: Вы принимаете замечания в течение 30 дней, в течение какого срока у вас будет готовый вариант?

Иванов В.М.: Ориентировочная дата – это 15 февраля, может быть, раньше. Могут быть и причины, которые задержат это.

Цай Е.В.: Этот ваш окончательный вариант мы еще каким-нибудь образом будем заслушивать? Вы будете приезжать нам его представлять?

Иванов В.М.: Нет, заслушивать вы не будете, если только у вас будет желание пригласить нас для того, чтобы вам осветили какие-то дополнительные вопросы – это можно.

Цай Е.В.: И вы считаете, что вот за эти 15 дней на все замечания, которые будут вам поступать в течение 30 дней, вы дадите исчерпывающие ответы и сделаете исчерпывающие исследования?

Иванов В.М.: Извините, с 15 октября, ну с 17 октября, три месяца.

Цай Е.В.:: В течение трех месяцев. Вам не хватило года, чтобы сделать нормальные, достаточные исследования и дать ответы на те вопросы, которые были заданы год назад! Вы сейчас к нам приехали и говорите, что вот надо еще исследовать… Правильно г-н Агеев сказал, что вы каждый раз (а вы приезжаете третий раз), каждый раз нас лечите обещаниями. Извините за грубость, что вы будете еще изучать? Вы будете там еще что-то читать, но я, например, на территории Туры и на территории района не заметила, чтоб вы что-то изучали. Вы подняли книжки, залезли в интернет, списали что-то, написали и привезли: нате, господа, читайте. Вы думаете, что тут все дураки, что ли? Извините.

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Должен сказать, что территория огромная, и вы не могли заместить всех, кто когда работал. Были представлены схемы, был запрос от вашего руководства о каждой из субподрядных организаций, в какое время она работала, в каком месте, сколько людей занимались и чем это может быть подтверждено. Я думаю, что ответы были получены. Если не получены в полной мере, то будут получены. Эти три месяца будут посвящены в основном не исследованиям, а, естественно, систематизации, уточнению каких-то моментов, которые выявились в ходе слушаний, и недостатков, естественно, потому что они будут. Окончательного документа сразу сделать ну просто невозможно.

Цай Е.В.: Я вас поняла, спасибо. Еще один у меня вопрос. В прошлый раз на публичных слушаниях, когда мы рассматривали ваше техническое задание, у меня тоже был вопрос к вам, такое предложение, чтобы «РусГидро» гарантировало пересадку растений, которые занесены в Красную книгу. Так вы посчитали, сколько вам будет это стоить?

Иванов В.М.: Деньги в бюджет заложены,

Цай Е.В.: В чей бюджет?

Иванов В.М.: В расчет стоимости, оценка есть.

Цай Е.В.: Сколько?

Иванов В.М.: Сейчас укрупнено это входит в лесохозяйственные мероприятия, о которых уже говорилось, которые будут осуществляться на площади 228 тыс.

Цай Е.В.:: Сколько стоит?

Иванов В.М.: Ну вот вся эта сумма будет порядка 16 млрд. руб.

Цай Е.В.: В чей бюджет?

Иванов В.М.: Ну в конечном итоге, скорее всего, министерства природных ресурсов и лесного комплекса Красноярского края. Конечным распорядителем, наверное, они будут.

Цай Е.В.: А кто будет заниматься пересадкой, «РусГидро»?

Иванов В.М.: Конечно, нет, это будут специалисты, ну что вы! И еще хочу отметить отдельно насчет краснокнижных растений: исчезающих видов здесь нет, есть редкие. Исчезающих нет вовсе.

Цай Е.В.: У меня сложилось впечатление, что вы вообще ничего не сделали!

Аплодисменты

Крейндлин М.Л. (руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России»): К сожалению, уехал представитель Института леса, вопрос, скорее, был к нему, но тем не менее, может, кто-то сможет ответить. Насколько я понимаю материалы ОВОС по лесу – то, о чем сейчас говорил предыдущий докладчик, компенсационные мероприятия по лесу – насколько я понимаю, лес будет уничтожен на площади 800 с лишним тыс. га, расчистка ложа будет производиться на площади 19,6 тыс. га, остальное будет затоплено. Но вопрос не в этом. Насколько я понимаю, эти компенсационные мероприятия на сумму 16 млрд. рублей будут выражены в посадке и проведении рубок ухода за лесом в Нижнем Приангарье. Я правильно говорю?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): На территории Красноярского края.

Крейндлин М.Л.: В материалах ОВОС указано конкретное лесничество – я сейчас точно не помню, но это Нижнее Приангарье.

Иванов В.М.: Это в качестве примера.

Крейндлин М.Л. (руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России»): Как такие компенсационные мероприятия, как они могут компенсировать уничтожение естественных лесов? Почему это важно? Нижнее Приангарье – это зона, насколько я знаю, интенсивнейшего лесопользования в Российской Федерации, где леса сильно нарушены. Почему, собственно, там и требуются посадки и лесовосстановление. Вопрос: как это будет, каким образом этими действиями будет компенсировано уничтожение практически нетронутых, малонарушенных, фактически незатронутых хозяйственной деятельностью высокопродуктивных относительно местных условий лесов в бассейне Нижней Тунгуски? И, наверное, к этому же и второй вопрос, практически в этой же сфере. Сейчас в соответствии с действующим законодательством в Федеральном законе «Об охране окружающей среды» предусмотрено, что в приоритетном порядке подлежат охране естественные экологические системы, в том числе леса, не подверженные хозяйственной деятельности человека. Это один из принципов охраны окружающей среды, предусмотренных Федеральным законом «Об охране окружающей среды». Как этот принцип согласуется с планами по уничтожению малонарушенных лесов и компенсации этого при помощи посадок в районе сильно нарушенных лесных массивов в Нижнем Приангарье?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Позвольте мне за Институт леса ответить, мы с ним плотно работаем. По поводу того что леса мы предполагаем на территории Красноярского края, повысить их производительность, чтобы восполнить утраченный ресурс. Вы, как я знаю, хорошо знакомы с заключением Сибирского отделения Российской академии наук 1988 года, читали его довольно-таки подробно. Читайте, там одно из предложений было: осуществить, рассмотреть среди возможных вариантов компенсацию теряемых лесов, вариант осуществления лесовосстановления на территории России. Вообще, даже не России, а было сказано Советского Союза, европейской части, южных территориях, высокопроизводительных. Там было сказано, это было заключение Сибирского отделения. Дальше. По лесам, которые здесь. На Курейском водохранилище последние два года проводятся исследования, до этого уже на протяжении порядка десяти лет на одном из крупнейших водохранилищ Дальнего Востока – Зейском водохранилище – проводятся исследования по тому, как изменяется лесная растительность в условиях того, что изменяется климат в прибрежной полосе от 400 м до 1 км – местами, может, и более. Получены выводы дальневосточных ученых о том, что происходит ускоренный прирост по этой территории. По Курейскому водохранилищу исследования показали неоднозначные результаты. По березе, например, такого не происходит. По хвойным породам есть разные сведения, но по лиственнице однозначный сделан вывод Институтом леса (это они делали в том числе в рамках проекта Нижне-Курейской ГЭС), что прирост ускоряется, и в течение 20–30 лет будет в значительной мере восполнены леса в этой прибрежной полосе. Качество лесов изменится в лучшую сторону.

Председатель: Еще вопросы?

Шкрадюк И.Э. (Международный социально-экологический союз): В материалах ОВОС описаны мероприятия по компенсации ущерба окружающей среде, за переселение населения, и они вместе составляют до 100 млрд. рублей и за вычетом сумм на посадку лесов в Приангарье они составят по 5 млн. рублей на каждого жителя Эвенкии. Вопрос работникам «Бюро экологического и социального консалтинга». Вы выразили сомнение, что бюджет будет в дальнейшем спонсировать Эвенкию. Вы можете чем-нибудь обеспечить выделение этих средств из бюджета после того, как решение о строительстве будет принято?

