Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Общественные слушания по монгольским ГЭС в Еланцах: как это было

17 мая общественные слушания по монгольским ГЭС проходили в пос. Еланцы – административном центре Ольхонского района Иркутской области. Причем по непонятной причине – совсем не в том месте, которое было указано на сайте MINIS и в официальных объявлениях.

17 мая 2017 г. Общественные слушания по монгольским ГЭС в пос. Еланцы Ольхонского района Иркутской области. Фото: Александр Колотов

Вместо здания поселковой администрации, что по ул. Пенкальского, 14, их перенесли в досугово-культурный центр «Ольхон» на ул. Кирова, 44. Недалеко, как и все в таких небольших поселках. Но данное обстоятельство никак и никем не объяснялось.

Председателем собрания избрали Марину Григорьеву – предпринимателя из района. Взяв власть в свои руки, она провела избрание секретаря и ревизионной комиссии. Возражений по кандидатам ни у кого в зале не возникло, так что уже готовые бейджики с именами не смотрелись на выбранных людях странно. Впрочем, это не значит, что мероприятие было срежиссировано – просто, так сказать, некие оргмоменты решили заранее. По итогам регистрации в зале собралось 176 человек. Глава района сидел с народом, а не в президиуме.

Примечательно, что слово для приветствия сразу было дано руководителю монгольской делегации Мягмару. «Добрый день, дамы и господа! Мне очень приятно встретится с нашими вечными дружественными соседями», - начал он и сразу же сорвал овацию. Аплодисменты звучали и в адрес тех специалистов, что он представлял. Казалось, люди пришли на концерт, и им представляли его участников. Но затем выступил глава ТОВР по Бурятии Валерий Молотов, который вписал мероприятие в глобальный контекст и вернул в зал серьезное настроение. Общественные слушания – важный шаг в межгосударственном сотрудничестве двух соседних стран, инструмент, необходимый для дальнейших переговоров на межправительственном уровне. «Вопросов много по этим ГЭС, мы их обсуждаем последние три года. Даны поручения энергетикам по отработке альтернативных вариантов решений, есть вопросы по тарифам, которые тоже рассматриваются. Сейчас важно составить грамотное ТЗ на РЭО и ОВОС, поэтому очень важно услышать ваши опасения, ваши предложения, чтобы на межправительственных переговорах в дальнейшем четко отражать все это».

Выступления основных докладчиков были типовые. Ариунсанаа отметила, что на основании слушаний будут составлены матрицы ответов на замечания и предложения, а те из них, что будут приняты, используют для корректировки ТЗ. Затем уже обновленная и улучшенная версия будет выставлена на открытый тендер, принять участие в котором смогут и российские ученые. После чего начнется два года исследований, а затем их итоги будут снова презентовать в России – на таких же слушаниях. При этом она снова отметила, что параллельно с РЭО и ОВОС и СП будет вестись и разработка ТЭО – то, против чего выступают экологи и ряд специалистов.

Презентацию Орхонского проекта почти не слушали, поскольку докладчик усыпила аудиторию, зачитывая текст со слайдов. А вот доктор Ендонгомбо, в отличие от коллеги, всегда импровизирует, а потому слушать его интересно. Кстати, вначале своего выступления он сказал, что читал вчера репортаж на #СпасиБайкал со слушаний в Слюдянке. И был удивлен, что мы обратили внимание на маленький факт его личной биографии: «Да, я в Бурятии не говорил, что учился в Иркутском политехе, я им говорил, что в ВСГТУ защитил докторскую. Если я скрыл такой злостный факт, прошу меня простить».

Из того, о чем раньше Ендонгомбо не говорил. «Нам требуется 200 МВт на покрытие пиковой мощности, и мы берем это из РФ из «Иркутскэнерго» (вообще-то поставки в Монголию идут из ОЭС Сибири, но в основном – с Гусиноозерской ГРЭС, которая входит в «ИнтерРАО»). Но самый интересный факт, озвученный спикером по ГЭС Шурэн – оказывается, после проведения слушаний в Бурятии, «ИнтерРАО» снизила стоимость поставок в Монголию на 30%! «Не знаю, совпадение это или нет, но могу сказать, что если у вас говорят «хотелось как лучше, но получилось как всегда» – у нас хотелось как лучше, но получилось очень хорошо!». Ранее именно «ИнтерРАО» как единственного оператора экспорта-импорта электроэнергии в России тот же Ендонгомбо всегда обвинял в том, что стоимость поставок эта компания ежегодно повышает, и Монголия вынуждена платить по 30-40 млн долларов. Что, собственно, и просто-таки толкает страну на строительство собственного маневренного источника – ГЭС Шурэн.

