Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Китайские плотины угрожают регионам Приамурья

Рост сельскохозяйственых площадей, строительство водохранилищ ГЭС, водозаборов и дамб на китайской части рек бассейна Амура представляет собой угрозу для экологии нескольких стран. Об этом сообщил директор Институт водных и экологических проблем Дальневосточного отделения Российской академии наук Борис Воронов, выступая на недавнем международном экологическом форуме в Хабаровске.

Учёный-биолог напомнил, что зона бассейна Амура — это огромный регион, охватывающий территории четырёх государств. «Более миллиона квадратных километров — это территория России, чуть меньше — Китай, Монголия — 32 тысячи и несколько десятков на севере КНДР. При этом на российской части проживает менее 5 миллионов человек, в Монголии несколько десятков тысяч, в Северной Корее несколько тысяч, а в Китае мы можем говорить о более чем 100 миллионах населения», — сказал Воронов.

Он уточнил, что в 50-х годах прошлого века на северо-востоке КНР проживало 38 миллионов человек, позже началась реализации программы переселения туда жителей юга Китая, по которой планировалось заселить север страны ещё 100 миллионами жителей. Рапорт о выполнении программы был сдан и принят, отметил учёный. По его словам, именно такие социально-экономические условия делают экологическую ситуацию наиболее «напряжённой в китайской части бассейна Амура».

«Она очень нагружена населением и экономикой. Это создаёт перспективы для решения любых, в том числе и экологических, проблем, но и нагружает территорию», — сообщил Борис Воронов.

По оценке учёного, за последние 100 лет в Большом Приамурье динамика изменений климата привела к тому, что количество осадков в регионе сократилось на шесть процентов, на 20 процентов уменьшился сток вод в бассейне Амура, а среднегодовая температура повысилась на один градус.

«Амур — это очень чувствительный природный комплекс, который реагирует на глобальные процессы, в том числе катастрофическими наводнениями», — пояснил значимость этих изменений для региона директор института ДВО РАН.

По словам Воронова, региональные риски для сохранения биоразнообразия несёт экологически неадаптированное промышленное производство на берегах Амура по обе стороны границы. Он напомнил о техногенной катастрофе 2005 года, когда в результате взрыва на химическом предприятии в Цзилине в воды Сунгари и Амура попало более 100 тонн бензола и его производных.

Борис Воронов отметил, что катастрофа 2005 года — это частный случай. При этом за три года на северо-востоке Китая произошло 20 аварий, о которых российские учёные ничего не знают. Техногенные катастрофы возможны и в будущем. Ещё одна негативная экологическая составляющая со стороны Китая — рост площадей под сельскохозяйственное производство.

Расширение площадей регулируется только ёмкостью природных участков, а распашка земель ведётся до самого уреза воды — до Амурской протоки. Так, по оценке науки, только с 80-х годов прошлого века (когда в Китае была решена проблема голода) по 2005 год в 10 раз увеличились площади для выращивания риса. Российская сторона надеялась, что с решением проблемы голода в КНР сократится прирост сельхозтерриторий, но ничего подобного не произошло. В качестве угрозы природе учёный назвал также лесопромышленное освоение лесов и следующее за ним техногенное воздействие на биосферу.

«Это исключительно значимые сдвиги. За 30-40 лет 40 процентов лесов с кедрами вырублено в Приморском крае, в два раза сократились насаждения с дубом, на 20 процентов — с ясенем, на 10 — с елью. Все эти рубки сказываются на нас, после них остаются овражные сети на склонах, а огромное количество взвешенного вещества попадает в водостоки и в конечном итоге в Амур», — рассказал учёный.

Ещё одну угрозу экологии амурских регионов Борис Воронов видит в строительстве гидроэлектростанций и водохранилищ.

«У нас на Амуре — Зейская и Бурейская ГЭС, а на китайской стороне — сотни маленьких станций мощностью до 10 мегаватт. Но в сумме они мощнее наших станций. У нас 2,3 тысячи мегаватт, а у Китая — 4,3 тысячи. Но беда не в ГЭС, а в водохранилищах. У Китая их 13 тысяч, а у нас менее 300. Любое водохранилище — это изменение качества воды в худшую сторону и последующий сброс загрязнённой воды в нижний бьеф», — объяснил Воронов, уточнив, что в планах — строительство ещё 17 гидростанций.

Он добавил, что изменения в русловых процессах на Амуре, размыв берегов на российской стороне и даже изменения границ влечёт с собой и строительство дамб и берегоукрепительных сооружений на китайской стороне.

Илья Андреев

Новости по теме:

  • Красноярский край: плотины и рыба
  • Плотины ГЭС должны войти в список особо опасных объектов
  • Гидроэнергетики решили проверить основание плотины СШГЭС
  • Богучанская ГЭС – угроза прорыва плотины
  • "РусГидро": состояние бетона плотины СШГЭС удовлетворительное
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>