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Обеспечит это электроэнергия, которую может вырабатывать станция. Вы понимаете, что такое 49 млрд. кВт/час?

Шкрадюк И.Э. (Международный социально-экологический союз): Кто будет финансировать экологические и социальные мероприятия – федеральный бюджет или «РусГидро»? Вот если «РусГидро» будет это финансировать и юридически это закрепит – есть предмет для разговора. Что касается обещания выделения денег из бюджета, многие люди знают это на своем опыте.

Иванов В.М. (главный инженер проекта по водохранилищам ОАО «Ленгидропроект»): Ну тогда уж в нашей стране можно ничего не строить и никому не верить. Это значит, что это будет финансироваться из федерального бюджета. «РусГидро» – это тоже компания. Вы знаете, что гидроэнергетические ресурсы, за исключением изолированных систем, как у «Норникеля», находятся в собственности государства. И никто изменять это соотношение не вправе. В соответствии с законом об электроэнергетике, который, конечно, все критикуют, но 62 % акций «РусГидро» находятся в руках государства, и меньше оно быть не может по закону об электроэнергетике. Если нам не ориентироваться на законы, то мы никогда не станем правовым государством, к которому ведут нас ваши западные коллеги и спонсоры.

Председатель: Все, спасибо.

Шкрадюк И.Э.: Я понимаю, что вы сейчас пытаетесь…

Председатель: Спасибо, подождите. У нас…

(Шум в зале)

Председатель: У матросов нет вопросов, большое спасибо. Выступления: Выступаем, подходим, ограничили регламент 5 минутами. Все выступили или кто-то еще хочет сказать?

Из зала: Можно вопрос?

Председатель: Пожалуйста, Михаил.

Из зала: Сейчас будут прения, выступления, да?

Председатель: Нет, пока еще вопрос-ответ. Если вопросам уже конец, то просто выступления. Это не прения «Я люблю Эвенкию и не надо мне «РусГидро» или «Я люблю «РусГидро» и не надо мне Эвенкии». Примерно так. Пожалуйста, Николай Петрович.

Петров Н.П. (житель п.Тура): Я просмотрел, Вадим Григорьевич (Бардюков) ушел, да? Я хотел бы к нему больше обратиться. Потому что, когда его назначили с Хантайской на Курейскую ГЭС, разговор состоялся, что на одной, что на другой ГЭС – это проблема реализации электроэнергии. Этот его слова, я не выдумываю. Я думаю, эта проблема и сейчас сохранилась, потому что, скажем, в Игарке потребителей стало меньше, потому что там градообразующее предприятие ЛПК, на которое работала вся Игарка, провалилось. Чтобы решить как-то проблему, есть два пути. Один путь энергосберегающий, другой есть пополнение его строительством… Вадим Григорьевич вот мне говорил в личной беседе, что проблема – реализация электроэнергии. Некому реализовывать, нет покупателя на двух электростанциях, которые находятся на севере и которые выведены непосредственно потребителю. И вот строительство – насколько оно необходимо? Непонятно. И еще одно. В случае строительства Эвенкийской ГЭС после начала строительства, после начала затопления, на девятый год пуск, как вы сказали, да? Ребята, нас никто здесь не оставит. Мы толчем воду в ступе. Почему? Электроэнергия ведь очень дорогая, вырабатывается дизельными электростанциями. А завоз – это сегодня судно загрузили в Красноярске или в Маклаково, и оно прямым ходом сюда пришло, вот в эти две недели и обеспечило на год. Сегодня если перевалка, и если здесь содержать еще флот, само содержание флота увеличивает стоимость в пять раз. Плюс перевалка. Итого, если сегодня у нас стоит литр горючего стоит 22 рубля в среднем, тогда он будет стоить где-то рублей 120. И кто после перекрытия русла будет за такие деньги покупать? Да никто!

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): По поводу дефицита и избытка электроэнергии. Чем отличается Таймырская энергосистема от всех остальных? Таймырская энергосистема, туда входит Курейская и… в прошлом, во времена Бардюкова, – это изолированная система. Что предлагается с Эвенкийской ГЭС? Вся система, которая у нас до Урала… ну, от Бреста, скажем так, до Владивостока, она закольцована. То есть, где бы ни была какая-то пиковая или внештатная ситуация, электроэнергия может поступать с другого конца страны. Ей все равно, в каком бежать направлении. Поэтому Эвенкийская ГЭС как раз входит в эту закольцованную систему энергообеспечения всей страны… Вот по схеме энергетической системы, она до нее и доходит. Неважно, сколько километров.

Теперь вот по поводу того, что энергия не доходит до эвенкийских населенных пунктов. Это действительно так по двум причинам. Во-первых, от территории нет предложений. Я имею в виду Красноярский край. Второе, вот прямо сейчас и есть то самое время дать свои предложения по поводу того, что есть населенные пункты, где электроэнергия очень дорогая, поскольку северный завоз, дизельное топливо, и все прочее. Можем включить расходы на строительство новых энергетических объектов в этом проекте и обеспечить любой населенный пункт электроэнергией. Я знаю, сколько там километров, и проект сделан именно под эти километры и ни под какие другие. У нас у единственной страны, совсем недавно самой передовой, нет линии электропередач постоянного тока. Была одна из первых линий на Волге, которой сейчас нет. Есть в Африке, есть в Китае. В России нет… Я все имею в виду, прочитайте, пожалуйста, материалы ОВОС, там все эти вопросы расписаны. Мы повторяемся.

Следующее. Почему ГЭС, почему не атомная станция, угольная, и так далее. Можно я отвечу? Ответ в том, что каждая станция имеет свое предназначение. Атомная станция все, что вырабатывает, отдает в базу, в сеть. Она не может быть заглушена, она не может быть приостановлена, она не может вырабатывать еще больше энергии, чем она выдает. Для того чтобы ТЭЦ выдавала больше или меньше энергии, нужны сутки, а перепады – вы знаете, когда напряжение скачет, очень часто появляются сообщения о том, что перегорают телевизоры, холодильники, портятся продукты и т.д. Так вот, покрывать пиковую нагрузку, как в максимум, так и в минимум, предназначены именно ГЭС. Можно построить кучу атомных станций или ТЭЦ, но качество электроэнергии можно регулировать именно энергией, полученной с гидроэлектростанций. Спасибо.

Вопрос из зала: На прошлом слушании, опять вот Вадим Григорьевич Бардюков сказал, что на Западе гидроресурсы используются до 75 процентов, у нас используется всего 18 процентов. Но строительством таких гигантов, на мой взгляд, мы как раз рубим сук, на котором сидим. Потому что мы ограничиваем возможность строительства небольших гидроэлектростанций – что как раз делается на Западе, где путем строительства таких гидроэлектростанций используется весь гидроресурс. Потому что строительством больших электростанций использовать весь ресурс невозможно. Строительством гигантов мы рубим сук, на котором сидим. Поэтому строительством мелких, которые тоже регулируют скачки, и быстрее вводятся в строй – это то, чем живет и как работает Запад.

Председатель: Кто еще хочет сказать? Прения потихоньку переходят в выступления. Пожалуйста.

