Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Общественные слушания по проекту Мотыгинской ГЭС в с.Богучаны

Приложение 4
к протоколу от «18» сентября 2009 г.
общественных слушаний
по предварительному варианту
материалов ОВОС
в с. Богучаны

Дискуссионное общение (вопросы и ответы)

Кулаков Сергей Степанович (житель села Богучаны): Я - житель села Богучаны, родился здесь и в настоящий момент проживаю. У меня такой вопрос. Перекрытие, пятое по счету, реки Ангара – каскад этот – он настораживает, поскольку мы уже сегодня имеем опыт: «звоночек первый» поступил с Саяно-Шушенской ГЭС. И мы получаемся заложниками между этим вот каскадом. Поэтому есть миниГЭС, сегодня нет необходимости перекрывать Ангару в Мотыгино. Там нет больших объектов. Нам губернатор сказал: если мы поднимем Богучанскую ГЭС на отметку в 208 м, то мы решим проблему с развитием Нижнего Приангарья на многие годы. Поэтому сегодня я не вижу перспектив строить Мотыгинскую ГЭС, потому что никаких значимых объектов сегодня нет. Достаточно будет миниГЭС, которая не будет мешать ни судоходству, ни подъему рыбы на нерест, ни изменению климата, ни подтопления не будет, ни скопления и т.д. В предварительной оценке ОВОС меня настораживала аэрокосмическая съемка села Богучаны. У нас есть изоклины, еще со времен Керенского три кладбища – и для которого именно кладбища нужно либо перезахоронение, либо дренаж сделать, этого аэросъемка не указала. Тут какая-то нестыковочка. Значит, чтобы подрядчик эти затраты не нес, это и не зафиксировано. Это первое.

Второе. Дренаж берега не был конкретизирован по Богучанам. То есть: какой, сколько километров дренаж берега надо делать. Нет этого. Смотрите: при отметке 5 метров здесь ожидаемый подъем воды: значит у нас школа, средняя школа, там уже осталось метров 12, если будет отметка 5 метров – волна будет подмывать берег и школа уйдет. Два-три года - и уйдет. Восточная часть села Богучаны. При отметке 84 в 1999 году была затоплена восточная часть села Богучаны. Где в ОВОС сказано про переселение улицы Совхозной, улицы Луговой? Нет, не сказано, в общих фразах все. Что такое общая фраза? Это значит, что потом мы никаких концов не найдем. Если даже что-то случится. А случится это обязательно, потому что по сухому подъемному ручью идет воды 5 метров - при наводнении, весенних паводках всегда дело коснется подтопления. Люди будут к нам обращаться, жаловаться, и никаких концов мы не найдем. Надо как-то конкретизировать, если вы хотите перекрытия Ангары, значит, улица Совхозная, улица Луговая – сколько нужно людей переселить. Куда переселить? Значит, нужно выделение денег.

Третье. Если касается укрепления берега, то сколько конкретно километров, сколько выделяется денег? У вас там нигде не сказано, все в общих фразах. Поэтому я не одобряю перекрытие реки Ангара и строительство Мотыгинской ГЭС. Я выступаю за миниГЭС. Еще раз, повторюсь: сегодня там нет таких значимых объектов, чтобы строить перекрытие реки. Вот миниГЭС есть, пожалуйста, ничего страшного в этом нет.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): У нас три вопроса: кладбища, школа и улица. У нас четыре получается. Просто нам для протокола сейчас отвечать надо будет.

Кулаков Сергей Степанович: Нет, у меня вопрос про Мотыгинскую ГЭС, почему этого не предусмотрено: ни переноса кладбища в Богучанах, ни дренажа берега, ни переселения восточной части села, поскольку у нас по Сухому ручью заходит вода, затапливается часть Партизанской улицы, переулка Сухого и так далее? Потом, если будет подъем воды в Пинчуге 9 метров, то в деревне Карабула улица Береговая тоже будет плавать. Нигде это не учтено. Если мы собираемся строить, то нужно все конкретизировать. А наше предложение: да, мы согласны, допустим, строить миниГЭС, ничего страшного здесь нет. Все останется, ни климат не поменяется. Еще раз скажу: при выборе площадки ЦБК люди не участвовали. Получается, что все отходы будут в Ангару. Алюминиевый завод по реке Карабула. ЦБК отходы тоже в Ангару. И там сказано – в акте выбора площадки. Скорость течения р.Ангара в районе ЦБК 3 км/ч, если будет водохранилища – какая там скорость реки будет – никакой. Что это будет? Вот в этом водохранилище все будет оседать, и как мы будем купаться, как отдыхать, вообще? Такую красивую реку мы хотим уничтожить. В том числе и народ тоже.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Мы ничего не хотим уничтожить. Может, мы начнем отвечать на Ваши вопросы?

Кулаков Сергей Степанович: Да..

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): Я сразу начну тогда с миниГЭС. Тут не совсем понятно – зачем. Всего хватает, потому что миниГЭС – направление работ ее – это локальный потребитель какого-нибудь небольшого участка, небольшого поселка. Для систем миниГЭС никакого вклада не приносит. При выдаче маленькой мощности на низких напряжениях на дальние расстояния очень большие потери при передаче электроэнергии. Ту энергию, которую мы собираемся вырабатывать и которую по энерго-экономическим расчетам обосновываем на Мотыгинской ГЭС, естественно не получим. И системе мы ничего не дадим. Но это что касается миниГЭС. Если мы сравниваем с Мотыгинской ГЭС, то самая большая миниГЭС – это 50 мегаватт. Причем по компоновке это та же самая ГЭС, только маленькие напоры, то есть самых больших миниГЭС нужно поставить 20 штук.

Вопрос из зала: Вы хотите тысячу мегаватт, зачем? Нам хватит Богучанской ГЭС на развитие Нижнего Приангарья.

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): Тогда я не понимаю, зачем вам миниГЭС нужны?

Кулаков Сергей Степанович: Это не нам надо, это вам надо.

Пургин К.В.: Я думаю, что я вам ответил на этот вопрос.

Иванов A.M. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Давайте в общих чертах я постараюсь описать ситуацию с потребителями. В общих чертах дело в том, что программа развития Нижнего Приангарья – это не статика, это не то что есть сегодня, это некая программа по развитию производства, потребителей электроэнергии, которая направлена на будущее. Оценка по потребностям электроэнергии происходила в 2 этапа. Первый этап – это оценка потребностей ОЭС Сибири, куда входит район Приангарья. По данным заявок производителей, которые подают в местные районные власти, федеральные власти, до 2015 года ожидается увеличение нагрузок ОЭС Сибири на 7 гигаватт. Это, грубо говоря, 7 Мотыгинских ГЭС в 2015 году. Согласно нашему графику, МоГЭС в лучшем случае будет введена в районе 19–20-го годов. Это в случае, если инвесторы примут решение.

