Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Энергоспрос идёт с Востока

Экспортным потенциалом обладают четыре ГЭС вблизи границы с Китаем, которые «РусГидро» может построить для защиты от паводков. Их общая мощность оценивается в 1762 МВт. Есть и другой пример – Нижнеангарская ГЭС в Красноярском крае, за строительство которой при благоприятных условиях может взяться совместное предприятие «ЕвроСибЭнерго» и китайская компания Yangtze Power. Её мощность будет использоваться для покрытия спроса на электроэнергию в Сибири, но китайских инвесторов «это не останавливает.

Спрос на энергоресурсы в Азии, и без того немалый, в ближайшие два десятка лет будет расти огромными темпами, опережая среднемировой показатель. Для России, которая многие годы экспортировала в регион уголь, а с началом разработки месторождений шельфа Сахалина и запуском трубопровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» вошла и в число поставщиков углеводородов, это открывает немалые возможности. Но для того, чтобы увеличить объёмы продаж традиционных ресурсов и организовать экспорт продуктов их передела, необходимо масштабное строительство новых газопроводов, линий электропередачи и других подобных объектов. «Табель о рангах» первоочередных проектов пытались составить приехавшие на XII Красноярский экономический форум эксперты, которые участвовали в мозговом штурме «Развитие энергетической инфраструктуры».

Большинство из проектов, связанных с поставками российских нефти, газа и электроэнергии в Азию, обсуждаются не первый год.

«Необходимо понять, какие из них существуют в условиях падения цен на энергоресурсы, санкций против России, – сформулировал задачу для собравшихся экспертов управляющий директор компании Vygon Consulting Григорий Выгон. – По итогам мозгового штурма мы должны получить что-то вроде ранжира основных экспортноориентированных проектов с рекомендациями о том, какая государственная поддержка им сегодня нужна».

Экспортный простор

Потенциальный рынок сбыта, открывающийся перед нашей страной, огромен. По прогнозам, которые привёл министр энергетики РФ Александр Новак, потребление энергоресурсов в странах Азиатско-Тихоокеанского региона к 2035 году возрастёт на 60%, в той же пропорции увеличится импорт. Их доля в мировом энергопотреблении за то же время возрастёт с 34% в 2010 году как минимум до 51%. Такова оценка Азиатского банка развития, данная им в обзоре за 2013 год. Однако если темпы роста будут такими же, как в последнее десятилетие XX века, то на долю АТР к 2035 году придётся 56% мирового потребления энергоресурсов. В прогнозе банка сказано, что в случае реализации умеренного базового сценария объёмы их потребления в Азии удвоятся. При этом потребность в угле возрастёт на 81%. Нефти потребуется в два раза больше, чем сейчас, газа – в три. Удвоится также электропотребление, чей объём превысит 16 трлн кВт-ч.

«Страны Азиатско-Тихоокеанского региона будут потреблять 1,5 миллиарда тонн нефти, – констатировал Новак. – Почти 600 миллионов тонн – это ниша, в которой Россия может участвовать в перспективе».

Это превышает объём добычи в стране, по итогам 2014 года составивший 526,753 млн тонн. Говоря о перспективах увеличения экспортных поставок, министр заметил, что «по нефти мы более чем в два раза должны прирасти, по газу – в девять, с 14 до 130 миллиардов [кубометров], а по углю – почти на 100 миллионов тонн, то есть более чем в два раза».

Министр энергетики уверен, что Россия располагает достаточным для этого потенциалом.

Сырьё на вырост

В том, что касается экспорта газа, уже есть договорённость о поставке 38 млрд кубометров ежегодно в течение 30 лет по строящемуся газопроводу «Сила Сибири». Для его заполнения будут в первую очередь использоваться возможности Чаяндинского месторождения в Республике Саха (Якутия) и Ковыктинского в Иркутской области, принадлежащих ОАО «Газпром», а также объектов, которые разрабатывают независимые компании.

«Сейчас Китай потребляет 100–150 миллиардов кубометров газа, из них где-то 50 миллиардов добывает сам, а остальное импортирует, – отметил Новак. – К 2030 году потребление возрастёт до 400–450 миллиардов кубометров. Конечно, мы такой прирост за счёт Восточной Сибири и Дальнего Востока не удовлетворим».

