Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Общественная консультация по обсуждению предварительных вариантов Технических заданий на проведение Региональной экологической оценки и оценки воздействия на окружающую среду и социальных последствий проектов «Регулирование стока реки Орхон и строительство комплекса водохранилищ» и «Шурэнская ГЭС» (Северобайкальск, 24.03.2017)

Общественная консультация состоялась в формате видеоконференции из дома правительства Бурятии с Северобайкальском.

Аудиозапись слушаний:

Итоговый протокол слушаний:

Выступление участников общественных слушаний:

Б. Ариунчимэг - тема выступления: Краткая презентация о проекте МИНИС.

Ж. Ендонгомбо – тема выступления: Краткий обзор предварительного варианта Технического задания проекта «Шурэнская ГЭС».

Г. Долгорсурэн – тема выступления: Краткий обзор предварительного варианта Технического задания проекта «Регулирование стока реки Орхон и строительство комплекса водохранилищ».

Т. Цэцэгээ – тема выступления Участие заинтересованных сторон

Вопрос 1 Горюнов К.М. – глава администрации МО «город Северобайкальск»:

Сейчас наше северное население обеспокоено следующим: электрификации в России занимались очень давно. Из-за очень ранимого состояния экосистемы Байкала. Из-за маловодья понизился уровень воды до 1 м. И мы уже ощутили влияние этого процесса, это повлияло на температуру воды в прибрежных территориях около 2 градусов. Мы уже имеет то, что серьезно разрослась спирогира. При наполнении ваших электростанций уровень Селенги будет значительно падать, а это самый крупный приток и это повлияет на уровень Байкала, повлияет очень сильно на экологию озера.

Ответ:  Ну, все эти опасения и догадки будут выясняться, по результатам в ходе нашего изучения…….. Вы слышали ответ? Ответ Вам понятен?

Горюнов: Т.е. вы будете дорабатывать проблемы Байкала?

Ответ: Да, верно, мы будет исследовать, а сейчас пока ничего конкретного нет.

Вопрос 2. Ажичаков Ю.В. – председатель ТОС «Келисна»: Нам сейчас предлагается внести какие-то предложения для того, чтобы эксперты провели какие-либо исследования и прочее, прочее… Монгольскую территорию и нас живущих здесь на Байкале объединяют общие вещи – это низкая плотность населения и большие природные ресурсы, которые «неплохо бы продать». Давайте вернемся к опыту советских ученых, когда разрабатывались планы каскадов ГЭС. Там тоже были люди неглупые, они проводили всевозможные исследования, вносили предложения. Сейчас пытаетесь Вы сделать тоже самое, приглашаете различных экспертов. Но эксперты это не боги, они не могут все предугадать и предсказать все последствия. И мы не можем им сказать что надо, что не надо. Давайте посмотрим результаты того, что произошло у нас, вот как раз они характеризуют то, что вы сейчас собираетесь делать. По поводу водохранилища – использовать воду для орошения. У нас был опыт река Сырдарья и Аральское море. Была программа по орошению полей, выращиванию хлопчатника и прочее. Результат этих действий плачевен, хлопчатника нет реки Сырдарьи нет, Аральского моря нет.