У нас есть несколько вариантов обеспечения данного спроса по ОЭС Сибири: строительство тепловых станций, которые по экологическим параметрам гораздо хуже и по себестоимости электроэнергии будут более дорогими по сравнению с ГЭС, что приведет к увеличению тарифа, в том числе и для населения. Строительство атомных станций – это вообще непредсказуемая вещь, хотя сейчас все технологии ушли далеко вперед, а в то же время атомная станция – это всегда риски. В этих условиях строительство ГЭС для системы в целом является наиболее экологически спокойным, благоприятным по уровню влияния на будущие тарифы. И в то же время МоГЭС – достаточно крупная станция. Вот тут спрашивают, почему не построить 50 этих станций. Инвесторов на 50 маленьких станций найти очень сложно. У нас такие вот точечные нагрузки существуют в основном в европейской части России. Такие станции целесообразно строить в Карелии и на Кавказе. В Сибири, где производственные мощности очень большие, требуются для обеспечения уровня спроса большие станции. Это первая часть, что касается – ОЭС Сибири. Вот теперь что касается Нижнего Приангарья. В утвержденные заявки развития Нижнего Приангарья, которые сейчас реализуются, вошло, меня, возможно, поправят, порядка 4-х объектов: БоГЭС, БоАЗ, лесоперерабатывающий комбинат.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): И мост.

Иванов А.М. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Мост – это инфраструктурный проект. БоГЭС в рамках первой очереди развития Нижнего Приангарья обеспечивает потребности этой очереди. По сути, что такое БоГЭС – 3000 МВт установленной мощности. В то же время гарантированная мощность составляет 2300 МВт. Из них 1200 МВт уходит на БоАЗ. Это базовый потребитель, которому постоянно нужна электроэнергия. На развитие остального региона Нижнего Приангарья остаётся 1100 МВт. Да какие-то пики в течение года можно использовать в системе, но для нужд местных потребителей, к которым относятся нужды местного населения и предприятий, эти пики не важны. Фактически на нужды развития района остается около 1000 МВт. По оценке, проведенной с учетом заявок, которые подавались в Администрации Богучанского района и Мотыгинского района, вся электроэнергия, которая планируется, и мощности МОГЭС к 2015 году уже будут забираться. В частности, Раздолинское–Мотыгино в настоящий момент потребляет порядка 250 МВт. При этом в Администрации Мотыгино заявок лежит на 250–300 МВт. То есть люди, которые хотят открывать какие-то предприятия, организовывать бизнес, хотят, но не могут быть обеспечены электроэнергией. Электроэнергия в район идёт по старым ВЛ-кам 220-м через Абалаково, и для развития района электричества нет. А кроме обеспечения, замещения электроэнергии той, которая идет сейчас с юга из системы, и реализация этих 250–300 МВт-ых нагрузок, существуют же и другие возможные проекты на территории района Нижнего Приангарья. Это же и свинец, и цинк, и газопереработка. Таких проектов, которые не были приняты к реализации в составе первого этапа программы развития Нижнего Приангарья, остается около пяти штук. В случае наличия источников электроэнергии таких проектов может быть больше. Потому что одновременно, например, со строительством лесоперерабатывающего комбината в Ярках существуют потребности и желания строительства подобного производства в Лесосибирске. Когда кажется, что энергия есть и всем хватает, а люди или предприятия сталкиваются с необходимостью развиваться, оказывается, что электроэнергии нет. А к нашему с Вами сожалению или счастью электроэнергия является ресурсом в любом производстве – компьютеров или нанотехнологий – заканчивая тем же самым алюминиевым заводом, для которого она является одним из базовых ресурсов.

Кулаков Сергей Степанович: Я так и не услышал в Вашем выступлении, что там в районе Мотыгино: будет развиваться какое-то там строительство? У Вас там все потребление…

Иванов A.M. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Смотрите, здесь ситуация очень простая. Сейчас, уже, как было отмечено в предыдущих докладах, стадия принятия инвестором решения. Предпроектная стадия разработки обоснования инвестиций. Следующая стадия, которая будет длиться года 2 без экспертизы, – разработка проектной документации. Вот к моменту окончательной разработки проектной документации инвестор принимает решение, строить ГЭС или нет, потому что капвложения очень большие. По прогнозным ценам это порядка 70–80 млрд. руб. Без конкретных потребителей под эту станцию инвесторы никогда строить не будут. То есть уже прошли те времена Госплана, когда просто объект впихивался и всегда находились под него потребители. Для финансирования этого объекта, в принципе любого объекта, которых сейчас строится, привлекается порядка 70–80 % заемных средств. Все банки требуют гарантии возвратности вложенных средств. Под гарантией возвратности денег подразумевается наличие договоров с действующими или планируемыми к строительству предприятиями. То есть встречаются 2 компании, которые подписывают предварительный договор о покупке-продаже электроэнергии, и только на основании таких договоров, которых в портфеле станции должно быть не менее 80 %, банк принимает решение о выделении средств. Самостоятельно компания ни одна сейчас такой объект не построит. Поэтому вот 5 предприятий, которые не вошли в первую очередь Нижнего Приангарья, уже являются потенциальными потребителями электроэнергии замещения в Мотыгинском районе, в который сейчас электроэнергия идет с юга. Эти потребители, Вас – Богучаны, может, чуть меньше, 250–300 МВт необходимых нагрузок, которые уже сейчас лежат в заявке Мотыгинского района, но не могут быть реализованы, потому что мощностей нет и какие-то предприятия, которые появятся в процессе реализации проекта. Потому что никто не придет в пустое поле и не скажет: «Я хочу тут построить лесоперерабатывающий комбинат». Изучают условия и понимают, будет ли у них возможность получать лес, например, обеспеченность рабочей силой, в то же время есть тенденция, как только появляется источник генерации, таких предприятий будет больше. И это уже касается не только Мотыгинского района, но и Богучанского.

Галямова Д. И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Антон Анатольевич, поясните, пожалуйста, вопрос по кладбищу.

Ямских А.А. (ООО «Геола»): По поводу кладбища: плана старого кладбища Богучан. Это относится к вопросу эффективности общественных слушаний. В тех материалах, которые были выложены в общественных приемных, к сожалению, не было указано про кладбище, однако в ходе проведения обсуждений материалов ОВОС, в том числе это кладбище было зафиксировано. Мы его обследовали, и сейчас оно зафиксировано. На космическом снимке я его бы показал, но, к сожалению, на карте данного масштаба его плохо видно. Вот здесь оно показано соответственно. К сожалению, от ошибок никто не застрахован, я приношу свои личные извинения за то, что конкретный объект, действительно самый важный, здесь не был зафиксирован. Сейчас он зафиксирован, принята во внимание необходимость принятия по нему решения, либо это будет берегоукрепление, либо перенос, и, соответственно, все необходимые мероприятия будут выполнены. Если это перенос – то перенос индивидуальный. Есть своя относительно отработанная методика по Богучанскому району, кто этим занимался, соответственно, если будет принято положительное решение о строительстве Мотыгинской ГЭС и появления водохранилища, то все необходимые проектные мероприятия и затем собственно мероприятия по переносу захоронений или берегоукреплению будут выполнены.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Мне ещё хотелось бы, чтобы был дополнен Ваш вопрос специалистом отдела водохранилищ. Относительно улиц, как они у Вас в расчетах были отражены?

