Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Кто и как приобретал квартиры для переселенцев из зоны затопления БоГЭС

К началу поиска квартир для оказавшихся в опасности переселенцев, которые могли остаться в зоне затопления Богучанской ГЭС в зимний период без всей коммунальной инфраструктуры, руководитель Дирекции по подготовке к затоплению фактически самоустранился от выполнения этого мероприятия. «Плотина.Нет!» публикует вторую часть расследования иркутского издания «Бабр» о мошенничестве с квартирами для переселенцев:

Некоторое время назад мы опубликовали материал «Переселенцы с ложа Богучанской ГЭС: обман, мошенничество, власть», посвященный уголовному делу по факту приобретения 70 квартир в г. Усть-Илимске для переселения граждан. В общих чертах излагалась предыстория, описывались проблемы, с которыми столкнулись как чиновники, этим процессом руководившие, так и сами жители поселков – и сказать, что эта статья вызвала широкий отклик у читателей портала “Бабр”, значит не сказать ничего.

Отдельное место в поступивших после ее публикации к нам обращениях занимала группа вопросов, посвященных роли отдельных должностных лиц в происходящих в то время процессах. Проще говоря: читатели интересовались, на ком конкретно лежит ответственность за причиненный ущерб бюджету, кто ее будет нести, и более того – звучали в наш адрес обвинения в необъективности, и якобы попытках авторов материала замолчать роль некоторых действующих лиц.

Эти обвинения абсолютно не соответствуют действительности и сегодня, после внимательного и вдумчивого изучения документов, общения с людьми, прямо имевшими отношение к описываемым процессам и юридического анализа полученной информации, мы готовы представить читателям портала развернутую картину и поименно назвать людей, приложивших свою руку к переселению граждан из затопляемых поселков и приобретению квартир в Усть-Илимске. Итак, приступим.

***

Как помнят внимательные читатели из первой статьи, областным Минстроем для выполнения мероприятий по подготовке ложа Богучанской ГЭС к затоплению, было создано отдельное бюджетное учреждение– ОГКУ, с небольшой штатной численностью из 19 человек на почти 1800 переселяемых граждан и более 10 выполняемых масштабных мероприятий. Возглавил учреждение Алексей Коротнев – опытный чиновник, имеющий два высших образования, экономическое и юридическое, в прошлом – руководитель не менее 7 коммерческих организаций в сфере управления и распоряжения недвижимым имуществом, бывший сотрудник органов внутренних дел, работавший по линии противодействия экономической преступности.

К началу событий 2013 года по приобретению 73 квартир в Усть-Илимске для переселения граждан, которым посвящено наше журналистское расследование, областным Минстроем руководил небезызвестный Михаил Литвин. Руководство ОГКУ состояло из директора – Коротнева Алексея, его заместителя по общим вопросам – Синкевича Алексея, заместителя по правовым вопросам – Терлюк Кристины, главного бухгалтера-начальника финансового отдела, совмещавшего свою должность с должностью главного экономиста учреждения – Дедур Александры. Именно эти люди, каждый в пределах своей компетенции и должностных обязанностей, и руководили учреждением, принимали те или иные решения и должны были, соответственно, нести за них ответственность.

В совокупности все сказанное выше означает, что ключевым моментом для определения ответственности за те или иные просчеты в работе учреждения, являются компетенция и должностные обязанности каждого конкретного руководителя. Ведь не нужно быть юристом для того, чтобы понять: главбух не несет ответственности за юридическую чистоту договоров, а руководитель правовой службы не отвечает за финансы организации. И это нормальная, а главное – законная практика, основанная на требованиях действующего законодательства. С целью повышения эффективности работы учреждения обязанности распределяются между сотрудниками с учетом занимаемых должностей. Как же распределялись обязанности в ОГКУ, и кто и за что нес в ней ответственность?