Кроме того, Ендонгомбо снова заявил, что в ходе РЭО по Шурэну будет изучаться и совокупное воздействие всех гидротехнических сооружений, которые планируется построить в бассейне Селенги. В том числе – и ГЭС Эгийн-гол. А в ходе работ по ОВОС и СП будут изучены альтернативные варианты решения проблем энергетики государства. «Исследования будут идти 24 месяца, и по окончании мы еще раз проведем у вас слушания, и там я буду отвечать на все ваши вопросы с хорошей точностью. Очень может быть, что мы примем и нулевой вариант, и никакой ГЭС не будет, если мы выявим большие воздействия на озеро Байкал и никакими мерами мы не сможем уменьшить эти воздействия. Если воздействия будут минимальны, то будем строить. Но это через два года мы будем с вами решать», - закончил Ендонгомбо.

Сессия вопросов-ответов показала, что жители Ольхонского района не совсем поняли, с чем к ними приехали монголы. Это стандартная проблема, которую мы фиксировали еще в Бурятии. Глава Онгуренского поселения Сергей Хелтухеев спросил, согласовано ли строительство ГЭС с ЮНЕСКО. «Пока нет ОВОС и ТЭО, эта организация с нами не работает», - ответил член монгольской делегации Бадрах. А Ендонгомбо добавил, что решениями 39-ой и 40-ой сессий ЮНЕСКО ответы затребованы и от России, и от Монголии. В любом случае, «без ЮНЕСКО мы не сможем решить вопросы».

Снова спрашивали и про альтернативы ГЭС. «Атомная станция – сразу нет, народ будет против. Но мы изучим остальные варианты», - отвечал Ендонгомбо. Но основная масса ответов крутилась вокруг того, что уровень Байкала после строительства ГЭС особо не изменится. По некоторым расчетам, может упасть максимум на 0,8-1 см, что лежит, по мнению монголов, в пределах статистической погрешности. «До сегодняшнего дня Монголия ничего плохого не сделала для Байкала. И то, что озеро является объектом ВПН, связано с усилиями Монголии. Вы должны сказать нам спасибо», - неожиданно заявил Ендонгомбо. Впрочем, один из местных жителей огласил расчет – при заборе в 1 см озеро будет недополучать порядка 3 тыс. кубометров в год (мы не проверяли эту цифру!).

На другой важный момент обратила внимание жительница района, эколог Нина Грешилова. Что такое MINIS, спросила она – и сама же ответила, тряся розданными всем участникам печатными материалами – это программа развития инфраструктуры горнорудной промышленности Монголии! В то же время в презентациях спикеров об этом почти ничего не было сказано; они упирали на интересы населения, которое тысячи лет обитает в районах Южного Гоби, но именно сейчас сильнее всего стало страдать от дефицита воды. Ей ответил Бадрах, сказав, что нужны промышленности – на втором-третьем месте, важнее все-таки люди. Но Грешилову его слова вряд ли убедили. Да и не только нее одну.

Много вопросов касалось процедур. Задавали их, естественно, не жители района. Член областной ОП Лариса Лобкова спрашивала, как согласовано законодательство России и Монголии в части планирования природоохранных мероприятий (Ответ: «Будет учитываться»). Марину Григорьеву с чего-то заинтересовали финансовые обязательства Монголии перед ВБ? («Это наш займ, нам и платить»).

А вот глава БРОБ Сергей Шапхаев спросил, почему MINIS отказывается предоставлять ряд материалов, которые имеют английскую версию, в переводе на русский язык? В то время как правилами ВБ прописано, что это необходимо. Прежде всего, речь идет о предТЭО по ГЭС Шурэн, а также аналогичном первоначальном скрининге по Орхонскому проекту. Логика проста – ведь предварительные варианты тех ТЗ, что MINIS привезли в Бурятию и теперь в Приангарье, были основаны на определенных исследованиях. Информации по ним в переводе на русский нет. Вопрос Шапхаева вынудил пока что в первый и единственный раз выступить представителя ВБ. Группа иностранцев посовещалась, в итоге микрофон взял Уоррен Бэйс, специалист из Вашингтона (это сообщение вызвало оживление в зале). Местные начали снимать Уоррена на камеры мобильных телефонов – иностранцы в Ольхонском районе, конечно, не экзотика, но здесь ведь выступал не турист, а специалист из столицы США! Бейс отметил, что информация действительно должна быть предоставлена населению на понятном ему языке «по формулировке и по содержанию». «Но при этом ВБ не требует предоставлять абсолютно все документы на таких языках», - заявил американец.