Скворцова Мария Дмитриевна (ОАО «Ленгидропроект»): В случае попадания территории кладбищ в зону влияния водохранилища, участков кладбищ в зону влияния водохранилищ, как в затопление, подтопление, в зону берегопереработки, всегда применяются инженерно-технические мероприятия или санитарно-технические мероприятия. В случае дальнейшего проектирования, соответственно, как и в случае Богучанского кладбища, будет выполнена топографическая съёмка территории, геологическая съемка, и будет принято окончательное решение о варианте защиты. Здесь скорее всего будут проведены какие-то инженерно-защитные мероприятия этого кладбища, скорее всего да. И относительно улиц. Сейчас при НПУ 127 м мы рассматриваем зону затопления – попадают только улицы; в зону дополнительного подтопления – 3 м относительно НПУ – получается 130 отметка, там уже попадают и жилые строения, какое-то количество населения. При принятии решения о дальнейшем проектировании в пределах этой полосы также будет проведена топографическая съемка, уже получена более подробная информация о положении и о степени влияния водохранилища и подтопления на эти объекты. После этого будет принято решение о проведении интеграционной оценки строений и оценки рыночной стоимости каждого строения в отдельности. Будет принято решение о том, каким образом будет решаться.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Каким образом Вы определяли количество переселяемого населения?

Скворцова Мария Дмитриевна (ОАО «Ленгидропроект»): Сейчас это определялось изначально на картах 25000-го масштаба, а также на крупномасштабных картах, в частности для села Богучаны использована карта масштаба 1:2000 с нанесенными на него горизонталями. Там были нарисованы генплан населенного пункта с горизонталями, с отметками и с ситуацией, то есть улицы все-все, дома и, таким образом, была отбита отметка НПУ, определена территория, которая затрагивается водохранилищем и затапливается. Также отбито 3 м – это 130 отметка, это которые попадают в зону подтопления объекта. Это было все на картах 2000 масштаба. Естественно, при дальнейшем проектировании, при принятии решения о проектировании это будет как минимум 500. Более подробная карта, там все строения будут подписаны, на углу каждого дома будет отметка, это не просто горизонтали, отметки подвалов. Это нам администрация предоставляла генплан, 80-какой-то год, а других не было. Это потому что дополнительная съёмка производится уже на проектной стадии.

Кулаков Сергей Степанович: Вы, наверное, уже представляете, какая ситуация у нас была в 1999 году? Если будет подъем 5 метров, то те, кто живет вдоль ручьёв, испытывают «чемоданное настроение». Если в перспективе строить Мотыгинскую ГЭС, то непонятно, что будет с Богучанами, теми людьми, которые действительно попали в зону риска? Есть ли тут кто-то с улицы Совхозной? В 1999 году все дома были вообще по крышу в воде. Я не помню фамилию, в администрации работала, у неё метр до сарая, четыре - до дома. Через год дом, всё – уходит. Кто ей возместит потом? Да никто. Будет бедолага слоняться, надоедать Карнаухову.

Скворцова Мария Дмитриевна (ОАО «Ленгидропроект»): Если говорить об уровне воды и его повышении в 1999, то при строительстве МоГЭС такого уровня не может быть, этот участок невозможен.

Кулаков Сергей Степанович: А говорили, в проекте написано 5 метров, и критические ситуации бывают.

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): Там в 1999 году была ситуация, которая с Мотыгинским водохранилищем исключена. Были построены кривые свободной поверхности в створе села Богучаны в естественных условиях и в условиях создания Мотыгиснкого водохрарилища, и получалось, что обеспеченность при расходах 0,1 %, то есть повторяемостью раз в 1000 лет и уровень в створе Богучаны будет на метр ниже, чем в 99, причем в 99 это был уровень, наблюдаемый за 19 лет с процентом обеспеченности – 2 %. Раз в 25 лет - 5 %. На 1 метр ниже – это раз в 1000 лет. Причем на 1 метр ниже, чем наблюдаемый за 19 лет. То есть это достаточно большой…

Кулаков Сергей Степанович: А ГЭС сколько будет работать?

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): По нормативам вся зона, которая попадает под подтопление, нормативная, она вся переносится. Эти дома не были в проекте четко указаны, потому что это предпроектная стадия и, как Мария Дмитриевна сказала, не было выполнено топографической съемки каждого участка с четырьмя отметками. На обосновании инвестиций эти все компенсационные мероприятия в проект закладываются, они все есть, выделены одной главой, и они учитываются. И если проект дальше последует, то идет потом конкретно.

Из зала: И завтра будет как всегда…

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): Это не последние общественные слушания, это ж не последний раз. Если будет ТЭО проекта, те же общественные слушания, экспертиза будет государственная.

Ямских А.А. (ООО «Геола»): Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что основной принцип при формировании сметы на подготовку ложа водохранилища, все, что нарушается водохранилищем, то должно быть компенсировано, либо переустроено, либо переобустроено. Либо компенсировано денежно, либо в каком-то другом виде в зависимости от ущерба. При этом зона затопления не является единственной зоной воздействия, то что уровень подъема воды –это самое явное воздействие и самое видимое воздействие, но в след за ним идёт такое воздействие, как, например, берегопереработка. То, о чем Вы говорили: стоит дом, от него уже 3 м до поверхности воды, и, соответственно, он попадает в зону берегопереработки. Естественно, что в этом случае речь идет также о том, чтобы жителей этого дома переселить с предоставлением нового жилья. И здесь есть 2 варианта: если большой хороший массив, то предусмотрено укрепление берегов с надежной берегозащитой. Если дешевле и проще людям будет остаться на берегу и есть гарантии того, что не будет никаких процессов берегопереработки, благодаря берегоукреплениям, то тогда принимается вариант по разработке берегозащиты. Если проще переселить, то с условием строительства нового жилья по всем нормативам строится новое жильё и люди переселяются из зоны берегопереработки. Дальше есть зона подтопления, она связана с подъемом грунтовых вод, при этом для того чтобы выявить возможное влияние подтопления, в рамках следующей стадии будет сниматься не только уровень дневной поверхности, но и будет проводиться определение уровней в подвалах тех людей, которые в зоне возможного подтопления. Таким образом, все, что попадает в зону воздействия, должно быть компенсировано за счет средств сметы подготовки ложа водохранилища.

Богучанский алюминиевый завод и ЦБК – это проекты, которые уже запроектированы, проекты будут выполнены в 2–4 года. В соответствии с действующим законодательством РФ, особенно по сбросу сточных вод, они обязаны соблюдать действующие нормативы о выпуске сточных вод в поверхностные водные объекты. Богучанский алюминиевый завод, согласно материалам по воздействиям на окружающую среду, которые были доступны, - там запроектирована замкнутая оборотная система водоснабжения. Соответственно, та вода, которая была использована в технологическом процессе, поступает на очистные сооружения и затем опять вовлекается в процесс производственного водоснабжения. В ходе любого водопотребления есть безвозвратные потери, связанные с различными процессами, как правило, это испарения с поверхности. Вот воздействие на поверхностные воды будет связано с забором вод из поверхностных и возможно подземных источников. С точки зрения ЦБК, это я сказал в начале своего ответа, качество сточных вод, которое сбрасывается в поверхностные водные объекты согласно действующему законодательству РФ, должно отвечать требованиям рыбохозяйственных ПДК. Это вода чистая, по требованиям – ПДК, по некоторым показателям строже, чем питьевого водоснабжения. В связи с этим проектировщики должны были предусмотреть, чтобы качество соответствовало этим требованиям.