Посмеем быть убежденными в том, что выполнение уставных функций в любой организации, а тем более в государственной, происходит следующим образом. Директор вызывает сотрудников всех служб или их руководителей, ставит общую задачу, распределяет обязанности между структурными подразделениями, и каждый сотрудник начинает отвечать за свой участок работы в пределах своих должностных обязанностей (финансовый отдел – за финансовую часть, юридический – за правовую, производственный отдел – за качество выполняемых работ или приобретаемого имущества и т.д.). А если это небольшое мероприятие, которое не требует участия специалистов различных областей или больших совместных усилий, его выполнение может быть поручено отдельному лицу или какому-нибудь отдельному отделу. Тогда директором издается соответствующее распоряжение, заверяемое его подписью, и с момента ознакомления с ним отдельные сотрудники начинают заниматься выполнением этой работы в полном объеме и отвечать за достигнутые успехи или понесенные неудачи. Но в любом случае директор всегда отвечает за эффективность этой работы и ее результаты, за выполнение поставленных перед учреждением задач, и помимо этого именно он отвечает за деятельность подчиненных ему сотрудников – ведь в числе прочего контроль за их работой также лежит на нем, как руководителе. Так на протяжении почти пяти лет и строилась эта работа в ОГКУ, за исключением одного единственного раза – приобретения квартир в Усть-Илимске, по которым СУ СК РФ по Иркутской области возбудило уголовное дело. Здесь по непонятной пока нам причине директор предпочел отдать распоряжение в устной форме. Обратим внимание на эту странность – и сразу же разъясним, к чему.

По информации нашего источника в правоохранительных органах, ранее имевшего непосредственное отношение к расследованию этого уголовного дела, из показаний, данных на предварительном следствии директором ОГКУ Коротневым следует, что приобретение 73 квартир для переселенцев в Усть-Илимске было полностью возложено им на своего заместителя по правовым вопросам Терлюк с учетом штата подчиненных ей юристов. Возложено, внимание –в устной форме. То есть никаких документов, свидетельствующих об этом, в архиве ОГКУ не обнаружено – по причине их элементарного отсутствия в природе. В рамках этого мероприятия директор Коротнев, заметим – опять же устно, поручил Терлюк промониторить рынок жилья Усть-Илимске, найти все эти 73 квартиры, показать каждую из них переселенцам, собрать от них все заявления на приобретение этих квартир, подготовить документы для сделок и договоры купли-продажи для подписания, зарегистрировать сделки в Росреестре. Но и это еще не все. Ей также было поручено проверять техническое состояние каждой квартиры и стараться купить эти квартиры не по фиксированной, заранее установленной цене одного квадратного метра, а по возможности дешевле.То есть еще и самостоятельно определять цену покупки каждой квартиры.

Даже если оставить в стороне очевидный вопрос о том, почему ответственный за столь важный и столь большой участок работы был назначен таковым руководителем в устном порядке, это никак не снимает вопроса о том, почему именно заместитель директора по правовым вопросам оказался человеком, определяющим цену покупки квартир и несущим ответственность за расходование бюджетных средств в учреждении? Ведь как до приобретения этих 73 квартир, так и после, в учреждении вопросами покупки занимались и цену определяли абсолютно другие сотрудники, в том числе, и заместитель директора по общим вопросам Алексей Синкевич, что на наш взгляд, является, как минимум, логичным и правильным, потому что ранее он работал в Контрольном управлении Губернатора Иркутской области, и его профессиональная деятельность была связана с контролем за эффективным и целевым использованием бюджетных средств. Кроме того, в определении цены того или иного имущества, которое приобреталось учреждением, и директор,и руководитель финансовой службы всегда принимали активное и непосредственное участие. И чтобы не быть голословными, достаточно зайти на официальный сайт единой информационной системы в сфере закупок www.zakupki.gov.ru и убедиться в обоснованности наших выводов.

В ОГКУ с соблюдением установленной законом процедуры обоснования цены и ее предварительного согласования закупалась даже канцелярия. И цена простой шариковой ручки, не говоря уже об объекте недвижимого имущества, которая приобреталась без процедуры торгов учреждением, определялась заранее, была четко установлена и документально подтверждена.