Ковалев А.В. (житель п.Тура): Меня вот то, что говорили гидростроители, не убедило совершенно. Особенно тогда, когда сказали, что получили материалы из Кирова по охотоведению и так далее. Получается, что исследования по этому поводу проведены кабинетно. Где-то там чего-то нашли, чего-то напечатали и нам привезли. Пожалуйста, считайте, сколько у нас оленьих пастбищ на самом деле, сколько у нас сельхозугодий. Я совершенно уверен, что нас просто дурачат. Материалы ОВОС оговаривают предполагаемое благотворное влияние на социально-экономическую ситуацию, на гигантскую площадь строительства водохранилища. Говорится также об опережающем возведении жилых объектов, объектов соцкультбыта, о работах по лесосведению и так далее. Говорится о безопасности ядерных полигонов и о денежных суммах, запланированных в затратах на нашу Эвенкию и на нас, грешных. Я, как один из вас, говорю отсюда и сейчас и надеюсь на понимание всех здесь присутствующих, которые хотят жить столько, сколько кому отмерено. Так вот. Если случится строительство ГЭС, нарушатся все пищевые и биологические цепочки, которые у нас складывались здесь на протяжении многих тысяч лет. Кто из уехавших на материк людей прожил там больше десяти лет? Я думаю, если есть такие, то их очень мало. В основном все отъезжающие от нас умирают там быстро. Почему это так? Это потому, что наш организм адаптирован для проживания именно в этих условиях, в этой природной среде, связанной с качеством воды и еды. Человек правильно питается там, где живет. А мы кушаем мясо оленя, который питается здесь же. Таймырская оленина съедобна, но загрязнена тяжелыми металлами Норильского промышленного района. Под воду уйдут земли сельхозназначения, ягельные пастбища, пригодные, по моим оценкам, для выпаски примерно восьми тысяч голов оленей, из которых каждый год мы потребляем примерно две с половиной тысячи особей. Олень, который мигрирует в более труднодоступные места, потеряв привычные места обитания, будет истреблен хищниками. А мы останемся тут и будем умирать от неправильного питания. Я нисколько не преувеличиваю, так оно и есть. Так как известно, что продолжительность жизни каждого из нас может из-за этого уменьшиться на 10–15 лет. Настолько же меньше проживут здесь наши дети и внуки. Ради чего? Ради теплого дома из фанеры и пенопласта, обещанного нам, как тем самым индейцам где-то там на Западе? В какую сумму оцените вы такую «радость»? Я не думаю, что деньги здесь уместны вообще. Я категорически против своего досрочного ухода в иной мир. Я хочу вместе с оленями и с вами жить как можно дольше и быть здоровым, чего и вам желаю. Прав я или не прав – решать вам. Если моего слова как охотоведа недостаточно, пусть свое слово скажут ученые, медики и биологи – они, наверное, не любят питаться одной фенозной рыбой. А предполагаемая ГЭС на Нижней Тунгуске – ни что иное как экологическая бомба замедленного действия.

(Аплодисменты)

Председатель: У нас осталось совсем немного времени, давайте, дорогие друзья, выступления.

Крейндлин М.Л. (руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России»): Постараюсь уложиться. Еще раз, коллеги, я представлюсь: я являюсь представителем российского отделения международной общественной экологической организации «Гринпис». Заодно мы с моими коллегами представляем коалицию российских экологических организаций по вопросам энергетики. Мы много ведем переговоров и раньше вели с компанией «РусГидро», сейчас прекратили. Сначала маленькая ремарка. Вот главный инженер проекта сказал, что нас, оказывается, к правовому государству призывают западные коллеги и спонсоры. А я сначала думал, что нас президент Российской Федерации призывает к правовому государству – видимо, я ошибался. Вообще, компания «РусГидро» любит обвинять экологов в экстремизме, в продажности мировому империализму, а сама, правда, при этом торгует акциями на Лондонской бирже. Это лирическое отступление.

Тем не менее к вопросу о правовом государстве. Нашими коллегами из Института региональных биологических исследований проведен расчет возможного ущерба объектам животного мира в результате строительства Эвенкийской ГЭС. Расчет, конечно, неточный и неполный, потому что они исходили только на основании тех данных, которые есть в ОВОС. Тем не менее, этот расчет основывается на существующих и утвержденных в установленном порядке в Российской Федерации методиках расчета ущерба разным видам природных ресурсов. Ущерб составляет 4 394 114 779 854 рубля. По оценкам, это порядка 50 процентов реального ущерба, то есть то, что удалось посчитать. Мы передадим руководству администрации поселка этот расчет – надеюсь, он будет приложен к материалам протокола. К сожалению, нигде в материалах ОВОС такого расчета нет. Кроме этого, я также хочу обратить ваше внимание на некоторые аспекты действующего законодательства. В соответствии с Федеральным законом «Об охране окружающей среды», статьей 3, которой определены Основные принципы охраны окружающей среды, на которых должна основываться хозяйственная деятельность и приниматься решения о хозяйственной деятельности, следующие:

  • соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду, обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека;
  • презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности;
  • сохранение биологического разнообразия;
  • запрещение хозяйственной и иной деятельности, последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализации проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению и (или) уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды,

Повторяю: это прямое требование российского законодательства. Кроме того, по результатам изучения материалов ОВОС (и я думаю, то, что мы сегодня услышали, подтверждает эти выводы), при разработке и реализации этого проекта эти принципы будут нарушены. Во всяком случае, я сегодня не услышал доказательств того, что эта ГЭС будет безопасна для окружающей среды. В данном случае я говорю от имени наших экологических организаций: нас можно обвинять в экстремизме, но наша консолидированная позиция – что строительство, планы строительства этой ГЭС противоречат действующему законодательству Российской Федерации: федеральным законам «Об охране окружающей среды», «О животном мире» «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока». Они приведут к нарушению обязательств российской стороны, вытекающих из международных конвенций, в частности, Конвенции о биологическом разнообразии, которая требует сохранения естественных экологических систем, не затронутых хозяйственной деятельностью. И в связи с этим, а также теми социальными последствиями, о которых здесь говорили, позиция коалиции неправительственных организаций, которую мы представляем, такова: строительство Эвенкийской ГЭС недопустимо. Мы доводили и будем доводить эту позицию до правительства Российской Федерации, президента Российской Федерации, и соответственно, посчитали необходимым довести ее до участников данных слушаний. Спасибо.

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Я тоже выслушала все выступления, тоже пришла к выводу о недопустимости строительства Эвенкийской ГЭС и пришла к выводу, что в виду угрозы затопления обширных участков земли, являющихся средой обитания, осуществления традиционной жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера, местных сообществ, считаем реализацию проектов недопустимой и нарушающей конституционные права граждан России, а также права коренных народов, закрепленных в ряде международных документов, соглашениях, ратифицированных Российской Федерацией, и заказчику настоятельно рекомендуется реализовать нулевой вариант – это значит отказ от намечаемой деятельности.

То, что касается этнологической экспертизы. Хотя у нас Татьяна Алексеевна Стрижова сказала, что она нигде не закреплена. Она закреплена в Федеральном законе «О гарантиях прав коренных малочисленных народов»: нужно обязательно проводить этнологическую экспертизу с малочисленными народами.

Я еще хотела бы зачитать обращение, которое было вот только что отправлено от кандидата исторических наук Комарицына Сергея Гурьевича – знаете, наверное, такого директора Центра гуманитарных исследований и консультирования. Вот он написал, отправил такое обращение:

«Материалы для общественных слушаний по ОВОС Эвенкийского гидроузла на р. Н. Тунгуска не содержат достаточной информации для реального обсуждения. Документ громоздкий, наукообразный, нелогичный по структуре, с повторами, при этом абсолютно не отражает реальность. Он и начинается с лукавства, потому что иначе как лукавством ссылку на эколого-экономическую экспертизу по предыдущему проекту (Туруханской ГЭС) СО АН СССР назвать нельзя. Из Постановления Президента СО АН СССР № 459 от 11.09.88 "Об экспертизе ТЭО Туруханской ГЭС на р.Нижняя Тунгуска" следует однозначный вывод – экспертиза дала отрицательное заключение. В представленных материалах ОВОС практически не учитываются выводы экспертизы СО АН 1988 года. Экономического обоснования строительства Эвенкийской ГЭС в материалах ОВОС нет. Нет ответа на элементарный вопрос – куда пойдет энергия (есть туманное упоминание о Тюменской области). Не учтены затраты на сетевое строительство. То есть сознательно завышается эффективность проекта.