Корнаухов В.Ю. (Администрация Богучанского района): Когда считали проект по ЦБК, было запланировано, что Мотыгинской ГЭС не было в проекте, и теперь она появляется. Скорость течения реки, подразумевается, должна уменьшаться. Учтено ли это каким-то образом?

Ответ: Ямских А.А. (ООО «Геола»): Да, это учтено. Когда говорят про то, что происходит разбавление воды при сбрасывании сточных вод за счет течения реки. Здесь есть методическая подоплека, которая заключается в том, что в соответствии с требованиями, которые существовали ранее, порядка 5 лет назад, предприятие должно было обеспечить соответствие требованиям ПДК рыбхоз водоемов на расстоянии 100 метров от места сброса, то есть они брали пробы не под трубами, а на расстоянии 50–100 м. В связи с этим и играет как раз большую роль скорость течения воды, за счет которого происходит разбавление. Сейчас принято новое решение, по которому предприятие обязано обеспечивать качество сточных вод уже на выпуске с трубы, то есть без учета коэффициента разбавления. Поэтому качество сточных вод ЦБК должно быть хорошим на выпуске без учета разбавления.

Солдатов Владимир Владимирович, охотовед: Незамерзающая часть водоема, где она будет проходить у Мотыгинской ГЭС?

Ответ: Ямских А.А. (ООО «Геола»): Коллеги, незамерзающая часть водохранилища как раз, в Красноярске все были? Вот там зимой Енисей не замерзает. Но он замерзает в нижнем бьефе. Вы здесь находитесь в верхнем бьефе, в районе водохранилища. Здесь следует рассмотреть влияние и Мотыгинской и Богучанской ГЭС. Давайте начнем по порядку.

Из зала: Будет вечный туман, вечно парниковый эффект.

Ямских А.А. (ООО «Геола»): Значит так: Мотыгинская ГЭС. Согласно ледотермическим расчетам, выполненным «Ленгидропроектом», незамерзающая полынья Мотыгинской ГЭС будет составлять порядка 20 км, соответственно, будет оканчиваться не доходя до пос. Мотыгино.

Пургин К.В.(ОАО «Ленгидропроект»): Я так понимаю, что лед интересует в плане перехода с одного берега на другой – будет создана плотина, по которой можно будет переправляться.

Ямских А.А. (ООО «Геола»): К сожалению, картографического материала относительно Богучанской ГЭС нет, по тем сведениям, что у нас есть, в рамках подготовки к ОВОС, расчеты были выполнены московским «Гидропроектом» в момент проектирования гидроузла, там опять же зона незамерзающей полыньи в нижнем бьефе составляет до 40 км от створа плотины, которая находится в пос. Временный. До 40 км это примерно пос. Хребтовый. Толщина льда принципиально будет соответствовать тем условиям, которые есть в настоящее время, плюс-минус 10 см в зависимости от суровости зимы. По поводу Красноярской ГЭС, в настоящее время полынья там доходит до 150 км, но заметьте, что расчетная длина полыньи у Мотыгинской – 20 км, Богучанской – 40, Красноярской – 150. Имеется в виду размер ГЭС, Красноярская во много раз больше Богучанской, не говоря уже про Мотыгинскую ГЭС. В связи с этим расчетные величины по наблюдаемым зависимым величинам должны соблюдаться.

Анатосьев Владимир Николаевич, председатель Крайохотрыболовство: Вопрос такого порядка, что повышение уровня воды закроет все острова, в Богучанском районе, привычные места обитания водоплавающей пернатой птице, охотхозяйству района будет нанесен ущерб, а насчет компенсации в ваших, так сказать, докладах ничего сказано не было. Было сказано о постройке рыбозавода, рыбохозяйства. Где и как охотники будут проводить свой досуг и на кого охотиться?

Ямских. А.А. (ООО «Геола»): Спасибо за вопрос. На самом деле у меня был в обсуждении слайд, будет проводиться целый комплекс мероприятий, их 16 штук, и все перечислять затруднительно и слишком много времени займет. Есть у нас строка 10, называется компенсационное охотохозяйственное мероприятие. Когда говорили про животный мир было сказано, что к сожалению в зону затопления попадают долинные ландшафты, системы, которые в наибольшей степени заселены животными и птицами или очень часто ими посещаются, так как имеют доступ к воде. Когда они затопятся, то на некоторое время произойдет их утрата. Животные в данном случае мигрируют на притоки и компенсируют утрату тех береговых Ангарских ландшафтов, за счет того что концентрируются уже на притоках. В плане Мотыгинского водохранилища этот вариант очень хорошо должен сработать, потому как было сказано оно руслового типа и не образует больших заливов, и достаточно большие площади берегов по притокам будут сохранены в неизменном виде, животные там будут продолжать свою жизнедеятельность. В этом случае возникает для них естественно… но все равно ущерб будет наноситься, поскольку в результате этой миграции будет вынужденное концентрирование животных в одном месте в результате, в результате усиливается конкуренция, межвидовая и внутривидовая, снижаются различные вещи с точки зрения возможности проведения нормальной жизнедеятельности, воспроизводства потомства и так далее. В этом плане посчитан ущерб, который будет нанесен объектам животного мира. А кроме того, мы знаем, что есть Ангара и ангарцы – люди, очень любящие тайгу, и лес, как рыбалку, так и охоту, в этом случае когда будет вынужденная скученность животных в одном месте вполне возможно развитие случаев браконьерства, в связи с этим охотохозяйственные мероприятия направлены на предотвращение явлений, связанных с браконьерством, которые в сочетании с обострением естественных противоречий в сообществах животных может привести к существенному ущербу животному миру. Кроме того могу сказать что это явление может проходить в течение порядка 10-20 лет, в течение этого периода произойдет образование новых экосистем на берегу Мотыгинского водохранилища. И животные смогут освоить эти новые экосистемы и там существовать.

Семенова Татьяна Александровна (Красноярская экологическая организация «Плотина»): Мы услышали про животный мир, а что касается ихтиофауны? Мы видели ваши цифры, ихтиофауна действительно пострадает, пострадает очень, но восстановится ли? Потому что на примере Енисея, Красноярской ГЭС, ясно, что река осталась без рыбы. Почему при проектировании плотины не было предусмотрено проектирование рыбохода?

Ямских А.А. (ООО «Геола»): Что касается Енисея, я в ходе работ, я правда не профессиональный рыбак, и я думаю, любой человек, сидящий здесь, может дать мне фору в 100 очков, если мы вдвоем выйдем с одной и той же снастью на речку. Я рыбачил и на Ангаре и на Енисее, на Енисее, если уехать чуть подальше от Красноярска…

Семенова Татьяна Александровна: Например?

