Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

ГЭС на востоке России могут стать китайскими

Уже через месяц российские министры должны доложить президенту Владимиру Путину о перспективах строительства гидроэлектростанций в Амурской области и Хабаровском крае, которые граничат с Китаем. Ранее отечественные строители хотели привлечь к сооружению ГЭС китайские деньги или китайских инженеров. В случае участия КНР на территории РФ появится первая китайская инфраструктура. Лоббисты объясняют президенту необходимость строительства ГЭС частыми наводнениями и потребности в энергии Байкало-Амурской магистрали.

Вопрос о строительстве объектов гидрогенерации в бассейне реки Амур, в том числе на реках Ниман и Селемджа, связан с «необходимостью развития энергетической системы Дальневосточного федерального округа и принятием дополнительных мер по снижению риска наводнений», говорится в поручении президента правительству.

За счет каких средств будут реализовываться проекты, пока неизвестно. «Вопрос о целесообразности строительства ГЭС находится в проработке, поэтому вопрос привлечения инвесторов будет решаться позднее», – сообщили «НГ» в пресс-службе Минэнерго.

Неделей ранее вице-премьер, полпред президента РФ на Дальнем Востоке Юрий Трутнев поручил Минэнерго и «Русгидро» представить предложения по строительству противопаводковых ГЭС и дополнительных водохранилищ на Дальнем Востоке.

Врио губернатора Хабаровского края Михаил Дегтярев также предлагал рассмотреть возможность снижения уровня сброса воды для ГЭС в бассейне Амура до 1 июля каждого года, чтобы не допускать паводков. Он также рассуждал о необходимости строительства Ниманской ГЭС. По его подсчетам, годовая выработка станции могла составить до 1,8 млрд кВт-ч, а капвложения в строительство станции оценивались в 61,5 млрд руб. Предполагается, что новая ГЭС покроет потребность в электроэнергии Восточного полигона и близлежащих к железной дороге поселков. «БАМ будет электрифицироваться. Только в пределах Хабаровского края дополнительные электрические мощности для тягловых подстанций превысили (на данный момент) 500 МВт. Эта потребность, по нашему мнению, может быть удовлетворена строительством новой высокоэффективной Ниманской ГЭС в Верхнебуреинском районе», – разъяснял Дегтярев. Тема строительства новых ГЭС формально связана с постоянными наводнениями в регионе.

В районах Забайкалья, Амурской области, Хабаровского края и Еврейской автономной области (ЕАО) с прошлой недели из-за паводков был введен режим ЧС федерального уровня. После сильных дождей уровень воды в Амуре и Зее поднялся. Дороги в результате размыло, сотни домов и огородов оказались в зоне затопления. Амурская область с июня находится во власти дождевых циклонов, которые, сменяя друг друга, стали причиной выхода рек из берегов. Только по данным на июль, масштабный паводок нанес Приамурью ущерб почти на 6 млрд руб. Однако работы по оценке ущерба не закончены из-за новых подтоплений.

В сентябре прошлого года в Хабаровске также вводили ЧС из-за паводка на Амуре, после того как в регионе прошли сильные дожди и на территории города поднялся уровень воды.

В Хабаровском крае и Амурской области уже есть две ГЭС, которые исполняют роль не столько выработки энергии, сколько «регулировщиков» реки. Местные Зейская и Бурейская ГЭС в совокупности задержали в своих водохранилищах с начала паводков текущего года около 30 млрд т воды. Для Зейской гидростанции приток воды к створу плотины стал рекордным – ГЭС задержала в своем водохранилище более 19 млрд т воды, сообщали в «РусГидро». Сообщается, что электростанции работают на пределе своих возможностей.

Дискуссии о необходимости строительства новых ГЭС оживляются сразу после очередных больших наводнений. Прошлый раз всплеск обсуждений наблюдался в 2013 году. И именно тогда звучали предложения привлечь к строительству китайских инвесторов.

В 2014 году «РусГидро» подписала соглашение с китайской корпорацией «Три ущелья» (Сhina Three Gorges Corporation, CTGC) о совместной реализации проектов в области гидроэнергетики на территории РФ. Документ предусматривал оценку целесообразности и последующее строительство противопаводковых ГЭС: Нижне-Зейской (400 МВт), Селемджинской (300 МВт), Гилюйской (462 МВт) и Нижне-Ниманской (600 МВт). Ориентировочная стоимость проектов, включенных в соглашение, оценивалась в сумму до 230 млрд руб.

Согласно документу, строить четыре станции должно было российско-китайское предприятие, где отношение долей владения составляло бы 51 и 49%. Около 70% финансирования предполагали привлекать от российских и китайских финансовых институтов, причем участник с китайской стороны – CTGC – должен был отвечать за долгосрочные договоры купли-продажи. То есть энергию предполагалось поставлять в Китай.