В материалах ОВОС отсутствует прогноз безопасности гидроузла, что после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС выглядит кощунственно. При этом делается странный, ничем не обоснованный вывод, что плотина на 59 км от устья с НПУ 110 м более опасна, чем плотина НПУ 200 м на 120 км от устья.

Кроме того, для водохранилища наведенная сейсмичность неизбежна. Однако разработчики занижают сотрясаемость, а ее, как полагают специалисты, нельзя прогнозировать меньше 6–7 баллов.

Разработчики ОВОС тенденциозно предрасположены к варианту НПУ 200 м, а не к НПУ 110 м, хотя из материалов этого не следует.

И, наконец, главное. Полностью проигнорирован Федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». В нарушение российского законодательства при подготовке ОВОС не проводилась реальная этнологическая экспертиза. Проигнорирована позиция научной общественности. В июле 2009 года 8-й конгресс антропологов и этнографов России принял специальную резолюцию по поводу строительства Эвенкийской ГЭС. Все ведущие этнографы России выступили за независимую и реальную научную экспертизу. Проигнорирована, вопреки закону, позиция коренного населения (а по закону это должна быть часть этнологической экспертизы), в частности решение Съезда эвенков России в марте 2009 года в Якутске, съезда коренных малочисленных народов Сибири, Севера и Дальнего Востока, опрос жителей Эвенкии, позиция организаций коренных малочисленных народов Севера», и так далее.

Он в связи с изложенным считает:

«Материалы ОВОС не являются научно обоснованными, не содержат достаточной эколого-социально-экономической информации для реального обсуждения проекта и для проведения общественных обсуждений.

Целесообразно существенно доработать; провести реальную научную экспертизу силами независимых научных организаций с привлечением широкой научной общественности. Проводить геоархеологическую и этнографическую экспертизу должны специалисты, имеющие имя в науке, научные публикации по этнографии эвенков, опыт полевых исследований на Н. Тунгуске с полным учетом мнения автохтонного населения. Директор Центра гуманитарных исследований Комарицын».

Он сказал, что это его выступление можно приложить к протоколу.

Председатель: У кого еще будут выступления. Давайте сделаем так, дорогие друзья. Оставшиеся проголосуют за выступления, я готов сидеть здесь до утра, ради Бога. Вы не готовы? Смотрите на меня и держитесь.

Из зала: Нам все ясно.

Председатель: Хорошо, если вам все ясно. Тогда мне сразу надо перейти к подведению итогов анкетирования.

Из зала: Ну человек же вышел! Давайте дадим последнее слово.

Председатель: Да, да, да. Больше выступлений не будет. Последнее выступление. Кто не успел, тот опоздал.

Шкрадюк И.Э. (Международный социально-экологический союз): Сейчас мы много говорили о проблемах Эвенкии. Некоторые выступающие товарищи просили рассмотреть вопрос шире, с точки зрения общегосударственного прогресса. Я в таком случае, именно с точки зрения общественности и прогресса и выступлю.

Первое. О потребности стран в электроэнергии. Две недели назад опубликована концепция развития энергетики России до 2030 года, где показано: производство нефти, газа, угля, электроэнергии в стране росло по максимуму, превышая оптимистические показатели, сделанные 5 лет назад. Потребление внутри страны отставало с точки зрения выполнения плана, шло на экспорт, а не внутрь страны. Внутри страны реально, несмотря на полное отсутствие этой политики в стране, правительство, люди и фирмы додумывались об энергосбережении. И заниматься энергосбережением гораздо выгоднее, чем строить новые энергетические мощности. Эту альтернативу «РусГидро» рассматривать не хочет.

Второе. Если говорить о необходимости резервных мощностей для покрытия пиковых нагрузок, то в Сибири имеется избыток мобильных гидроэнергетических мощностей и недостаток линий для передачи их дополнительных мощностей в центр. Для того чтобы рассмотреть наиболее выгодные варианты, институты экономических стратегий Академии наук сделали расчеты, они опубликованы в профессиональном журнале «Электрические станции». Там сделано 8 вариантов с разными ГЭС, без ГЭС, только на угольных станциях, с разными местами расположения. Вариант с Эвенкийской ГЭС при ставке дисконта 80 процентов дает самую высокую стоимость киловатт/часа. Нам предлагали подумать о разрушающих, устаревающих, выбывающих мощностях в европейской части страны. Здесь же у нас лучше и дешевле капитально реконструировать мощности с повышением КПД, более высокоэффективно использовать ресурсы, чем строить новые.

Что касается предложения подумать о природе, не остановится на пути прогресса, то в программе гидроэнергетического строительства России включены 60 электростанций, от Кольского полуострова до Чукотки. Большая часть из них должна реализовываться «РусГидро». У нее есть широкий выбор. Есть станции, которые не вызывают возражений, например, Нижне-Курейская ГЭС. У нас есть замечания к проекту, но мы считаем его в принципе допустимым, потому что ни водохранилище, ни даже проект плотины катастрофы не создадут. С потребителями энергии Нижне-Курейской ГЭС все понятно. Но из тех шести десятков станций Эвенкийская ГЭС вызвала самое пристальное внимание коалиции экологических организаций, поскольку этот проект грозит наибольшими экологическими опасностями и, в случае аварии на плотине, наиболее масштабной катастрофой. Именно по этому проекту мы выступаем в первую очередь, поскольку считаем его недопустимым. По всем остальным проектам мы готовы разговаривать, по каждому конкретно: какой нормальный, какой нет, по которому надо обсуждать, как именно строить. «РусГидро» отказалось от такого обсуждения.

Что касается других вариантов, то экологи настоятельно предлагали «РусГидро» обсудить проекты развития мощностей на возобновляемых источниках энергии. Компания не выступает, например, за приливную энергетику, где только две приливные электростанции – Тугурская и Мезенская – дадут выработку мощности больше, чем Эвенкийская ГЭС. Когда выйдет в печать моя книга «Сетевая возобновляемая энергетика», «РусГидро» ее получит. Более того, экологи будут регулярно спрашивать все генерирующие компании, что они делают для перехода к возобновляемой энергетике.

Таким образом, когда «РусГидро» из всех возможных вариантов, из тех альтернатив, которые предлагала комиссия Академии наук (например, строительство на притоках второго порядка линии возобновляемых источников энергии и других, и даже разные уровни для Эвенкийской ГЭС), выбрало фактически только вариант с НПУ 200 метров, ими же гипотетически оценены 120 метров или ничего – компания сама себя загоняет в угол. Для чего и рассматриваются разные варианты, чтобы найти допустимый уровень воздействия на среду и людей. Если мы признаем уровень 200 метров недопустимым, остается только один вариант – ноль, не строить на Нижней Тунгуске гидроузла вообще.

Председатель: Спасибо. Ну что, переходим к итогам анкетирования. Пожалуйста, рабочая группа.

Шевченко М.С. (представитель рабочей группы по организации общественных слушаний в п.Тура): Очень жаль, что осталось в зале мало народу.

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Так, нет, подождите-подождите! Мы не можем перейти к процессу анкетирования, поскольку здесь проводились общественные слушания. Дело в том, что цель общественных слушаний – получение вопросов и ответов. Если мы говорим, что во время получения вопросов и ответов мы занимались анкетированием, это значит, что мы прослушали часть вопросов и часть ответов, потому как заполнили анкеты еще до того, как закончились слушания. Давайте определим, что здесь было. Поэтому давайте закроем общественные слушания и перейдем к анкетированию. Я стою на рамках закона.

Председатель: Подождите все! Что вы, Марина Владимировна, хотели?

Староворцева М.В. (заместитель председателя совета депутатов Эвенкийского муниципального района): Игорь Валерьевич, предлагаю сейчас заслушать итоги анкетирования и эти итоги анкетирования приложить к протоколу общественных слушаний, а затем уже перейти к заключительной части общественных слушаний.

Из зала: Давайте проголосуем?