Ямских А.А. (ООО «Геола»): Например, деревня Российка, это за Большой Муртой порядка 120 км. Я там ловлю для Красноярска вполне приличный объем, мне хватает этой рыбы, чтобы поесть недельки на две. При этом я не профессионал, рыбные ресурсы Ангары, которые есть в настоящее время, я думаю, все опять же знают, значительно истощены, и рыбалка есть в основном не столько на самой Ангаре, как на ее притоках. По крайней мере, та рыбалка, которая хоть и любительская, но близка к профессиональной. С точки зрения мероприятий, ущерб был оценен, по нормативным документам, причем оценен не нами лично, а специализированной организацией «Красноярский НИИ экологии рыбохозяйственных водоемов», пожалуй, одной из самых профессиональных организаций не только в Красноярске, а в России. Они определили эти ущербы в натуральном выражении и запроектировали те мероприятия, которые позволят создать на Мотыгинском водохранилище как раз условия для развития рыбного промысла уже настоящего. В связи с этим зарыбление пелядью и байкальским омулем будет в водохранилище и позволит значительно повысить массу ихтиофауны. Кроме того, мероприятия по подготовке рыбопромысловых мероприятий позволят выявить ряд мест, где будет возможно производить промышленный лов. Кроме того, обсуждается в настоящее время вопрос о возможности зарыбления нижнего бьефа уже так называемыми ценными породами рыб, реофильной ихтиофауной, тем же хариусом. С точки зрения рыбоходного устройства, здесь вопрос сложный в том плане, что водохранилище и речная часть в нижнем бьефе – это две разные вещи с точки зрения гидрологического режима. Водохранилище ближе к озерному типу, река – соответственно движущаяся вода. Насколько речная рыба сможет мигрировать по пропускному устройству в водохранилище и там нормально размножаться и вести нормальный образ жизни в условиях абсолютно отличных от тех, к которым она приспособлена – вопрос сильно обсуждаемый, и в рекомендациях НИИЭРВ не было дано подобных рекомендаций, то есть там рыбопропускного устройства нет.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Кроме того, необходимо отметить, что на последующих стадиях обязательно выполнение рыбоводно-экологического обоснования, которое подтвердит необходимость тех или иных мероприятий с последующей разработкой конкретного рабочего проекта по рыбозаводу. Или по какому-либо другому рыбохозяйственному мероприятию.

Козлов Иван Афанасьевич (житель села Богучаны): Село Богучаны, пенсионер, я бы хотел просто удивить вас, мое предложение вообще приостановить строительства лет на десять. Чем это обосновано. Сегодня ни слова не сказано об энергосберегающих технологиях, сегодня президент Российской Федерации, Правительство Российской федерации проводят политику по энергосбережению. Мы сегодня и так вот по сравнению с другими странами, передовыми, отстаем в десятки раз. Это значит, наша продукция в несколько раз дороже и мы ничего не стали производить. Вы посмотрите: в магазинах стало там дешевле, там технологии выше. Если мы дальше будем строить вот эти большие ГЭС, насыщать вот этой электроэнергией предприятия, не будет стимула у предприятий вводить энергосберегающие технологии, а это будет печально для всей России, это просто нужно подумать. Я думаю, что, пока Вы проектируете, пока эта документация будет запущена, Богучанская ГЭС будет поддерживать, появятся технологии, которые позволят освободить в России колоссальное количество энергии, которая пойдёт на Приангарье. Второе, можно будет, наверное, газ с Ванкорского месторождения приспособить и развивать электростанции, которые будут дешевле, экологичнее и проще. А не гнать за границу, где живут как люди, а мы все по старинке бьемся, как кочегары. Надо подумать. Стоит ли вот этим заниматься. Я думаю, что маховик запущен, и не хотелось бы, чтобы ситуация по строительству Мотыгинской ГЭС пошла, как в том анекдоте про пациента и врача. Не дай Бог, чтобы у нас так получилось.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Я начну ответ… энергосберегающая лампа…

Козлов Иван Афанасьевич: Я не про лампы говорил.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Про технологии, хорошо. Я сначала про лампы скажу, можно? Относительно ламп, такие лампы содержат ртуть, как вы знаете. В Богучанском районе нет ни одного полигона для того, чтобы эти лампы утилизировать. Относительно энергосберегающих технологий, да, наше государство развивающееся, я думаю, что технологии будут действительно идти вперед, но на настоящее время и на прогнозный период (потому что маркетинг делался с учетом развивающихся технологий) дефицит электроэнергии будет в любом случае. Делался анализ по двум вариантам. По самому пессимистическому получается 57 % прироста в 2020 году.

Козлов Иван Афанасьевич: Если мы не будем вот эту внедрять технологию, у нас на 50–70 % завышены нормы. Понимаете, если даже мы сравнимся с Германией. За десять лет наверняка что-то получится. А если мы протянем резину, то от России как земли ничего не останется, будут другие государства, мы не способны будем вырастить детей, потому что мы будем бессильны.

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): В связи с этим хотелось бы отметить, что сберегающие технологии нужны, чтобы эффективно использовать электричество, чтобы лампочки не горели, когда никого нет, ставить датчики движения. Но есть еще такой вопрос, как благосостояние людей. В Европе, допустим, много бытовой техники, когда это все у людей будет, потребность в энергоресурсах возрастет, то есть не только лампочки нужно, бытовая техника тоже развивается у всех, появляются все более мощные аппараты.

Колтун Валентин Леонтьевич (житель поселка Таежный): Я житель поселка Таежный. Расчеты, насчет слайда, что вы показывали с космической съемки. Мы тоже в школе проходили математику и знаем, что все расчеты содержат всегда погрешность, это первое. По поводу переселения людей: что-то не слышно никаких значимых таких передач или информации в печати, чтобы люди отселялись из зоны затопления Богучанской ГЭС. Это первое. Там уже не первую пятилетку это проводится. Это сооружение строится. То же самое будет и здесь. Это второе.

Мартьянов М.Ю. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): То есть Вы не верите, что переселят?

Колтун Валентин Леонтьевич: Конечно, фирмы, которые выиграли тендер на строительство домов, сейчас все позакрывались, вообще-то они называются однодневками. А люди остались жить там, где жили раньше. Много говорят, но ничего не делают.

Мартьянов М.Ю. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Позвольте ответить на вопрос. Что касается Богучанской ГЭС. Я не могу отвечать за СМИ, как они подают эту информацию. Я могу просто дать ту реальную картину, которая на сегодняшний день реализуется. У нас проект, как вы знаете, был на время заморожен и с 2006 года реализован дальше. С момента его дальнейшей реализации, с начала возобновления строительства, было необходимо переселить 4,5 тысячи человек. Значит, к концу текущего года будет переселено порядка 1,5–2,0 тысяч человек. Основная задержка на сегодняшний день вызвана тем, что финансирование 2007 года поступило в самом конце, таким образом, подрядчики, выполняющие строительство домов-малоэтажек и крупноэтажных, не имели возможности уложиться в график. Основные объекты будут сдавать как раз в конце текущего года и первом квартале следующего. Я сам лично две недели назад был на этих объектах. Был как на малоэтажном строительстве, так и на строительстве 9-этажек. Действительно, некоторые объекты 90–95 % завершенностью, по некоторым объектам строительство ведется с планируемым пуском на конец 1 квартала. Так или иначе, там абсолютно жесткий контроль Минрегиона как главного распределителя средств, и к моменту пуска первой очереди – декабрь 2010 – все население с отметки 185 метров должно быть обязательно переселено, иначе не будет подписан акт подготовки ложа водохранилища к затоплению. Все деньги, необходимые для строительства этих объектов РФ, выделены и подрядчикам проплачены. Безусловного, в сегодняшней ситуации есть, как и в любом строительстве, небольшие проблемы с одним-двумя подрядчиками, но на это есть госзаказчик – дирекция по подготовке водохранилища, в функции которого как раз и входит решение конкретных вот таких вопросов. Ну, еще раз говорю, две недели назад был в составе инспекционной комиссии по приемке этих объектов – действительно идет переселение и строительство для них жилья.