Как всегда, не обошлось без вопросов с чудинкой. Сколько рек вытекает из озера Хубсугул? («Одна, река Эгийн-гол»). Стоимость электроэнергии на вашей ГЭС будет ниже или выше, чем у Иркутской ГЭС? («В несколько раз ниже, но какая будет точно, можно будет сказать только после разработки ТЭО»). Почему вами не учитывается флора и фауна озера Байкал? («Это все – предмет наших исследований»). А вот после началось. Слово взял Сергей Бартель из некоей партии «Дело». Он заявил, что презентации монгольских специалистов переполнены технической информацией, в которой невозможно разобраться с колес. А раз так, то слушания теряют смысл, ведь простым людям просто непонятно, с чем к ним приехали и чего от них хотят. Поэтому мероприятие, срезал Бартель, нужно признать несостоявшимся и разойтись по домам.

Бадрах ответил крайне дипломатично (хотя мог и жестко). Монголия и Россия – «вечные соседи», а потому «мы приехали рассказать о наших будущих планах». «Мы все – дети Байкала. У нас с 1995 года соглашение о трансграничных водах, и ни разу не возникало конфликтов по этим вопросам. Но при этом в Монголии люди живут, растут, у нас растет население. И у нас тоже есть потребности. И чтобы восполнить эти потребности, нам необходимо спланировать будущее и наши действия. И поэтому, чтобы разработать ТЗ этих двух проектов, мы ведем такой диалог и консультации. Для нас это важно, что диалог идет и можно говорить. То, что мы вот так разговариваем, это хороший результат».

Менее дипломатично, но по делу ответил представителю партии «Дело» Валерий Молотов. «Проведение слушаний – это соответствие доброй воли двух сторон обмениваться информацией о намечаемой деятельности на перспективу. Я принципиально не согласен с вами. Мы провели в Бурятии такие слушания, и здесь проводим – с какого перепугу он говорит «я не понимаю, не знаю, не хочу?». Молотов также отметил, что из России в Монголию течет река Онон в Забайкалье (Селенга течет наоборот), и наша страна делится с соседом информацией о том, что делает в бассейне этой реки. И какие там реализует природоохранные мероприятия. Монголия, выходит, в бассейне Селенги еще ничего даже не строит – но уже приехала, чтобы рассказать нам о своих планах.

Впервые за все слушания (включая все мероприятия в Бурятии) монголы услышали и мнения в свою пользу. Так, депутат райдумы Надежда Шармаева громогласно заявила, что «Монголия – суверенное государство и имеет право поставить эту ГЭС. Вы из уважения к нам приехали и предлагаете все это обсуждать. Стройте, процветайте и живите хорошо, братская Монголия!». Географ Туяна Абанова также решила объяснить своим землякам, что с уровнем Байкала от монгольских ГЭС ничего не случится. «Монголия до сих пор берегла главную артерию – развивайтесь, стройтесь. Но альтернативы вам самим надо изучить и просчитать. Сделали правильно, что приехали».

Галина Сибирякова от общественности Ольхона рассказала, что жителей острова волнует, прежде всего, два вопроса – влияние проектов ГЭС на популяцию омуля и биоресурс Байкала в целом. А также – на рост спирогиры. Оказалось, что Бадрах не слышал об этой проблеме. Это такие сине-зеленые водоросли, заполонившие мелководье Байкала в последние годы, объяснила ему Григорьева. «Ну, будем смотреть и по ним. И омуля мы знаем, но в монгольской воде его нет. Но все изучим», - пообещал он. Спросили монголов и про ГЭС Эгийн-гол. «Проект есть – стройки нет. Денег на нее нет. Если у вас есть – пожалуйста», - пошутил Бадрах, вызвав смех в зале.

17 мая 2017 г. Общественные слушания по монгольским ГЭС в пос. Еланцы Ольхонского района Иркутской области. Фото: Александр Колотов

Через два с половиной часа зал стал редеть. Между тем началась сессия персональных выступлений. С докладом выступила представитель ИСЭМ СО РАН (этот институт ведет исследования по воздействию проектов ГЭС в Монголии на российскую часть бассейна Селенги). Но ее доклад был еще сложнее, чем презентации монгольских спикеров. Люди уже ничего не воспринимали, а вот члены делегации активно снимали мелькавшие слайды на мобильные. А Бадрах попросил копию на флешке.

Иркутский эколог Елена Творогова весьма эмоционально напомнила про историю с нефтепроводом, который «Транснефть» чуть было не проложила по берегу Байкала. «Более масштабного протестного движения в истории современной России не было. Люди готовы были взяться за оружие. И наш регион отличается таким уникальным протестным потенциалом, способностью на берегах Байкала объединяться так, что вся страна встает за нами. «Транснефть» не смогла нас тогда одолеть. И мне бы очень не хотелось, чтобы идея с ГЭС в Монголии поссорила два народа. Учтите эти риски».