Помимо этого предполагается экспорт сырья из Западной Сибири по газопроводу «Алтай», чей предполагаемый маршрут берёт своё начало в Ямало-Ненецком автономном округе. Его пропускная способность составит 30 млрд кубометров. «Надеемся, что в этом году мы с китайскими партнёрами подпишем соответствующий контракт», – сообщил глава Минэнерго. Вместе с этим предполагается увеличение пропускной способности первой очереди нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» (участка от Тайшета в Иркутской области до Сковородино в Амурской) к 2020 году до 80 млн тонн, а ВСТО-2 (Сковородино – специализированный морской нефтеналивной порт Козьмино) – до 50 млн тонн.

Одновременно в стратегических планах властей и частного бизнеса значится увеличение объёмов экспорта сжиженного природного газа. В приморских регионах, в частности, разместятся два завода по его производству – владивостокский, который намерен построить «Газпром», и дальневосточный, чей запуск в ОАО «НК «Роснефть» наметили на 2018 год. Поставки углеводородов за рубеж, в свою очередь, должны, по тем же замыслам, стимулировать переработку внутри России. Если в Генеральной схеме развития газовой отрасли на период до 2030 года, утверждённой в 2011 году, речь идёт о размещении двух перерабатывающих предприятий в Амурской области и Хабаровском крае, то теперь «Газпром» заявляет о строительстве завода в районе Благовещенска, а у ООО «Сибур» есть проект Амурского горнохимического комбината. Запуск первого может состояться в 2019 году, ориентировочные сроки пуска двух очередей второго – 2021 и 2024 годы. Помимо этого «Роснефть» собирается построить в Приморье Восточный нефтехимический комбинат.

Экспорт угля, согласно ожиданиям российских властей, через два десятка лет превысит 160 млн тонн в год. «Большая часть будет идти из Красноярского края, Кузбасса и других регионов», – отметил Новак. При этом прогноз по добыче в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке составляет 130 млн тонн угля ежегодно, так что значительную часть экспорта обеспечат месторождения Западной Сибири. Но и на востоке региона есть несколько крупных проектов по добыче угля, ориентированных на экспорт. Один из них – разработка Элегестского месторождения в Туве, которой занимает ЗАО «Тувинская энергетическая промышленная корпорация».

Свои активы есть и у ОАО «ЕвроСибЭнерго». В начале 2014 года структура холдинга, ООО «Компания «Востсибуголь», создала совместное предприятие с китайской корпорацией Shenhua, а то, в свою очередь, приобрело лицензию на освоение Зашуланского месторождения, расположенного в Красночикойском районе Забайкальского края.

«Там уголь экспортного качества, с низкой зольностью и низким содержанием серы», – подчеркнул генеральный директор «ЕвроСибЭнерго» Вячеслав Соломин. Предполагаемая мощность разреза на базе Зашуланского месторождения составляет 6 млн тонн в год, ожидается, что её он достигнет в 2021 году, через три года после начала добычи. В активе компании есть ещё Северо-Западный Кирбинский участок Бейского месторождения в Хакасии и Ныгдинская площадь в Иркутской области, сырьё с которых можно поставлять за рубеж.

Дело передела

Бурый уголь Ерковецкого месторождения в Амурской области интереса с такой точки зрения не представляет.

«Экспортный потенциал у него нулевой, возить воду и золу никто не будет, – подчеркнул заместитель генерального директора ОАО «Восточная энергетическая компания» Юрий Алания. – Но при этом его можно перерабатывать, получая электроэнергию – продукт более высокого передела. Это может стать достаточно сильным толчком для развития всего Дальнего Востока».

Спрос на электричество в Китае велик, а с учётом продолжающегося развития экономики и промышленности в ближайшие годы он будет устойчиво расти (ожидается, что к 2030 году электропотребление достигнет 8,5 трлн кВт-ч). Прогнозируемый дефицит мощности в одном районе Тяньцзиня, расположенном неподалёку от Пекина, к 2020 году составит 50 ГВт.

Между тем существует проект по созданию на борту Ерковецкого разреза тепловой электростанции, которая в случае его реализации станет крупнейшей не только в России, но и в мире. Предполагаемая мощность составляет около 8 ГВт (12 блоков по 660 МВт), для её выдачи планируется возвести межгосударственную трансграничную линию электропередачи напряжением 800 кВ, чья протяжённость составит 2 тыс. км. Ожидается, что по ней можно будет передавать до 50 млрд кВт-ч в год. Это на полтора порядка больше объёма поставок, которые обеспечивают линии между Объединённой энергосистемой Востока России и северо-восточными районами Китая: в 2014 году, сообщает Восточная энергетическая компания, он составил 3,376 млрд кВт-ч.

Пока, впрочем, есть только предварительное технико-экономическое обоснование проекта.