Однако уже в сентябре 2016 года корпорация CTGC от проекта отказалась, после чего обсуждения прекратились. Тогдашний глава компании «РусГидро», а ныне глава Минэнерго Николай Шульгинов уточнял, что «РусГидро» пока отказывается от реализации этих проектов.

В июле 2019 года Александр Новак, на тот момент министр энергетики, оценивал проект в 400 млрд руб. При этом он признавал, что полностью проблему паводков решить не удастся, так как основной приток паводковых вод в Амур идет по водосбросным бассейнам рек Селемджа и Суйбинь, которые расположены в Китае. «Поэтому строительство каскада противопаводковых ГЭС не приведет к улучшению ситуации с регулированием высокой приточности. Кроме того, дальневосточная энергосистема не испытывает дефицита мощности, поэтому остается вопрос сбыта вырабатываемой предлагаемыми ГЭС электроэнергии», – подчеркнул Новак.

Теперь, спустя пару лет и очередные сильные паводки, решено вернуться к обсуждению строительства противопаводковых ГЭС.

Ниманская и Селемджинская ГЭС – старые советские проекты, вновь ставшие актуальными из-за постоянных наводнений в Хабаровском крае и Амурской области. Потому и рассматривают их в первую очередь не с точки зрения возможности получать дешевую электроэнергию, а как способ регулирования стока рек. «Эти проекты неоднократно рассматривались, были отложены, а сейчас, видимо, пришло время. Любая ГЭС, расположенная в бассейне Амура, срезает максимальные пики паводков. Но вот Ниманская вряд ли сильно повлияет – не слишком крупная. А вот строительство Селемджинской для решения этих задач более предпочтительно», – комментировал строительство ГЭС замдиректора по научной работе Института водных и экологических проблем Дальневосточного отделения РАН Алексей Махинов. Однако, по его словам, для строительства Селемджинской ГЭС нужны дополнительные исследования, так как возведение станции может негативно повлиять на окружающую среду.

«На возведение ГЭС уходит много лет. С другой стороны, период повышенной водности Амура скоро завершится. Он начался в 2009 году и может продолжаться до 15–17 лет. Таким образом, еще три-четыре года Хабаровску будут угрожать паводки. Затем начнется период пониженной водности – в это время никогда за всю историю наблюдений наводнений на Амуре не было. Длятся такие периоды также примерно 11–17 лет. Если строительство ГЭС стартует в ближайшие годы, то к следующему паводку Дальний Восток будет готов», – рассуждал Махинов.

При этом экономическая целесообразность такого строительства также под вопросом. Главной проблемой новых ГЭС на Дальнем Востоке остается избыточное производство энергии. «В регионе нет на нее спроса, а сооружать дорогостоящие станции ради возможной продажи энергии в другие страны выглядит сомнительной практикой. За те же деньги с паводками можно было бы бороться значительно эффективнее», – рассуждал старший аналитик центра энергетики Московской школы управления «Сколково» Юрий Мельников.

Эксперты «НГ», сомневаются в возобновлении интереса китайских инвесторов к российским ГЭС. Главный аналитик компании Esperio Лев Кравец напоминает о совместном проекте с участием CTGC и российской «РусГидро». «Но китайская сторона тогда пришла к выводу, что с финансовой точки зрения участие в этом проекте нецелесообразно, поэтому отклонило предложение по покупки 49-процентной доли», – напоминает он.

«Китайские компании практикуют выполнение проектов «под ключ» с получением соответствующей финансовой отдачи. Это противоречит интересам развития отечественной гидроэнергетики», – отмечает директор Центра исследований в электроэнергетике Высшей школы экономики (ВШЭ) Сергей Сасим. Он считает, что российских строительных мощностей сегодня вполне достаточно, чтобы реализовать эти проекты. «Финансирование может быть обеспечено за счет механизмов ДПМ (договор поставки мощности – механизм, который применяется для привлечения денег в строительство энергоблоков: инвесторам гарантируется возврат вложений с доходностью через повышенные платежи за мощность с оптового рынка)», – рассказывает он.

Вероятность привлечения Китая к строительству ГЭС на Дальнем Востоке можно оценить как достаточно высокую, считает доцент РЭУ им. Плеханова Олег Каленов.

«Китай имеет колоссальный опыт в строительстве гидроэлектростанций, а ГЭС «Три ущелья» на реке Янцзы с установленной мощностью 22,5 ГВт является крупнейшей в мире. Они построены в КНР уже везде, где позволяли условия. Сейчас потенциал исчерпан. Китайская промышленность продолжает развиваться, а значит, есть огромная потребность в энергии. И тут на помощь Пекину как раз может прийти Россия. Совместные проекты в этом направлении помогут решить вопросы как российской, так и китайской стороне», – уверен он.