Теперь о том чтобы поставить ГЭС, вырабатывать электроэнергии. И на этом развивать экономику и кажется что мы будет развивать экономику и все будет хорошо. Ситуация как раз не такая получается. Опять же в советское время это все создавалось, чтобы повысить благосостояние людей, повысить экономику страны. Вот построена иркутская ГЭС, на протяжении десятков лет Байкал испытывал постоянный стресс и в результате экология его нарушена очень сильно и это видно даже по местным, по той же самой рыбе, т.е. сколько её было тогда и как сейчас. За последние годы это очень сильно заметно, например так: лет 13 назад у нас омуль стоил 18 руб/кг. Это была основная рыба, на которой можно было жить. Сегодня омуль стоит 300 руб/кг, потому что его нет и это уже не могут позволить многие, пенсионеры. Иркутская ГЭС, которая нам постоянно уровень повышает-понижает этот уровень как раз….то что сейчас пытаетесь сделать вы, еще добавить сюда проблем. Поймите, в зимний период вы будете воду сбрасывать, поскольку электричество зимой нужнее, а летом вы будете ее накапливать. Т..е.как раз в тот период когда вода поступает а её будет мало, т.е. такие будут последствия. Кажется ну да, мы сейчас построим электростанцию, у нас будет дешевая энергия, мы её будем использовать. Вопрос! А народу от этого будет легче?! Мы пользуемся электроэнергией Иркутской и Усть-илимской ГЭС (на Ангаре), тем не менее электроэнергия у нас дорогая, потому что компании которые этим занимаются это все таки частные компании. И у них главная задача это получения прибыли. То же самое будет происходить и у вас. Т.е. населения вряд ли что-то от этого выиграет, а проблем добавится больше.

Ответ: (советуются). Да сейчас специалисты дадут вам точные цифры. Да конечно уроки Аральского моря это для нас - для исследования начинать тоже плюс. Обязательно надо взять эти уроки. Они плохие и хорошие, я понимаю, но уровень……. Конечно, Иркутск, Ангарск причину знаем. Но добавит к этому наше возможное строительства.

200 квадратных километров уйдет под воду на территории Монголии. Длин 60-70 км, ширина в среднем 3 км, местами до 10 доходит, есть и узкие участки. Сейчас Орхон и Шурэн…сейчас добавит ??? У нас высота плотины 66 м, а длина гребня 360 м…..31 квадратный километр это по сравнению с гигантскими гидротехническими сооружениями , которые у вас уже имеются это очень незначительное количество. Тоже могу сказать, что от общего объема воды Орхона только 1 % приходится на проект, остальные 99 ….. я тоже хочу (перебивает ) да это понятно, 301 квадратный километр). Понятно да? Из зала: какая площадь у реки Эгийн-гол? Эгийн-гол не входит в техзадание. Северобайкальцы, у нас есть еще проекты и отличные эксперты, потом найдем цифру скажем.

Вопрос 3. Труфанова Е.И., член Русского Географического Общества: У меня вопрос такой – Север Монголии очень богат на культурные ценности и там ежегодно ученые всего мира и России в частности проводят археологические раскопки, в том числе и Бурятия и Забайкальский край. Попадают ли в зону строительства (затопления) эти исторические ископаемые – динозавры, попадают ли в зону строительства? Из зала и захоронения сколько их? Е.И.: да и ещё захоронения нас интересуют, были ли в зоне строительства захоронения.

Ответ: Хорошо, давайте. Захоронения Чего?

Труфанова Е.И.:Животных, скотомогильники.

Ответ: пока о данных предварительного техобоснования археологических раскопок не обнаружено, это будет детально исследовано в наших исследованиях. Спасибо.

Из зала: у нас есть другая информация.

Ответ: археологические памятники они тоже очень конечно важны, и должны будут детально рассмотрены в ТЗ. Пункт 2.3.2.1. там тоже будут встречаться и мировые запасы и основные гидрологические проблемы тоже.

Да конечно у нас скотоводство большое, бывают трупы. И все такое. Но более 20 лет ни разу не было останки животных. Никогда монголы в долине реки не делали скотомогильники.

Вопрос 4. Поливко Е., региональная общественная организация «Теплый Северный Байкал»: Я хочу добавить некоторую информацию к той, что была озвучена предыдущим выступающим. Относительно водопада на притоке реки Орхон. Это главная природная привлекательность этого региона. В 2009 году обнаружено, что река Орхон практически погублена – золотодобывающее предприятия Монголии, расположенные выше по течению, сбрасывают неочищенную воду прямо в реку, отчего река стал ярко оранжевой. Кроме этого, на изгибе реки Орхон находятся минеральные источники: Хамар, Могой и др. они имеют большую ценность. Так, комплексный культурный объект всемирного наследия Хара-Балгас – столица уйгуров и все вышеперечисленное попадает в зону затопления. У мен вследствие этого вопрос: как относятся жители Монголии к тому, что делается. Проводились ли какие-то исследования до этого? Каковы могут быть последствия при реализации этого проекта – водохранилище на реке Орхон, и влияние на эти культурные природные объекты.