Международный эксперт по развитию гидроэнергетики Артур Алибеков подчеркнул, что обсуждать нужно не уровень Байкала, а неизбежное в случае строительства ГЭС перераспределение стока рек в течение года. «Воды не станет меньше. Но если она будет использоваться для выработки электроэнергии, то ГЭС не будет соответствовать экологическим нормам. Если же ГЭС будет имитировать естественный режим реки, то она станет экономически неэффективной». Для учета этих рисков Алибеков предложил включить в ТЗ изучение вопросов экологических попусков.

Лариса Лобкова резюмировала, что представленные варианты ТЗ преждевременны, так как не позволяют давать никаких оценок. «То, что сейчас происходит, это рассмотрение материалов о намерениях – ваших намерениях о строительстве ГЭС. Необходимо обсуждать проекты». А вот Александр Колотов из коалиции «Реки без границ», которого Бадрах почему-то упорно называл Андреем, напомнил, что слушания в Бурятии и Иркутской области – это не совсем добрая воля Монголии, а результат жалобы граждан России, поданной в 2015 году в Инспекционный совет ВБ. Сами слушания Колотов сравнил с пинг-понгом: наши граждане задают вопросы – монголы в ответ обещают учесть все в исследованиях. И просят потерпеть еще два года. Также Колотов заявил, что на аналогичных слушаниях в самой Монголии MINIS представлял другие проекты ТЗ. «Надо эти ТЗ привести в один вид и снова провести слушания и на нашей территории, и в Монголии», - потребовал Колотов.

Под конец выступила Галина Протасовна Хамарханова. Она периодически переходила на бурятский: «Не надо больше экспериментировать на Байкале. Хватит. Это будет бумеранг, давайте не будем рисковать!». А Сергей Хелтухеев зачем-то вспомнил про Украину, которая «что хочет, то и творит». А вот Монголия, порадовался он, приехала для обсуждений. Мысль его, правда, скакала, как напряжение в удаленном поселке: «Я против, чтобы на Селенге строили ГЭС. Процветайте, растите детей и всегда будете со светом!».

Наконец, огласили итоги. Всего по Ольхонскому району за месяц до слушаний было собрано более 2,3 тыс. замечаний и предложений. Подавляющее большинство отзывов – отрицательные. Единогласно против Шурэна и Орхона высказались жители Ольхона. А вот жители Куретского оказались против лишь на 90%. Но остальные были не ЗА, а высказывали рекомендации – проработать альтернативы, особенно в сфере ВИЭ и атомной энергетики «Будьте внимательнее и относитесь поответственнее к этим проектам. И уж если вы такие суверенные, не идите на поводу у иностранного капитала, который хочет сделать вас своим сырьевым придатком», - призвал монголов представитель куретской общественности.

Марина Григорьева под конец призвала не забывать про сакральность Байкала и предложила все «отдаться в руки ученого мира, чтобы они провели исследования и дали профессиональные оценки». После чего зачитала протокол от начала и до конца, взорвав мозг всем досидевшим до начала четвертого часа слушаний. В результирующей части было отражено, что слушания следует считать состоявшимися и проведенными в соответствии с законами РФ и правилами ВБ. Что население Ольхонского района «остро и негативно оценило перспективы сооружения ГЭС», выступило против представленных проектов, но за поиск альтернативных вариантов решения проблем энергетики Монголии, которые не окажут влияния на Селенгу и почему-то Ангару. Что ТЗ не проработаны и требуют существенной корректировки, в том числе в соответствии с замечаниями и предложениями слушаний. Что от параллельного ТЭО нужно отказаться, а работы по РЭО и ОВОС и СП разделить, предварив все это проведением СЭО, причем с привлечением международных организаций и России. В кратчайшие сроки предоставить матрицу ответов, после чего провести слушания по доработанным ТЗ повторно. Голосовали высидевшие все единогласно, на ходу, с облегчением выбегая из зала.

Александр Попов (СпасиБайкал)

Полная аудиозапись слушаний по монгольским ГЭС в пос. Еланцы Ольхонского района Иркутской области (17.05.2017):

Скачать аудиозапись слушаний

Новости по теме:

  • Инспекция Всемирного банка уточняет в Иркутске претензии к ГЭС на Селенге
  • Общественные слушания
  • В Иркутской области названы даты публичных слушаний по монгольским ГЭС
  • Уровень воды в озере Байкал в феврале 2017 года снизится до отметки 456 м
  • Системный оператор предупреждает о риске обледенения Богучанской ГЭС
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>