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Голосовать не надо. Такое в принципе, думаю, можно. Но тогда в протоколе надо отметить особое мнение о том, что мы еще до окончания общественных слушаний, до получения всей информации… То есть, что такое опрос? Опрос – это какое-то заключение на основе полученной информации. Если эту информацию не получили, как можно сомневаться?

Председатель: Дорогие друзья, мы получили информацию, закрываем общественные слушания, по итогам общественных слушаний передаем результаты анкетирования в протокол.

Староворцева М.В. (заместитель председателя совета депутатов Эвенкийского муниципального района): Нет. Нужно сначала подвести итоги анкетирования, приложить их в протокол общественных слушаний, а потом закрыть слушания.

Председатель: Итоги будут приложены, но после закрытия слушания.

Староворцева М.В.: Нет. Поставьте тогда на голосование, пусть оставшиеся в зале голосуют.

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Мы же сегодня утверждали повестку!

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Вы можете. Если моя речь будет в протоколе – можете.

Шкрадюк И.Э. (Международный социально-экологический союз): Неадекватная оценка. Давайте так. Мы можем сделать очень просто: ответ–вопрос закончен, выступления закончены. У кого в ходе получения всей информации мнение изменилось? Вопросы закончены, есть ли в зале люди, изменившие свое мнение?

Председатель: Нет, давайте мы не будем заниматься… Давайте так, дорогие друзья. Подводим итоги анкетирования, и расходимся по домам. Кто не хочет, может оставаться. Еще есть вопросы?

Суворов П.И.: Есть.

Председатель: Пожалуйста, Петр Иванович

Суворов П.И. (Глава Эвенкийского муниципального района): Добрый вечер, уважаемые жители Туры! Я тоже хотел бы сказать два-три слова. Во-первых, здесь было много предложений в адрес руководства Эвенкии по поводу того, как мы тут живем и ходим с протянутой рукой, и нам пока правительство края дает. Да, мы живем так, как живем. «РусГидро» и строительство плотины нам не добавляют существенных доходов в наш бюджет для того, чтобы мы стали жить лучше. И это факт, об этом мы не спорим, и это будет таким образом.

О чем я хотел бы, чтобы вы знали, что я бы хотел до вас донести. Вот сейчас проходят общественные слушания. Я это понимаю так: общественные слушания завершились, мы приняли резолюцию и внесли предложения в проект ОВОС. Дальше «РусГидро» вместе со структурным подразделением, нанятым ими, ушли его дорабатывать. Доработали, отдали на госэкспертизу, которая приняла свое решение, и нас с вами уже никто спрашивать ни о чем не будет. И мы больше уже никогда не будем услышаны. В этом поставлена точка, по закону. Понимаете? Ответили нам на заданные вопросы, полностью ответили, не полностью – это нужно будет смотреть только на сайте «РусГидро», в лучшем случае, на сайте Эвенкийского муниципального района и все.

Я предлагаю следующее. Мы внесли предложения, компания их услышала, запротоколировали и отдали компании на доработку проекта ОВОС. А вот когда они его доработают… Мы сделаем перерыв в наших общественных слушаниях, и когда они доработают проект ОВОС, со всеми доработанными предложениями они приедут к нам, и мы его взвешенно еще раз обсудим, и, может быть, у нас не возникнет никаких проблем. А сегодня мы можем политически продекларировать, поставить себе галочку, что мы выполнили свои обязательства, и с чистой совестью идти спать. А что из этих вещей получится, мы не будем знать. Я считаю, что это неправильно. Хочу, чтобы вы услышали мое предложение и как-то на него отреагировали, лучше положительно.

Александр Николаевич, ваши предложения, которые вы передали, проанализировав нынешний ОВОС, на них скажут: «Вот вы нам задали вопросы, мы вот с такими институтами и специалистами провели работу и докладываем Вам, да, Вы были правы, ГЭС оказывается строить нельзя. Или: Вы были неправы, вот Вам изыскательские работы, вот Вам документы, подтверждающие, что все это соответствует тому, чтобы построить плотину». Я думаю, что это будет правильно. Чего мы добились сегодня, отдав эти предложения – не знаю. Не знаю, хоть убей. Вот мы их отдали и все – дальше мы ничего не увидим, ничего не услышим. А так – потом у нас будет еще одна возможность как-то проанализировать ситуацию, в которой мы оставим Эвенкию. Спасибо.

Председатель: Насколько я понял предложение Петра Ивановича, это надо сделать первым заседанием… (шум в зале) а потом сделать второе заседание – два заседания. Или просто перерыв?

Агеев А.Н. (руководитель государственного предприятия «Эвенкияпромуголь»): Товарищи! Я хочу внести ясность со своей стороны. Потому что это общественные слушания, а не заседание… (шум в зале) Чтобы сделать те изменения и дополнения, которые я считаю необходимым, им нужно лет пятнадцать работы. Причем не тут и не в интернете, а с буровыми станками, с геологоразведками. Это – нереализуемо.

Суворов П.И.: Александр Николаевич, если они этого не сделают… у нас общественные слушания не прошли.

Агеев А.Н.: Ну, конечно, не сделают.

Суворов П.И.: Ну так это их проблемы. Твои, что ли? Что ты переживаешь?

Агеев А.Н. (руководитель государственного предприятия «Эвенкияпромуголь»): Мне непонятна ситуация. Юридически этот пассаж никак не закреплен и не подтвержден, его нет нигде. Все опять тоже самое. Через месяц этот ОВОС – доработали его или не доработали – возьмут в экспертизу. Тут вот товарищ говорил, давал слово… я его в первый раз вижу – где этому документальное подтверждение?

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Можно мне слово? (шум в зале) Я считаю, что сегодня материалы ОВОС не готовы. Поэтому надо признать эти слушания вообще недействительными. Какие еще могут быть тут предложения?

Председатель: Алина Григорьевна, слушания прошли.

(Шум в зале)

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Но материалы – они ведь недостоверны! Не вся информация есть в этих материалах ОВОС. Я сегодня поняла, что им нужен результат только тот, что слушания состоялись и все, остальное им больше ничего не надо. Мы считаем, эти слушания надо считать несостоявшимися!

Голос из зала: Результаты анкетирования нам прочитайте.

(Шум в зале)

Председатель: Подождите, уважаемые.

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Дело в том, что ОВОС – это не документ сегодняшнего дня. Он не закроется и через год. Он не закроется и даже тогда… Вот представьте, что ГЭС, например, построена. ОВОС не закроется и тогда. Он перейдет в новую стадию, стадию мониторинга. Действительно, как сказали здесь, все вопросы, которые сегодня были озвучены, это вопросы серьезные. Их нельзя вот как бы взять и озвучить только, это – предпроектная стадия.

Суворов П.И. (Глава Эвенкийского муниципального района): Давайте тогда уточним. Что мы сейчас рассматриваем? По законодательству вы привезли и разместили материалы ОВОС. Они пролежали…

Ефимов В.С.: Предварительные варианты.

Суворов П.И.: Еще будут варианты? Никакого варианта больше обсуждаться не будет. Это ваши слова.

Ефимов В.С.: Нет.

Суворов П.И. (Глава Эвенкийского муниципального района): Нет, ну вот уважаемый главный инженер сказал, что 17 августа в общественные приемные в сельских поселениях поступили рабочие материалы ОВОС. Спустя месяц по федеральному законодательству проходят в сельских поселениях общественные слушания по этим материалам. Можете назвать их рабочий ОВОС, подготовительный ОВОС, как угодно, но по федеральному законодательству это ОВОС – оценка воздействия на окружающую среду. Предварительный вариант ОВОС. Вот сегодня мы его обсудим, дальше отдадите на доработку, далее вы отдадите в главгосэкспертизу для того чтобы те сказали, добро или не добро.