Если говорить исключительно о квартирах, то для примера: для нужд переселенцев ОГКУ было приобретено более 600 объектов недвижимости, и лишь за покупку 73 из них почему-то нес ответственность заместитель директора по правовым вопросам. Остальные процессы по приобретению контролировались, и цена покупки квадратного метра обосновывалась и устанавливалась совсем другими сотрудниками, и заместитель по правовым вопросам в тех сделках занимался исключительно правовой работой, как по должности и положено. С чем было связано столь внезапное возложение на заместителя директора по правовым вопросам этого участка работы? Ответа на этот вопрос нет ни у нас, ни, как следует из изученных нами материалов, у органов следствия.

При всем том, что заместитель директора по правовым вопросам Терлюк не имела опыта работы с недвижимостью, в государственных бюджетных учреждениях, экономического или технического образования, никогда ранее не занимала руководящих должностей, и в ее подчинении находилось всего несколько человек юристов, о чем директор, как руководитель учреждения, естественно достоверно знал, это не помешало ему поручить ей выполнить по сути невыполнимую задачу: приобрести в сжатые сроки 73 квартиры в Усть-Илимске, находясь при этом физически в Иркутске, т.е. за 900 км. А кроме того, еще и проверять их техническое состояние, определять стоимость квадратного метра и нести ответственность за эту цену.

Таким образом, к моменту начала поиска квартир для оказавшихся в опасности переселенцев, которые могли остаться в зоне затопления Богучанской ГЭС в зимний период без всей коммунальной инфраструктуры, а также несмотря на наличие не одного десятка в тот период писем и жалоб в адрес ОГКУ и всего правительства Иркутской области о необходимости срочного переселения людей, постоянного контроля за ходом и сроками этой работы со стороны всех правоохранительных органов и вышестоящих должностных лиц региона, расклад оказался следующим: директор фактически устранился от выполнения этого мероприятия, снял с себя ответственность за все происходящее, поручив наиболее сложный, большой и потенциально проблемный участок работы своему заместителю по правовым вопросам, который требует, как минимум, активного участия в нем и финансового, и производственного отделов, и немалых совместных усилий. Очень странно, а учитывая опыт руководящей работы директора, можно даже сказать, очень неправдоподобно.

Очевидно, что этот объем работы силами десятка человек в течение пары месяцев в удаленном режиме на расстоянии 900 км осуществить возможным не представляется по объективным причинам, не говоря уже о том, что силами исключительно одних юристов ОГКУ.

Как мы уже говорили в первом материале по этой теме, в результате по совместному решению высокопоставленных чиновников, учитывая сжатые сроки переселения, маленький штат ОГКУ и большой объем работы, было принято решение об участии риэлторов в выполнении этой задачи. По причине отсутствия времени и денег в областном бюджете на заключение государственного контракта с конкретным агентством недвижимости, высокопоставленные чиновники приняли решение об участии риэлторов на стороне продавцов квартир, которые подготовят квартиры и документы к сделкам, и оплату за свою работу получат от самих продавцов квартир, а не государства. В результате задача была выполнена, переселенцы заехали в новые квартиры. Сразу же после этого к сделкам начались вопросы со стороны правоохранительных органов. И, само собой, эти вопросы возникли, в первую очередь, к директору учреждения, г-ну Коротневу. Который по неустановленным пока что причинам сообщил органам следствия, что об участии риэлторов в сделках он не знал, был уверен, что его заместитель по правовым вопросам выполняет всю работу самостоятельно с учетом штата подчиненных ей юристов, его функции, как руководителя бюджетного учреждения, заключались исключительно в подписании договоров купли-продажи квартир, а функции главного бухгалтера – начальника финансового отдела Дедур – исключительно в проверке реквизитов в договорах купли-продажи.