Каверзин Александр Егорович (житель села Богучаны): Я коренной житель этих мест. Что я хотел сказать. Я коренным образом против строительства Мотыгинской ГЭС. Матушку-Ангару уже давно угробили, ее решили, видно, догробить до конца. Как мне известно, Ангара была по чистоте второй в мире - не в России, а в мире! Сейчас не только пить, а и купаться в ней нельзя. Как там сказали, будет проточность большая. Посмотрите, выйдите на берег, посмотрите, вся травой заросла, кругом трава, угробили матушку-Ангару. То, что вы там собираетесь рыбу выращивать, вам никто не поверит просто. Вы нас просто поставили перед фактом, вот расчеты все, а коренное население вы спросили? Согласно они или нет? Да просто поставили перед фактом, все мы будем строить, а 10–20 тысяч местного населения пустить под воду, под гусеницы, для вас это ничего не значит. То, что будут вечные туманы, о птичках, о рыбках заботитесь, а о моральном качестве человека вы задумались? Кто нам Ангару возместит? Я привык видеть вот такую Ангару, а не болото, которое будет, мне потом к деду не сходить на кладбище. Вы там расчеты ведете, вы знаете про Богучанскую ГЭС, вы знаете, там лес валили, и с тех пор макушки из воды торчат. Острова, где была деревня, как ее там, забыл… Вместе с кладбищами затопили и все, а мы эту воду пьем. Будут кладбища, будут переносить, вам никто просто не поверит. Вам уже не поверит никто. Вечные туманы, что мы оставляем детям своим? Для вас лишь продать энергию, да? Карманчик набить? А то, что местное население будет… Извините, но я сказал всю правду.

Ямских А.А. (ООО «Геола»): На самом деле я сам коренной красноярец. Я живу на Енисее. Я сибиряк. Меня волнует судьба как Енисея, так и Ангары. Раньше, когда строилась Красноярская ГЭС, я тогда не жил еще, но знаю по рассказам. Там как раз был выполнен проект, по проекту что-то перенесли, что-то затопило, что-то не затопило, что-то осталось под водой. В то время, насколько я знаю, никаких общественных слушаний не было. Никто не приезжал к людям, кто жил в тех деревнях, не спрашивал их мнения. Сейчас ситуация в России меняется. Наша сегодняшняя встреча как раз этому подтверждение. Насчет того, что деньгами карманы набить, а про людей не думаем. На самом деле это не так. Потому что прогресс все равно не остановить, мы сейчас сидим при свете, в тепле и одеты. Все это требует ресурсов, средств, и, к сожалению, любая хозяйственная деятельность приводит к нарушению той среды, в которой мы живем. От этого никуда не денешься. Таким образом пошло развитие человеческой цивилизации, которое происходит уже несколько тысяч лет. А сейчас коренным образом изменить это не удастся, потому что глобальная психология людей не может измениться. Моей личной целью как того человека, который занимается оценкой воздействия на окружающую среду, является воздействие на природу и на людей, на социальную сферу. Моей целью является сделать так, чтобы, понимая, что мы не можем обойтись без развития энергомощностей, без освоения месторождений, кстати, того же Ванкорского. По Ванкору, поверьте, по ОВОС вопросов было не меньше. Ванкорское месторождение – это простое с точки зрения оценки воздействия на окружающую среду. И моей целью является – чтобы при обеспечении развития России нанести минимальный ущерб окружающей среде и максимально учесть интересы тех людей, которые, так уж получилось, находятся в зоне воздействия Мотыгинского водохранилища. Эта та цель, которую я ставил перед собой, ставлю и буду ставить в будущем.

Вопрос с места (Каверзин Александр Егорович): Про Подкаменную… или как ее там – они же не стали ее строить.

Из зала: На Нижней Тунгуске!

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Вы имеете в виду Эвенкийскую ГЭС?

Каверзин Александр Егорович: Да!

Мартьянов М.Ю. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Ни Эвенкийская, ни Нижне-Курейская ГЭС пока еще не строятся. А то, что сказали про затопление Богучанской ГЭС: начало затопления будет только через год. То есть физически пока не может быть затоплено ни одного кладбища и деревья, там торчать из воды по определению не могут. Начало затопления будет в декабре 2010 года.

Каверзин Александр Егорович: Скажите, пожалуйста, все же относительно газа с Ванкорского месторождения. Рассматривался ли вопрос обеспечения Нижнего Приангарья за счет этого газа, или только вывозить его за рубеж?

Ямских А.А. (ООО «Геола»): По поводу Ванкорского месторождения. Так сложилось, что я тоже им немного занимался. Ванкорское месторождение – это прежде всего нефтяное месторождение. Тот газ, который есть, он сейчас полностью используется на обеспечение энергонужд Ванкорского месторождения. Там стоят газогенераторные станции, попутный газ, который выходит вместе с нефтью, сепарируется на газовых сепараторах и поступает на газогенераторные станции, которые на территории самого месторождения.

Пырх Иван Иванович (житель села Богучаны): Я работник аэропорта. У меня вот какой вопрос. Скажите, вот здесь нас 70 человек, наверное. А вообще такие вопросы как решают – небольшое количество людей? Референдум будет?

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Дело в том, что мы сейчас находимся на предпроектной стадии. Мы приехали к вам рассказать, что есть и что будет. Мы сейчас не голосуем ни за что, мы знакомим вас с теми проработками, которые у нас получились. Относительно принятия решения по проектной стадии, опять же, его принимает инициатор проекта. По проектной стадии я не говорю про строительство. По результатам выполнения проектной стадии госэкспертиза выполняется. И реализация того или иного мероприятия по такому крупному проекту, как уже сказал Михаил Юрьевич, это в первую очередь государство будет рассматривать на различных уровнях вопрос реализации этого проекта, в том числе и на местном уровне.

Пырх Иван Иванович: По этому поводу хочу сказать, когда мы собирались на такое же слушание по поводу Ярков – ЦБК. Вроде «против» были, вроде «за» были, но в основном в общем-то сказали, что пока вопрос не решенный. И через месяц-два леса нет – полностью все вырублено. Это нарушение. Народ хоть какое-то отношение имеет к этой земле? Где живет и работает. Должны иметь. Теперь по поводу карт, которые вот из космоса. Вот Богучаны. Вот это вот линия – что это такое, эта полоса? (рассматривается слайд с космоснимком).