(Шум в зале)

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Что такое сейчас ОВОС? Это вопрос–ответ и получение дополнительных вопросов. Сейчас везде открыты общественные приемные. Еще 30 дней общественные приемные будут работать. В течение 30 дней будут добавляться еще вопросы, и после этого будет время на доработку материалов. После этого вы можете предложить…

Суворов П.И. (Глава Эвенкийского муниципального района): Можем предложить, можем. Но по федеральному законодательству, если бы общественные слушания сегодня здесь не прошли, ничего бы не было. По закону нельзя делать дальше проект, если народ его не обсудил. Здесь мы можем говорить: «нет плотине», «не строить плотину»… это все по закону не принимается. В протоколе будут приняты только предложения, что вот это в проекте не учтено, это доработать, вот это еще что-нибудь, и вот над этим «РусГидро» будет работать. То, что мы тут примем решение не строить плотину, – это не в рамках правового поля, с этим никто считаться не будет. Если мы сейчас предложения протокольно оформим и отдадим, а в общественных слушаниях сделаем перерыв для того, чтобы компания дальше дорабатывала эти вопросы и затем готова была с нами это обсудить – это будет в рамках правового поля. В Федеральном законе не сказано, что мы не можем сделать перерыв на неопределенный срок в проведении общественных слушаниях. Нет там этой строки. Мы в рамках правового поля сегодня проводим общественные слушания, высказали свои замечания и сделали перерыв, и предложили компании их доработать. И все.

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Можно я скажу по поводу правового поля? На сегодняшний день утверждено «Положение об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации». Вот у меня имеется приказ Госкомэкологии. И вот здесь написано, пункт 3.3.1: «окончательный вариант ОВОС готовится на основе предварительных материалов». Вот он, окончательный вариант. Думайте.

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Уважаемые, оставшиеся мужественно в этом зале. Если сейчас это не слушания, если ваши замечания в протокол занесены, но это просто предложения, полагаете ли вы, что компания, не имея правового поля, будет учитывать эти замечания? Должен быть формальный протокол.

(Шум в зале)

Председатель: Подождите крики! Значит, Татьяна Алексеевна, получается, у нас начались общественные слушания. Они состоялись, протокол один составили, можем точно так же это составить, ради Бога.

Суворов П.И.: Сделать перерыв.

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Подождите, а что вы ждете после перерыва? На каком основании компания будет дорабатывать документы? Вот я не могу этого понять. Объясните мне, пожалуйста.

Суворов П.И.: Во-во-во. А на каком основании строить будет?

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Нет, Петр Иванович, давайте не будем. Вот вы задали вопрос. Компания должна доработать и сюда вернуться. Компания должна сейчас вернуться, продолжить работу, правильно? У нее есть в руках результат общественных слушаний. Я говорю слово «формально», потому что подразумеваю формальное следование закону. Есть слушания, к которым мы прикладываем результаты анкетирования. Мы договорились об этом, когда у вас заседали перед началом слушаний. Мы договорились, что все выступления, которые были сегодня здесь и которые можно будет размножить по семь экземпляров (столько заказали копий протоколов), также будет все подшито. Если есть формализованное завершение этапа слушаний по предварительной оценке, компания может быть профинансирована и работать дальше – во всяком случае, проектный институт. Проектный институт вернулся без формальной оценки… вот это как должно быть оформлено? Власть народа?

Суворов П.И.: Людей будут еще раз собирать, вот это все?

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Петр Иванович, вот вы все совершенно правильно сказали и совершенно верно сделали замечание. Люди хотят услышать окончательный вариант, не хотят его видеть с интернета. Мы это сделаем следующим образом: запишем в протокол, что с окончательным вариантом к вам приедут.

(Шум в зале)

Голоса из зала: Нет!

Стрижова Т.А.: Ну почему нет? Это не противоречит…

Председатель: Мы вот сейчас начнем спорить, дорогие друзья, Татьяна Алексеевна. Марина Сергеевна, зачитайте, пожалуйста, результаты анкетирования. А потом поставим на голосование.

(говорят не в микрофон)

Стрижова Т.А.: …общественные слушания по законодательству являются ответственностью муниципального образования и инициатора проекта! Поэтому я сейчас не говорю, что вы готовы или не готовы, поэтому слушания сейчас либо мы проводим, либо у нас просто собрание представителей.

Председатель: Петр Иванович.

Суворов П.И. (Глава Эвенкийского муниципального района): Коллеги, может ли кто-то обвинить нас в том, что мы не организовали общественные слушания? Они идут. Они идут, просто в них будет перерыв.

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Это идут общественные обсуждения! Общественные слушания – это формализованные общественные обсуждения.

Суворов П.И.: Будет протокол, в котором будет написано: в общественных слушаниях сделан перерыв.

Председатель: Марина, пожалуйста

Шевченко М.С. (представитель рабочей группы по организации общественных слушаний в п.Тура): Протокол заседания рабочей группы по организации проведения общественных слушаний. Присутствовали члены рабочей группы: Репин Вячеслав Викторович, Ярославцева Татьяна Михайловна, Павлов Алитет Аскарович, Терещенко, Конева Ирина Павловна, Шевченко Марина Сергеевна. В анкетировании принял участие 221 участник общественных слушаний. Был получен следующий результат. К проекту предполагаемого строительства Эвенкийской ГЭС положительно относится 4 участника общественных слушаний, что составляет 1,8 % от общего числа принявших участие в анкетировании. Отрицательно относится 209 участников общественных слушаний, что составляет 94,6 % от числа принявших участие в анкетировании. Не определились 8 участников общественных слушаний, что составляет 3,6 % от числа принявших участие в анкетировании. Решили: рекомендовать результаты анкетирования, все заполненные анкеты приложить и оформить в протокол общественных слушаний по ОВОС строительства гидроузла на реке Нижняя Тунгуска в поселке Тура. И передаем протокол и все анкеты протокольно-рабочей группе.

Председатель: Раз поступило несколько предложений, я ставлю на голосование, закрываем мы общественные слушания или делаем перерыв. Еще какие-нибудь предложения будут? Со мной согласны? Что, да? Да, Ярослав Романович.

Малаший Я.Р. (глава администрации Эвенкийского муниципального района): Уважаемые коллеги! Я хотел бы обратить ваше внимание на один момент. Нам сейчас предложили рассмотреть вариант 200 метров. Как сказали, что это максимальный ущерб будет, и все. В то же время в предварительных материалах было два варианта – 110 метров и 200 метров. Так вот, я предлагаю записать в протокол, чтобы компания представила ОВОС по НПУ 110 метров. И мы сможем тогда обсудить, и, может быть, эксперты обсудят, что если невозможно построить или экологические последствия для окружающей среды и людей, которые здесь проживают, очень плохие при НПУ 200 метров, то с учетом того, что стране нужна электроэнергия и территория должна развиваться и так далее, а при 110 метрах будет минимальный ущерб – что ж, это можно как вариант рассматривать при получении материалов. Так что я предлагаю записать: представить компании ОВОС по НПУ 110 метров.

Председатель: Да, два последних предложения.

Агеев А.Н. (руководитель государственного предприятия «Эвенкияпромуголь»): Это все из-за того, что вот этот самый ОВОС практически не сделан! Нет вариативности никакой в этом ОВОСе. У них уровня-то всего два: 110 и 200 метров – никаких там 23 не видел. Не было первого варианта в ОВОСе. Значит, можно сказать так, как сделала экспертиза в 1988 году: исключить категорически уровень 200 метров, а по варианту (там было 140, сейчас 110) записать: «провести тщательную работу по варианту 110 метров и это рассмотреть». Я бы вот так согласился.