Позиция для руководителя, откровенно говоря, более чем странная, и вызывает естественные многочисленные вопросы. Мы предприняли попытку их задать – и здесь нелишним будет сказать, что на этапе подготовки этого материала мы дозвонились до Алексея Коротнева, и он согласился ответить на наши вопросы при условии, что предварительно согласует это решение с областным Минстроем. Но впоследствии он уклонился от общения с журналистами. Смеем предположить, что областной Минстрой г-ну Коротневу это решение не согласовал. Не менее странная ситуация, когда руководитель бюджетного учреждения, действиями должностных лиц которого согласно позиции органа следствия причинен ущерб государству, согласовывает свои действия с потерпевшим по данному уголовному делу и главным распорядителем бюджетных средств, выделенных на покупку этих квартир…

Таким образом, мы можем опираться в оценке его действий лишь на ту позицию, что была им высказана в ходе предварительного расследования уголовного дела и те материалы, доступ к которым на данном этапе мы смогли получить. Так, на официальном сайте о работе государственных учреждений www.bus.gov.ru содержатся документы, из которых следует, что ответственным за соблюдение действующего законодательства при выполнении финансово-хозяйственных операций, за использование бюджетных средств по целевому назначению и за организацию бухгалтерского учета в ОГКУ являлись: с правом первой подписи – директор, с правом второй подписи – главный бухгалтер – начальник финансового отдела. Уверены, что и должностная инструкция директора говорит о том, что ответственным за результаты финансово-хозяйственной деятельности и эффективное расходование бюджетных средств является именно он, как руководитель учреждения. Но, несмотря на это, директор так и остался в статусе свидетеля в рамках уголовного дела. За всю нашу немалую журналистскую практику – это единственный случай, когда руководитель учреждения не привлекается к уголовной ответственности, как минимум, за халатное отношение к своим должностным обязанностям.

Мы конечно же продолжаем работу в этом направлении и не исключено, что в дальнейшем сможем остановиться на позиции экс-директора ОГКУ Коротнева более подробно – есть все основания полагать, что она в процессе разбирательств в правоохранительных инстанциях претерпела значительные изменения. Какие и с какой целью – постараемся рассказать в следующем материале на эту тему. Также мы попытаемся задать интересующие нас вопросы и остальным участникам этого процесса. И будем надеяться, что для того, чтобы на них ответить, никаких согласований с кем-либо им не потребуется.

А сейчас внимание читателей хотелось бы сфокусировать вот на каком моменте: насколько мы поняли, по юридической чистоте сделок купли-продажи квартир вопросов ни у одной из инстанций, включая орган предварительного следствия не возникло. Вообще. Все возникающие к сделкам вопросы касались исключительно финансовой стороны, а именно цены покупки одного квадратного метра – однако при этом всю ответственность за допущенные в этой сфере нарушения отчего-то возлагают на заместителя директора по правовым вопросам. Что, с учетом наличия в штате директора, заместителя директора, главного бухгалтера-начальника финансового отдела (он же – главный экономист), а также обязательного участия должностных лиц областного Минстроя как главного распорядителя бюджетных средств, осуществлявших контроль за расходованием бюджетных средств, выглядит более чем странно…

Но как сказал наш русский баснописец И.А. Крылов:

«У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в истории мы тьму примеров слышим,
но мы истории не пишем…»

Часть вопросов, поставленных в первой статье, сегодня удалось раскрыть с другой стороны. Теперь мы с вами знаем, кто и в каких пределах должен был заниматься приобретением квартир для переселенцев в Усть-Илимске, кто им фактически занимался, по чьему поручению, и какую позицию заняли стороны на этапе предварительного расследования уголовного дела. Следующую статью мы посвятим подробному разбору сути вменяемого заместителю директора по правовым вопросам преступления, анализу позиции следственных органов, директора учреждения Коротнева и остального руководящего состава ОГКУ, а также потерпевшего по данному уголовному делу – областного Минстроя. Полагаем, что этот материал будет не менее интересным, чем два предыдущих.

Михаил Бломберг

Новости по теме:

  • Для переселенцев из зоны затопления БоГЭС построят 223 квартиры
  • Боевой листок для переселенцев из зоны затопления БоГЭС
  • Для переселенцев из зоны БоГЭС купят жильё в Хакасии
  • Иркутский губернатор раскритиковал жилье для переселенцев из зоны БоГЭС
  • Переселенцы из зоны затопления БоГЭС переедут в Хакасию
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>