«В ближайшие месяцы мы надеемся закончить работу над техническим заданием на разработку технико-экономического обоснования, – рассказал Алания. – Завершить [подготовку] ТЭО мы планируем в 2015 году, выйдя во время неё на правительства России и Китая с предложениями о предоставлении преференций, которые мы хотим получить для реализации этого проекта. Получив всё, выйдем на стройку».

В компании надеются, что это произойдёт в 2016 году. Финансировать строительство предлагают за счёт обеих сторон – российской и китайской. Стоимость проекта, как сообщил в начале февраля генеральный директор Государственной электросетевой корпорации Китая (State Grid Corporation of China), оценивается в 15 млрд долларов, то есть, по действующему официальному курсу Банка России, 935 млрд рублей. У «ЕвроСибЭнерго», в свою очередь, есть идея по строительству тепловой электростанции на борту Зашуланского месторождения – таков один из вариантов проекта по его освоению. Объект, если его решат построить, будет менее мощным – 1,5–2 ГВт – и обойдётся дешевле.

Мост между Европой и Азией

Генеральный директор ОАО «Федеральная электросетевая компания Единой энергетической системы» Олег Бударгин считает, что декларируемый «поворот на Восток» при развитии межсистемных связей не стоит ограничивать только экспортом электричества.

«Наше преимущество – в границах, расстояниях и и большом количестве соседей, – заявил он. – Это касается не только энергосистемы, но и инфраструктуры [в целом]. Мне кажется, главное преимущество в том, что наша инфраструктура нужна как Западу, так и Востоку. То, что сегодня сделано в Китае, строительство упомянутых линий даёт нам возможность увидеть себя в проекте формирования энергомоста Азия – Россия – Европа. Тем более что потребность такая есть».

Действительно, как минимум с 2013 года обсуждается участие России в проекте «Азиатское суперкольцо» (Asian Supergrid). «Сибирский энергетик» писал о нём подробно осенью 2014 года. Его суть заключается в создании сети ЛЭП, объединяющей энергосистемы России, Китая, Монголии, Японии, Северной и Южной Кореи. Первым шагом в этом направлении, если не считать имеющихся связей с КНР и Монголией, может стать подводный кабель между российским Дальним Востоком и Японией. Идея, по мнению экспертов, не нова, её обсуждали в конце девяностых. На данный момент это один из немногих проектов, который находится в стадии детальной проработки. В 2012 году, через год после аварии на АЭС «Фукусима» и последовавшего за ним решения об остановке всех атомных реакторов в Японии, правительство страны обратилось в Министерство энергетики РФ с предложением рассмотреть возможность строительства газопровода от Сахалина и прокладки подводного кабеля, по которому можно было бы поставлять излишки электроэнергии из ОЭС Востока.

На первом этапе представляется целесообразным организовать поставки электроэнергии с Сахалина, создав для этого соответствующую инфраструктуру. С учётом ожиданий Минэнерго прекращения роста электропотребления в России в ближайшие два года и существующих проектов по строительству генерирующих мощностей к 2020 году на острове может образоваться 500–600 МВт излишков. Основной вклад в изменение энергобаланса внесёт Сахалинская ГРЭС-2, которую возводит ОАО «РусГидро». Мощность её первой очереди невелика – всего 110 МВт, – однако в целом она сможет выдавать до 350–360 МВт с перспективой расширения (к примеру, при организации экспортных поставок) до 1,36 ГВт. Так что излишки можно было бы продавать Японии. На первом этапе для этого хватит кабельной линии между Сахалином и Хоккайдо. На втором потребуется строительство воздушной линии напряжением 500 кВ для передачи электричества на юг острова. Третий этап предусматривает прокладку подводного кабеля до материковой части России. «На втором-третьем этапах реализации проекта мы бы прогнозировали объём экспорта примерно до 4 гигаватт», – заключил Хорошавин. Цена вопроса – 5,5–6 млрд долларов (в презентации, которую представил губернатор Сахалина, речь идёт о 5,68 млрд долларов).

Внутренний спрос на внешние деньги

В «Азиатском суперкольце» есть и гораздо более дорогие фрагменты. И это не протяжённые ЛЭП сверхвысокого напряжения, а генерирующие объекты. К примеру, существует проект «Гобитэк», предполагающий создание на юго-востоке Монголии ветровых и солнечных электростанций суммарной мощностью 100 ГВт и стоимостью, с учётом сетей, 294,6 млрд долларов. В «Азиатское суперкольцо» он не включён, однако такой шаг выглядит целесообразным: через пустыню Гоби проходит кратчайший маршрут для ЛЭП из Восточной Сибири в северо-восточные провинции Китая.