«Для дальневосточных регионов и даже для федерального бюджета РФ сумма затрат очень чувствительная, поэтому неудивительно, что для этих целей уже давно искали стороннего инвестора. А окупаемость проектов строительства ГЭС в России составляет 20–25 лет минимум, так как тарифы на электричество у нас сдерживаются государством», – замечает замруководителя аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова. По ее мнению, китайская сторона могла бы согласиться участвовать, если бы получила не менее 50% в будущем совместном предприятии, а также если Россия согласится поставлять в Китай дешевую электроэнергию, чуть выше внутреннего тарифа.

России же скорее всего для этих проектов придется использовать средства Фонда национального благосостояния, даже если инвесторы из Китая какую-то часть инвестиций возьмут на себя, рассуждает Наталья Мильчакова.

Все будет зависеть от целесообразности – насколько это нужно КНР, рассуждает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. Да и для России строительство четырех ГЭС кроме имеющихся трех (Зейская, Бурейская, Нижне-Бурейская ГЭС) не очевидно. «В решении проблемы паводков и наводнений ГЭС не помогут – вода приходит как раз из Китая. Производить избыточную электроэнергию, не имея возможности ее продавать, также нелогично», – говорит аналитик. Проект по строительству ГЭС на Дальнем Востоке обсуждается в контексте электрификации БАМа, считает исполнительный директор департамента компании «Универ Капитал» Артем Тузов. «И если на Дальнем Востоке появляется новый крупный потребитель электроэнергии, то строительство ГЭС становится не только технически возможным, но и экономически оправданным. Если смотреть на расширение БАМа как на проект, который даст толчок в развитии всего региона, можно прорабатывать строительство других ГЭС уже для новых потребителей, которые там появятся, когда расширение БАМа состоится», – не исключает он. Интересно, что эти станции не единственные проекты строительства ГЭС в РФ с китайцами, которые, правда, так и не состоялись. Так, в 2014 году «РусГидро» и китайская компания PowerСhina подписали соглашение о сотрудничестве в реализации проекта Ленинградской гидроаккумулирующей электростанции (ГАЭС) на реке Шапша в Ленинградской области. Стоимость проекта оценивалась тогда в 138 млрд руб. При этом стороны предполагали привлечь около 70–75% необходимых средств через механизм проектного финансирования, преимущественно у российских и китайских финансовых институтов. Однако уже в 2017 году российская компания отказалась от реализации инвестпроекта Ленинградской ГАЭС в связи с отсутствием рыночных механизмов обеспечения экономической эффективности и окупаемости инвестиций в реализацию проектов строительства ГАЭС.

Два года назад китайская компания Harbin ZhongJiGuoNeng Investment Corporation подтвердила свое намерение участвовать в строительстве каскада ГЭС на реке Жупанова на Камчатке, а также заявила, что входит в проект с его 100-процентным инвестированием. Подчеркивалось, что компания готова выступить в качестве генподрядчика и привлечь к реализации проекта компании из КНР и России. Сообщалось, что если бы участие китайской компании состоялось, то проект стал бы крупнейшей инвестиционной инициативой на Дальнем Востоке с участием иностранного капитала – только на реализацию первой очереди требовалось больше 1 млрд долл. Однако этого участия так и не случилось.

В начале августа этого года губернатор Камчатки Владимир Солодов сообщил, что строительство каскада ГЭС на реке Жупанова не планируется, так как проект может оказать негативное влияние на природные комплексы региона. Ранее в «РусГидро» отрицали возможность своего участия в проекте. «Компания не обладает свободным средствами для оплаты данных работ, поскольку приоритетными задачами в настоящий момент являются поддержание работоспособного состояния объектов электросетевой и генерирующей инфраструктуры компаний «РАО Энергетические системы Востока», работающих в зоне тотального тарифного регулирования и в условиях острой нехватки средств на проведение ремонтов и проектов модернизации», – заявляли в «РусГидро».

Ольга Соловьева

Новости по теме:

  • Китай может стать соинвестором строительства ЛЭП из России в Монголию
  • Проводившиеся в Эвенкии ядерные испытания могут стать препятствием для строительства ГЭС
  • ГЭС в Монголии могут стать ненужными после дозагрузки Гусиноозерской ГРЭС
  • Из-за Эвенкийской ГЭС олигархов в России может стать больше
  • Российские экологи выработали свою позицию по вопросам гидростроительства в Сибири и на Дальнем Востоке
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>