Ответ: Так спасибо. Совещается. Да есть многие, у нас конечно тоже много объектов… у нас тоже многоотвечающие много, у нас будут еще совещания общественные много. Ну конечно же затопляемая территории есть у нас тоже много, скотоводы много, они тоже беспокоятся, есть у них беспокоится чего. Но процесс то еще не дошел до этого, еще пока. Да конечно там – туризм, вопросы более подробно надо изучать, включать в ТЗ, спасибо.

Вопрос 5 Усынин О.Ф. : Добрый день, уважаемые монгольские гости! Город Северобайкальск благодарит монгольскую сторону за проявленное такое ответственное отношение к готовящемуся мероприятию, организацию таких вот общественных слушаний. Это чувствуется ваша заинтересованность в выборе пути решения, то что сегодня выдвинуто на наше обсуждение. Байкал входит по решению ЮНЕСКО в систему мирового наследия и вся водосборная зона включая реку Селенгу и её притоки являются составной частью, точно так же водоохраной зоной оз. Байкал. Покушаться на это дело в общем то никому не рекомендовано. Я имею ввиду на экосистему и на дисбаланс экосистемы, какой бы он ни был, каким бы притоком не осуществлялось – 0,73 или 99% - в этих десятых процентах сосредоточено все будущее нашего великого озера . Оно великое озеро и для Монголии и для России и для всего нашего мира. В этой связи не рассматривался ли вопрос об альтернативных источниках, если так уж говорить очень нужных для монгольской стороны и монгольского народа. Понятно, что вам нужна вода для орошения, для ведения хорошего сельского хозяйства, но и нам точно также нужна вода для нужд народного хозяйства, для сохранения экосистемы, я имею ввиду как председатель Северобайкальского городского Совета, Усынин Олег Федорович, строительство атомной электростанции. Наверное, такие проекты у нас со стороны России имеются очень хорошие и мы это имеем. Не могла бы монгольская сторона пересмотреть в принципе вопрос о закрытии этого проекта вообще, и не создавать каких-то моментов для восприятия друг друга в решении этих вопросов? Спасибо.

Ответ: Спасибо. Ну конечно этот вопрос очень щепетильный, если вы считаете, что мы только этим занимаемся то это неправильно. У нас очень большое число альтернативны вариантов, над которыми мы работаем. Все же мы ждем результатов наших изучений. Наших исследований, а мы все, наша делегация, все знают, что у нас может быть и «нулевой» вариант, где будет решено, что никакого строительства здесь не уйдет. Но сейчас не надо забегать вперед, нужно посмотреть, какие же результаты будут наших исследований. Ещё добавлю про альтернативные варианты – ведутся работы, многие работы, по всем направлениям на разных уровнях, с Россией, международные, на всех уровнях. Да, конечно, не только мы соседи, но и мировая общественность тоже смотрит на нас на обоих, что чего с Байкалом, кто чего запросит. Но все это, как говорится, понимаю, темой занимаются, спасибо, изучаем.

Вопрос 6. Колмакова Т.Л., представитель эвенкийской общины на Севере Байкала. На севере Байкала проживает более 1000 эвенков, рыболовство у нас добыча рыбы является основой нашего питания, у нас 2 основных нерестилища, это не Верхней Ангаре и на Селенге. Насколько может повлиять это строительство ГЭС на популяцию омуля, а уменьшение популяции повлияет на рацион питания и на изменение нашего многовекового уклада жизни. Просим учесть, и хотя бы что вы думаете по этому поводу?

Ответ: Что мы думаем, да. Ну конечно традиционное скотоводство да сельское хозяйство, конечно. Но сегодня в Монголии население растете, быстро даже, да отрасли даже, горная руда, надо конечно воды. Конечно, мы будем смотреть все это.