Министерство энергетики России тоже рассматривает возможность размещения 50 ГВт генерирующих мощностей на базе возобновляемых источников энергии на севере Дальнего Востока. Рассматриваются площадки в Приморском или Хабаровском краях либо на Сахалине, проект по освоению которых предполагает сотрудничество Российского энергетического агентства и Государственной электросетевой корпорации Китая. Впрочем, окончательного решения по ним ещё нет – экономическую целесообразность и возможный объём инвестиций оценят лишь к концу нынешнего года.

Экспортным потенциалом, впрочем, обладают четыре ГЭС вблизи границы с Китаем, которые «РусГидро» может построить для защиты от паводков, схожих по своим разрушительным последствиям с наводнением 2013 года, на Дальнем Востоке и в отдельных регионах КНР. Их общая мощность оценивается в 1762 МВт.

«Действительно, [у них] очень серьёзный экспортный потенциал, – констатировал первый заместитель генерального директора «РусГидро» Станислав Савин. – Он может составить боле 36 миллиардов киловатт-часов в год».

Есть и противоположный пример – Нижнеангарская ГЭС в Красноярском крае, за строительство которой при благоприятных условиях может взяться совместное предприятие «ЕвроСибЭнерго» и Yangtze Power. Её мощность будет использоваться для покрытия спроса на электроэнергию в Сибири, но, по словам Соломина, китайских инвесторов «это не останавливает, и они видят большой потенциал в  участии в подобных проектах в России, основанных на российских ценах и долгосрочных контрактах, которые можно заключить с местными потребителями».

«Я бы рассматривал поворот на Восток расширительно, как возможность использовать те финансовые и технологические ресурсы, которые есть в Китае, для создания инфраструктуры в тех регионах России, где мы живём и работаем», – резюмировал глава «ЕвроСибЭнерго».

Вопрос подхода

При этом необходимо решить несколько вопросов, связанных с реализацией подобных совместных или ориентированных на экспорт проектов. Первый из них заключается в том, что освоение ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока, извлечение которых зачастую сопряжено с технологическими трудностями и повышенными затратами, экономически целесообразно. В случае с газовыми месторождениями этому способствуют обнуление налога на добычу полезных ископаемых и снижение ставок по другим сборам, а при их экспорте – снижение пошлин и отмена налога на добавленную стоимость импортируемого сырья, который в Китае составляет 17%.

Препятствия на пути создания «Азиатского суперкольца» заключаются в том, что в азиатских странах и России различаются законодательство и стандарты, применяемые в электроэнергетике и сетевом комплексе. Например, в Японии до сих пор нет закона, позволяющего импортировать электричество.

«Наши коллеги готовы это решать, но постоянно ждут корректировки своей стратегии, не могут до конца определиться, будет ли она связана с восстановлением работы АЭС или импортом. Каждый год говорят нам, что вот-вот её примут», – отметил Новак.

Помимо необходимости гармонизировать законодательство и регламенты нескольких государств, отличающихся политическим устройством, строительству «Азиатского суперкольца» мешают и опасения относительно энергетической безопасности каждого из его участников, объединённых общей сетью. Сказывается и общая политическая обстановка – действие санкций против России, к введению которых присоединилась Япония. «Политическая составляющая присутствует», – признал Новак. Однако, по мнению собравшихся экспертов, нынешняя обстановка не отменяет реализацию планов, уже имеющихся у частного бизнеса. К тому же проекты уровня «Азиатского суперкольца» будут реализованы не ранее следующего десятилетия, тогда как задача по развитию трубопроводной инфраструктуры для поставок нефти и газа решается уже сейчас, вне зависимости от внешних условий.

«Мы видим гигантский потенциал рынков стран АТР, возможности реализации которого в последние годы достаточно долго обсуждали, – подытожил первый заместитель министра РФ по развитию Дальнего Востока Александр Осипов. –  На Дальнем Востоке возможна реализация не только гигантских проектов, но и тысяч мелких и средних. Но мы видим: те, кто мог бы их реализовывать, то есть непосредственно бизнесмены и предприниматели, сталкиваются с тем, что им не хватает решения энергетических, инфраструктурных и регуляторных вопросов. Главное сегодня – это перейти от длительного и общего обсуждения к инженерному, практическому, эконометрическому индивидуальному подходу к каждому проекту».

Егор Щербаков

Новости по теме:

  • Конференция «Реки Сибири и Дальнего Востока» выступила в защиту Селенги
  • WWF: Богучанская ГЭС – яркий пример экологической безответственности
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>