Ямских А.А. (ООО «Геола»): А вот эта полоса – это взлетная полоса.

Пырх Иван Иванович: А вы знаете, что там дренажная зона?

Ямских А.А. (ООО «Геола»): Знаю.

Пырх Иван Иванович: Нет, наверное, все же не знаете. И она заливается полностью эта полоса. И что будет с портом? И потом ,что будет, скажем, выше по этой улице. Вот она. Это юг Богучан. В этой зоне каждую весну подвалы залиты водой. И если поднимем уровень воды, полностью Богучаны будут отсечены.

Ямских А.А. (ООО «Геола»): Если подвалы заливаются, это означает, что грунтовые воды близко.

Пырх Иван Иванович: А если мы поднимем уровень воды в Ангаре. И воды поднимутся высоко, как помнят жители Богучан. Это скважина там вот в Богучанах была пробита бесконтрольно, и вода начала фонтанировать. Залила Маяковского, полностью Жданова и везде в огородах стояла много лет. Значит вода здесь очень низко. Дренажная портовская система очень слабая. И раньше этого, в 60-х годах, весной вода шла через порт и выходила вот здесь в Сухой Ручей, где «БогучанЛес». Каналы сделали, порт дренировался, и вода начала уходить.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Мария Дмитриевна, вы уже раньше говорили, повторите и расскажите про инженерные сооружения и про подтопление.

Скворцова Мария Дмитриевна (ОАО «Ленгидропроект»): В частности про аэропорт. Мы сейчас находимся на стадии обоснования инвестиций, самая крупная карта – это 1:2000 масштаба. Когда будут разработаны более подробные карты на стадии проекта, тогда можно будет принимать инженерные решения. В том числе об инженерной защите. С устройством, как уже говорилось, дренажей водотоков. Там опять же будет произведена топографическая съемка, геологические исследования. Их тоже есть несколько видов: обвалование, берегоукрепление. Здесь, скорее всего, если и потребуется инженерная защита, то самотечная водотоком, допустим, существующих. Или устройство дренажной сети со строительством водовыпусков уже непосредственно самотечного типа.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»):

Опять же это решение должно приниматься после конкретных исследований, в частности, гидрогеологических исследований. В 1966 году при реализации мероприятий по дренажной системе производились ли изыскания?

Пырх Иван Иванович: Нет, это давно было сделано.

Галямова Д.И. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Тем более, тогда на следующей стадии эти изыскания необходимы, и они будут обязательно проведены.

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): Я бы хотел добавить, как уже говорил, построены кривые свободной поверхности. Уровни воды в естественных условиях и при создании Мотыгинского водохранилища. В створе Богучанской ГЭС средние показатели, естественно, остаются. Амплитуда колебаний изменяется в лучшую сторону. То есть максимальные уровни воды в селе Богучаны будет ниже. Но вот, как я говорил, обеспеченность 1 раз в 1000 лет ниже, чем 1999 году. А минимальные уровни будут выше, то есть паводков таких уровней в створе Богучан не будет. Плюс к тому же, как Вы правильно заметили, в 1966 году, когда это строилось, построили все это без наблюдений. В нашем случае при строительстве Мотыгинской ГЭС будет проведен детальный мониторинг и выполнена съемка достаточно подробная, и все это будет легче отслеживать, обосновывать. Если аэропорт все равно через 100 лет затопит, то он будет перенесен. Сейчас Вы не знаете, затопит или нет, потому что нет наблюдений. У нас эти наблюдения будут, если будет вероятность затопления, то он будет перенесен.

Пырх Иван Иванович: Подвалы будут затоплены!

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): Ну вот Вы сейчас не знаете в настоящее время. Вы не знаете, потому что нет мониторинга. Уровень в селе Богучаны максимальный будет ниже на метр, чем в 1999 году. И будет по мониторингу все это отслежено, если есть риск затопления, то все будет перенесено и все компенсационные мероприятия будут включены в этот список.

Козлов Иван Афанасьевич: Вы знаете, когда я работал здесь замом председателя исполкома, ко мне ходили люди с подвалами и надоели мне настолько, что я хотел уйти с работы. И все приходили из-за одной скважины. А сегодня подтопления будут, где улицы, где подвалы, неизвестно, что там внизу будет.

Пургин К.В. (ОАО «Ленгидропроект»): Это сейчас неизвестно, а будет известно, когда будут изыскания. Пока очень сложно определить, что затопит, а что нет. Когда набурим скважины, там будет гидрогеологическое обследование произведено, показаны грунтовые воды, как они идут, то есть все это легче прогнозировать. То есть чем больше знаешь, тем проще.

Кодзоев Артур Александрович (житель села Богучаны): Я секретарь Богучанского райкома КПРФ, помощник депутата Госдумы. Живу в Богучанах уже давно. Уважаемые гости, сегодня пошла новая мода, нужно провести какую-то процедуру. Вот такая установка. Вопрос этот в принципе уже по докладам можно понять. Здесь просто я задам вопрос, в качестве выступления недолго, чтобы второй раз не вставать. Вопрос первый мой, здесь никто еще не сказал, какие-то льготы будут при строительстве такого гидрообъекта, по электроэнергии населению. Мы же знаем, что в соседнем Иркутске, вообще, копейки платят по отношению к нашему Красноярскому краю. А живем там, где 5 ступеней гидроэлектростанций. Я был в декабре месяце приглашен в связи с развитием программы Нижнего Приангарья к Сергиенко Валерию Ивановичу, который проводил большое совещание. Там были большие и умные люди, которые непосредственно связаны со строительством Богучанской ГЭС, и они там высказали свой вердикт. В строительстве Мотыгинской ГЭС не будет необходимости, а она необходима только для олигархов. Молодой человек сказал, да может быть это и не нужно, но в будущем перспектива, я понимаю, что в будущем это перспектива для тех же олигархов, потому что их дети и внуки должны что-то кушать, а наши дети и внуки поедят капусту с картошкой. Там я выступал со словами о социальных объектах, которые хотят, планируют и обещают власти. Мы ведь тоже не можем верить, здесь было сказано по Мотыгинскому слово. У нас такой яркий пример алюминиевый завод. Газета «Ангарская правда» и «Красноярский рабочий» говорят, что в 1 квартале уходящего года будет готова вся сметная документация на строительство спортивной площадки, детский сад (у нас там большая проблема), дополнительный больничный корпус, население будет в два раза увеличиваться, поэтому это нужно. На сегодняшний день ее даже никто не заказывал. Человек на большом уровне говорит, заявляет, что будет – не будет этого. Народ уже не верит. Уважаемые гости, вы не думаете, что мы здесь что-то говорим так. Самое главное богатство человека – это здоровье. Дороже нет ничего – ни ГЭС, ни золота. Поэтому и боимся. Мы уже стали врагами главы района из-за ЦБК, мы не против его, мы за то, чтобы его перенесли чуть подальше на север, там на 300 км никого не видать. Нет, им надо построить его здесь, потому что заказчикам удобнее здесь. Для них дешевле маленько, на копейку. Но они все равно свое возьмут. Сейчас, через два года – какая разница. Но его все равно возьмут. Вы говорите, что будут все нормы выполнены по отводам и так далее. Пусть будет так, как есть. Мы поверим, что так будет. Тут наши товарищи в Германию на халяву, я дальше Кежмы не был никогда. Бог с ними. Там как у немцев всегда, у нас – как у русских. Вот даже эти нормы будут вырабатываться. Там они в ОВОСе написали, что течение будет нормально, вода будет уходить, но в связи со строительством течение будет медленным. Владимир Юрьевич тут более остро поставил вопрос, да, конечно, ничего не будет. Год, два, три… пять будет копиться, копиться, копиться. Рыба, которая есть, ельчика, которого мы поймали, для нас это как будто бы большую рыбу кто-то поймал. Мы будем ее кушать, будем ею травиться. А больничный комплекс у нас до сих пор строится почему-то. В прошлом году три корпуса должны были построить. Вот почему все это связано, понимаете? Неужели даже по тем вопросам, которые первым я вам задал, по льготам, там Валерий Иванович сказал (к сожалению, у меня с собой листов нет) в Америке построили ГЭС, и все уже в течение 60 лет получают бесплатную энергию. Все равно все эти объекты приносят какой-то вред. Вы же понимаете в этих делах. Поэтому мы оберегаем свое здоровье. И вот есть опыт в Америке, может быть, я давно уже слышал, что там косые ГЭС строятся, рыба поднимается, как ей надо, опускается. Неужели у нас мы не можем такое построить. Вот и все.