Вопрос 7. Чаплыгин А.И., совет ветеранов БАМа: Селенга приносит в Байкал 45-50% всей поступающей в Байкал воды. При наполнении ваших водохранилищ уровень Байкала обязательно упадет, мы прикидывали это примерно в год на 0,1-0,8 м, что отрицательно скажется на экологии Байкала, и на самом механизме почвы. Вопрос такой: как вы думаете сохранить в этот период водный баланс озера Байкал? Нужен конкретный ответ.

Ответ: Да конечно может упасть на сколько-то. Но мы пока не знаем. Ну конечно же воздействие есть какое-то, но именно … Вот для этого надо изучать. Спасибо за вашу заботу.

Вопрос 8. Марьясов Е.А., председатель общественного объединения «Теплый Северный Байкал»: Меня зовут Марьясов Евгений Александрович, я руководитель региональной общественной организации «ТСБ» меня попросила компания N+групп передать экспертное заключение независимых экспертов по ваим проектам. Авторы Алибеков Артур, Колотова Светлана. Там есть 21 замечания конкретно по вашему вопросу, я передаю в комиссию

Горнов К.М. : м передадим эти документы к вам для рассмотрения.

Марьясов Е.А.: Хочется пожелать вашей делегации, чтобы вы договорились с нашими ответственными людьми, с нашим Правительством, и нашими общественными организациями о будущем Байкала, успехом вам… Шум в зале.

Шапхаев С.Г.: Какой-то сбой, ещё раз повторите, пожалуйста. Непонятно.

Марьясов Е.А. : по экспертному заключению все понятно?

Шапхаев С.Г.: да понятно. А вот дальше?

Марьясов Е.А.: я хотел просто пожелания передать от нашего круглого стола, от людей которые здесь собрались: мы хотим пожелать вам договориться с нашим Правительством, с нашими общественными организациями для нашего общего блага – для вас, для нас и для Байкала.

Ответ: Спасибо вам, у вас еще 30 дней, если есть вопросы, предложения, на слайде есть адреса, воспользуйтесь.

Шапхаев С.Г.: еще 30 дней дается для того, чтобы после этой встречи вы могли занести замечания и предложения в журналы, что у вас есть. Вы слышите нас?

Горюнов К.М. : да слышим, адрес видим.

Шапхаев С.Г.: если вопросы исчерпаны, тогда будем переходить к заключительной части.

Вопрос 9. Сулягина Л.С., житель г. Северобайкальск: Зачем любой технический проект реализовывая связывать на прямую со всемирно известным, всеми охраняемым природным объектом? Если это жизненно необходимо сделать, то есть альтернативы? Втрое: есть ли возможность этнические, экологические, природоохранные вопросы ставить приоритетными? И уже с этих позиций решать технические вопросы. Зачем? Если связь настолько прямая. (р. Селенга).

Ответ: Так спасибо. Альтернативы есть много, ищут, какие еще возможны альтернативные варианты, но это вместе надо ещё подумать. Мы ведем серьезные разговоры по государственной линии. По проекту могут быть плюсы. Это мы еще будем изучать.

Вопрос 10. Амельченков А.В., председатель Совета ветеранов: прежде чем начать эту работу вы согласовывали, ставили в известность ЮНЕСКО? Встречались ли вы на уровне Правительства РФ, как этот вопрос решался?

Ответ: (совещаются) Да есть постоянный механизм между Правительствами обоих государств, есть комиссия по международным трансграниченных рек, это они уполномоченные Правительств. Они собираются каждый год по всем вопросам разграничения вод от бассейна реки Селенга до Байкала. Рабочая группа работает постоянно, в неё входят многие специалисты, ученые стран. Еще есть правительственная смешанная комиссия, последнее заседание состоялось 5 декабря, там тоже затронут этот вопрос. Также там большой перечень совместных исследований, включая золото, гидротехнические сооружения. Навстречу друг другу идти будем. Спасибо.

Официальный протокол общественных слушаний по монгольским ГЭС (Северобайкальск, 24.03.2017)