Крейндлин М.Л. (руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России»): Как ни странно, в данном случае моя позиция – это то, что общественные слушания сейчас надо завершить. Чисто потому, что по положению об ОВОС общественные слушания действительно проводятся по предварительным материалам. К сожалению, раньше, когда действовал неизмененный закон об экологической экспертизе, экспертиза и процедура ОВОС проводились на разных стадиях проектирования. На стадии обоснования инвестиций, потом на стадии проект ТЭО, потом рабочая документация. Теперь в связи с изменением законодательства ситуация изменилась. Прав совершенно Петр Иванович: слушания проводятся всего один раз, по предварительным документам – это требования процедуры ОВОС. Поэтому, и тут я согласен с Татьяной Алексеевной, для того чтобы процедура была юридически грамотна, надо, чтобы слушания состоялись. А вот с чем я не согласен из того, что говорил представитель «РусГидро», что ОВОС – это только вопросы и ответы, нет. Это есть, прошу прощения, процедура общественных слушаний. Общественные слушания – это выяснение мнения общественности. Что и говорит пункт 4.9 положения об ОВОС: «Заказчик обеспечивает проведение общественных слушаний по планируемой деятельности с составлением протокола, в котором четко фиксируются основные вопросы обсуждения, а также предмет разногласий между общественностью и заказчиком (если таковой был выявлен)». То есть, если у нас есть несогласие с позицией заказчика, компанией «РусГидро», по вопросу строительства Эвенкийской ГЭС, эти несогласия обязательно должны быть зафиксированы в протоколе.

Председатель: Спасибо. Насколько я понимаю, из выступления уважаемого эколога, он предлагает общественные слушания закрыть, но в протоколе отразить мнение населения. Правильно, да?

Биланин В.Н.: Я тоже в руках держу этот документ, на который ссылался уважаемый эколог. Дело в том, что заказчик обязан по закону обеспечить достоверность и полноту представляемой информации. Полноту и достоверность заказчик не представил. Орган местного самоуправления определяет порядок проведения слушаний. Заказчик обеспечивает проведение этих слушаний, а орган местного самоуправления и граждане и общественные организации подписывают протокол. Как только это случится, заказчик забудет про нас. Я предлагаю не подписывать никакой протокол, разойтись с миром, дав понять заказчику, что полноту и достоверность информации он не обеспечил, и публичные слушания он не обеспечил.

(аплодисменты)

Председатель: Твое предложение я не понял. Сказать, что общественные слушания вообще не состоялись?

Биланин В.Н.: Они предоставили нам информацию, мы послушали и разошлись, и все.

Староворцева М.В. (заместитель председателя совета депутатов Эвенкийского муниципального района): Нужно все равно какое-то решение.

Председатель: Нет, подождите. Виктор Николаевич, я не понял, «и все» – и что все-то? Мы послушали и все?

Биланин В.Н.: Я предлагаю не подписывать протокол, не оформлять это в протокол.

Председатель: Нет, Виктор Николаевич, как протокол-то мы не будем оформлять? Нужен документ о том, что все это состоялось!

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Для того, чтобы подписать протокол, надо принять решение, что…

Староворцева М.В.: Нет, это надо все равно какое-то решение.

Председатель: Виктор Николаевич, как ты протокол-то не запишешь? Протокол – это документ о том, что это состоялось.

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Я думаю, что надо подать заявление в связи с тем, что, как Виктор Николаевич сказал, была неполно предоставлена информация, признать слушания несостоявшимися.

(Шум в зале)

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): А мы слушали вас, что вы нам скажете. А достоверной информации мы так и не получили по поводу материалов ОВОС. Мы должны принять решение, и я предлагаю: из-за того, что информация была предоставлена не полностью и недостоверно, признать слушания несостоявшимися.

Староворцева М.В. (заместитель председателя совета депутатов Эвенкийского муниципального района): Уважаемые самые стойкие участники общественных слушаний! Я приветствую вас. Когда мы готовились к общественным слушаниям, у нас был один вариант решения общественных слушаний, но Петр Иванович нам спутал все карты. Поэтому как альтернативу, чтобы были и овцы сыты и волки целы, я хочу зачитать вам проект результативного документа, который мы должны все-таки принять, мы же для чего-то здесь собирались, для чего-то четыре часа сидели… пять часов. Поэтому предлагается вот такой вариант. Но он тоже требует доработки, поэтому, я думаю, нам можно даже сейчас создать какую-то группу из числа участников общественных слушаний, чтобы его доработать. Потому что протокольная группа не имеет на это никаких полномочий, она просто фиксирует то, что происходит на общественных слушаниях, а те, кто будет работать над этим документом… Я думаю, что это должны быть дополнительные участники общественных слушаний. Ну, давайте еще по тексту у меня. Десять минут, я зачитаю.

Председатель: Пять, Марина.

Староворцева М.В. (заместитель председателя совета депутатов Эвенкийского муниципального района): Ну, за пять минут я не уложусь. Мы, нижеподписавшиеся, граждане Российской Федерации – участники общественных слушаний в пгт. Тура по предварительному варианту материалов оценки воздействия на окружающую среду строительства Эвенкийского гидроузла на р. Нижняя Тунгуска (далее Материалы), заслушав доклад ОАО «РусГидро», выступления участников общественных слушаний, учитывая мнение жителей пгт. Тура Эвенкийского района Красноярского края, выраженное в ходе проведенного ранее анкетирования, осознавая свою гражданскую ответственность перед нынешним и будущими поколениями, своё право на жизнь в экологически безопасных условиях и угрозу для себя и своих детей, окружающей природной среде в случае реализации проекта строительства Эвенкийской ГЭС (далее Проект) и затопления обширных участков земли, являющихся местом традиционной хозяйственной деятельности и обитания и осуществления традиционной жизнедеятельности коренных малочисленных народов Севера и местных сообществ, констатируем, что:

в ходе подготовки Материалов к общественным слушаниям ОАО «РусГидро» не обеспечило использование полной и достоверной исходной информации для оценки воздействия намечаемого Проекта на окружающую среду, в том числе в Материалах не учтены замечания из заключения Экспертной комиссии СО АН СССР, утвержденного постановлением I Президиума СО AIН СССР от 11.09.88 № 459,

последствия воздействия Проекта непредсказуемы для окружающей среды, а также могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению или уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды,

в Материалах не учтены и при разработке и реализации проекта будут нарушены следующие принципы охраны окружающей среды, установленные Федеральным законом «Об охране окружающей среды»:

- соблюдение права человека на благоприятную окружающую среду;

- обеспечение благоприятных условий жизнедеятельности человека;

- презумпция экологической опасности планируемой хозяйственной и иной деятельности;

- обязательность оценки воздействия на окружающую среду при принятии решений об осуществлении хозяйственной и иной деятельности;

- приоритет сохранения естественных экологических систем, природных ландшафтов и природных комплексов;

- запрещение хозяйственной и иной деятельности, последствия воздействия которой непредсказуемы для окружающей среды, а также реализации проектов, которые могут привести к деградации естественных экологических систем, изменению или уничтожению генетического фонда растений, животных и других организмов, истощению природных ресурсов и иным негативным изменениям окружающей среды.

В связи изложенным выше считаем необходимым предъявить ОАО «РусГидро» следующие замечания:

представленные на общественные слушания Материалы не являются полными и не содержат комплексную оценку воздействия намечаемой деятельности на окружающую среду, разработаны в нарушение требования статьи 3 Федерального закона «Об охране окружающей среды» и статьи 3 Федерального закона «Об экологической экспертизе», а также Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду, утвержденного приказом Госкомэкологии России от 16 мая 2000 года № 372, и не могут служить основанием для принятия в отношении Проекта обоснованного решения;

Материалы в должной мере не учитывают замечания и не содержат полных ответов на все вопросы, высказанные в ходе общественных слушаний по проекту технического задания на ОВОС;

предлагаемые в Материалах меры и реализация Проекта в целом не отвечает интересам большинства жителей пгт.Тура.