Иванов A.M. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Вы не подскажете текущий уровень тарифа для населения района?

Кодзоев Артур Александрович: 1 руб. 55 коп.

Иванов A.M. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Это за кВтч? Что касается льгот. Льготы могут быть как прямыми (за то, что, как Вы выражаетесь мы «гробим реку»), так и косвенными. Вот прогнозный тариф для ГЭС практически находится на уровне окупаемости, и он не может быть нами превышен, поскольку ГЭС по модели развития рынка является ценопринимающей. ГЭС сама не может устанавливать такие цены, как ей заблагорассудится. И как раз задавался вопрос про олигархов, я не очень понимаю, о чем речь. Потому что более 51% акций «РусГидро», точнее, как подсказывают, 60% принадлежит государству, потому что никто в строительство таких объектов из частных инвесторов вкладываться не будет. Потому что это как минимум большие капзатраты при низкой рентабельности. ГЭС – сложный объект с точки зрения окупаемости. В том числе, исходя из правил игры, которые заданы на рынке. У нас большинство объектов выходит на заданную норму окупаемости. Мотыгинская ГЭС - одна из двух-трех проектов, которые чуть выше этой нормы.

Мы являемся ценопринимающим объектом, поскольку мы являемся генератором энергии, образующим системную надежность. Что касается тарифов – 1,50 вы сказали. У нас по 2020 году по этой станции прогнозируется тариф с шин станции 2.20 р. плюс еще будет передача электроэнергии, как правило, она составляет третью часть. 2 р. 20 к – это по 2020 году. Если к тарифу 1 р. 50 к добавить инфляцию каждого последующего года (мы еще не достигли декларируемого уровня в 7%), то поскольку она пока еще не составляет 3–4%, как в развитых странах, к 2020 году величина тарифа будет существенно выше. 2,60–2,70, по которым будет продаваться энергия ГЭС. Более того, задача энергосбытового предприятия, которое будет приобретать и отпускать энергию для населения, видя, что данная станция вырабатывает дешевую энергию, заключить с ней предварительный договор о покупке электроэнергии в будущем, когда эта станция будет построена по приемлемой для энергосбытовой компании цене.

Голос из зала: Молодой человек, вы сказали 7% – вы сами-то этому верите? Это минимум 12%.

Иванов A.M. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Я сказал, что мы даже не дошли до этого уровня. Я сказал, что возьмите 1 р. 50 к., проиндексируйте каждый год в течение 11 лет на 10%. Получится очень существенный рост.

Почему электроэнергия ГЭС всегда на постсоюзном пространстве дешевая? Потому что большинство основных фондов станций самортизировано, потому что ГЭС у нас последнюю крупную построили лет двадцать назад. При сроке службы оборудования 30 лет у последней станции уже амортизации нет. Эта статья не закладывается в себестоимость. За счет этого остаются низкие тарифы. Это понятно, что какую бы новую генерацию компания не строила, эти тарифы будут выше, чем тарифы для старых станций аналогичного типа. Вы сравните новую станцию и старую станцию. Выше тарифы будут по новой станции за счет того, что она должна отбивать свои капвложения.

Также что касается ГЭС, мы проводили сравнения стоимости электроэнергии по Мотыгинской ГЭС с возможными новыми источниками. Она проигрывает только газотурбинным станциям. У всех остальных станций, включая атомную и тепловую, она выигрывает по стоимости. Почему опять же Богучанская ГЭС так интересна инвесторам? Потому что половина ее была построена в советское время. Потому что достройка ее – это только 50% стоимости. Поэтому, естественно, она будет дороже, чем иркутские ГЭС, но не такая дорогая, как любая новая ГЭС.

Логинов Василий Захарович (житель села Богучаны): Красноярская ГЭС, когда еще не была достроена, две турбины пустили и уже сказали, что все затраты окупились. А сейчас? Это в печати было, не я придумал. Сейчас у меня вопрос такой будет: сколько вырабатывают наши станции на Ангаре и куда отправляется эта энергия? И почему куда-то ее отправляют? И если ее обратно сюда направить, то построение Мотыгинской не потребуется. Вот надо вот это разобрать.

Семенова Татьяна Александровна (Красноярская экологическая организация «Плотина»): Последний вопрос, может быть, даже заключительный: давайте представим ситуацию, что жителями двух районов принято решение, что не нужна Мотыгинская ГЭС, за нулевой проект. Ваши действия?

Мартьянов М.Ю. (ЗАО «ГидроИнжиниринг Сибирь»): Наши действия следующие. Материалы обоснования инвестиций вместе с результатами общественных слушаний, попадают сначала на госэкспертизу. Госэкспертиза на сегодняшний день рассматривает любую проектную и даже предпроектную документацию, по постановлению № 87, только с результатами ОВОС. В том числе я допускаю, что экспертиза будет принимать во внимание и мнение общественности в виде количества голосов, но в любом случае, даже если будет заключение положительным, решение принимается органами власти, как местными, так и федеральными. А это уже своя процедура, которая однозначно прописана. И в которой наши уважаемые власти обязательно опираются на мнение жителей. Здесь прозвучал вопрос про ЦБК, на сегодня, хотя это не является предметом нашего обсуждения. Нет официально подписанного титула на строительство, есть только тот участок, который подготовлен под это строительство. Поэтому мы не можем сейчас что-то официально обсуждать по этому вопросу, так как он не открыт, и, как вы справедливо заметили, нет положительного заключения экспертизы.

Карнаухов В.Ю. (Администрация Богучанского района): Публичные слушания закончены.

Протокол общественных слушаний материалов ОВОС Мотыгинской ГЭС в с. Богучаны 18 сентября 2009 г. (в формате pdf)