Предлагаем:

1. Настоятельно рекомендовать ОАО «РусГидро» прекратить дальнейшую разработку данного Проекта и реализовать в отношении него «нулевой вариант» – отказ от намечаемой деятельности;

2. Всем участникам оценки воздействия Проекта, в том числе органам власти всех уровней признать планируемое строительство Эвенкийского гидроузла на р. Нижняя Тунгуска недопустимым и нарушающим конституционные права граждан России, в том числе права коренных малочисленных народов, закрепленные законодательством Российской Федерации, международными договорами и соглашениями Российской Федерации;

3. Главе муниципального образования пгт. Тура (Мукто И.В.):

- опубликовать в газете «Эвенкийская жизнь» информацию о проведении общественных слушаний, настоящие замечания и предложения участников общественных слушаний по Предварительному варианту материалов оценки воздействия на окружающую среду строительства Эвенкийского гидроузла на р.Нижняя Тунгуска в пгт.Тура;

- направить настоящие замечания и предложения Главе Эвенкийского муниципального района П.И. Суворову, Губернатору Красноярского края А.Г. Хлопонину, Председателю Законодательного Собрания Красноярского края А.В. Уссу для учета при выработке позиции органов власти о допустимости и целесообразности реализации Проекта.

Ну, все равно нам нужно принять какое-то решение, и вот по этим пунктам мы можем уже что-то добавить, но пока так. Поэтому сегодня после заседания, после общественных слушаний все равно мы должны принять какое-то решение. Ну не можем мы вот так просто встать и уйти из этого зала, поэтому давайте можно к этим пунктам еще что-то добавить, какие еще будут предложения? У меня все.

(Шум в зале)

Биланин В.Н.: Если принять сейчас это решение, а я тоже принимал участие в подготовке этого решения и я изначально был за то, чтобы его принять. Если мы подготовим протокол, сегодня он будет у представителей заказчика, на основании которого (плохой он или хороший; отрицательный или положительный) на основании которого они могут провести экологическую экспертизу и, далее, решение о строительстве уже без нашего участия. Наше право здесь остается только в течение 30 дней с этого момента подавать замечания и предложения им по доработке материала, причем никакого контроля с нашей стороны уже не будет. Я все-таки предлагаю принять мое предложение, которое согласуется с предложением Алины Григорьевны: признать эти слушания, как не обладающими полнотой информации, несостоявшимися.

Председатель: Голосуем. Первое, кто считает несостоявшимися, значит, второе было предложение от Петра Ивановича – это сделать перерыв, и Марина Владимировна…

Староворцева М.В.: …я предложила вот это, но вот в эти пункты нужно добавить.

Председатель: Нет, Марина Владимировна, мы закрываем слушания?

Староворцева М.В.: Я не знаю, я не могу ничего сказать по поводу того, закрываем или нет.

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Разрешите, я скажу. В общем, я хочу сказать, на наших слушаниях сегодня присутствовали члены правительства, на наших слушаниях присутствовали представители Российской Академии наук, поэтому, хотите вы этого или нет, протокол будет. В протоколе просто будет написано решение, которое вот вы сейчас…

Биланин В.Н.: Подписывает-то кто протокол?

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа): Подпишут протокол те, кто его подпишут – члены той группы, которую вы избрали в самом начале, в полном составе или не в полном составе.

Сутягина А.Г. (Эвенкийское общественное движение поддержки и содействия развитию коренных малочисленных народов Севера «Нёрамни»): Протокол будет подписан в зависимости от того, какое будет принято решение сегодня присутствующими на слушаниях.

Ефимов В.С. (ОАО «РусГидро», руководитель Дирекции по взаимодействию с органами власти Сибирского федерального округа).: На слушаниях решения не предусматривается.

(Шум в зале)

Крейндлин М.Л. (руководитель программы по особо охраняемым природным территориям «Гринпис России»): Я прошу прощения. Протокол подписывается представителями органов исполнительной власти и местного самоуправления, граждан, общественных организаций (объединений), заказчика. Поэтому предположение уважаемого представителя «РусГидро», что протокол будет подписан только представителями «РусГидро», этот протокол не будет действительным.

Ефимов В.С.: Не только представителями «РусГидро», а еще представителями науки, учеными.

Крейндлин М.Л.: Он должен быть подписан еще представителями общественности и гражданами!

Ефимов В.С.: Это самоуправление!

Биланин В.Н.: Уважаемый представитель «РусГидро»! Вот вы как-то сейчас плюнули всем тем, кто тут сидел четыре часа и вас слушал. Прямо в лицо сейчас плюнули. Понимаете?

Ефимов В.С.: Я так думаю, плевок все-таки был с вашей стороны.

Биланин В.Н.: Протокол подписывается представителями исполнительной власти и местного самоуправления, граждан, общественных организаций, и заказчика. Подписывайте, только с вашей стороны.

Ефимов В.С.: Если вы не верите сами себе…

Голос из зала: Это полное попирание вообще… пошлите, ничего подписывать не будем!

Крейндлин М.Л.: Я попрошу последнее выступление г-на Ефимова тоже внести в протокол.

Староворцева М.В. (заместитель председателя совета депутатов Эвенкийского муниципального района): Уважаемые участники общественных слушаний! Вот тот проект решения, три пункта которые я зачитала, и четвертым пунктом написать «РусГидро» подготовить материалы ОВОС по НПУ 110 метров. Пусть они разрабатывают нам другую оценку воздействия на окружающую среду.

Голос из зала: Ну да, будут они!

(Шум в зале)

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Я полностью поддерживаю те предложения и то решение, которое подготовлено было вашей группой. Совершенно верные замечания. Значит, сейчас протокольной группе, если признать, что общественные обсуждения проекта в виде общественных слушаний состоялись – значит, надо максимально все предложения, резкие, не резкие, нравятся ли они друг другу… здесь мы выступали все по-разному, и представители заказчика, и представители «РусГидро», и вы, и все мы тут не особо стеснялись в выражениях, поэтому давайте уважительно относиться друг к другу и внесем все в протокол, максимально. Я за то, чтобы в протоколе было все. И ваше мнение, и…

Председатель: Значит, было три предложения. Считать несостоявшимися. Второе предложение – сделать перерыв. Третье предложение – считать состоявшимися, но внести то, что Марина Владимировна предложила. Так, давайте на голосование ставим.

Голос из зала: Что, всю ночь, что ли тут сидеть?

Председатель: Итак, кто за то, чтобы считать несостоявшимися? Прошу проголосовать.

(Шум в зале)

Председатель: Кто за то, чтобы сделать перерыв?

Председатель: Кто за то, чтобы… за вариант Марины Владимировны – считать состоявшимися и внести то, что она зачитала. Одиннадцать. Короче, несостоявшимися – 22 человека, 9 человек за вариант, предложенный Суворовым, и за вариант Марины Владимировны – 11 человек. Из оставшихся присутствующих здесь 22 человека большинство. Слушания признаны несостоявшимися, друзья.

(Шум в зале)

Председатель: Двести человек ушло. Объясняю. В регламенте было написано: все спорные вопросы предлагается выносить на голосование и считать принятым, если за них проголосовало простое большинство из числа присутствующих, 50 % плюс 1 голос.

Стрижова Т.А. (ведущий специалист ООО «Бюро экологического и социального консалтинга»): Но это совершенно неправильно, если 200 человек ушло, а 22 человека выразили их мнение… без доверенности. Это считается все-таки некорректно по отношению к тем, кто ушел. Поэтому я еще раз призываю всему этому придать законодательную основу. Нам ничего не противоречит сегодня признать эти слушания состоявшимися, принять то решение, которое вы… Оно очень непростое, это решение, очень болезненное для заказчика, но все-таки его принять, чтобы оно завтра было формально доведено до руководства компании, до правительства и так далее… и результаты анкетирования. Но если же этого ничего не состоялось, то как это вообще, ну как?

Председатель: Я объясню. Те двести человек, которые ушли, им было объяснено, что если им стало неинтересно, они все поняли для себя сами, они собрались и ушли. Те, кто остался, те и решили. Решало именно то количество, которое осталось. Большинством голосов слушания считаются несостоявшимися. Я больше ничего говорить не собираюсь. Большое спасибо всем за участие. Все по домам.

Решение Совета депутатов пгт. Тура о признании общественных слушаний несостоявшимися