Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Длинная история недоработок на СШГЭС

С момента аварии на СШГЭС прошло уже более ста дней, но «визитная карточка российской гидроэнергетики» продолжает оставаться в центре внимания СМИ. Много шуму наделало недавнее обращение жителей Хакасии и Красноярского края к Дмитрию Медведеву с требованием спустить Саяно-Шушенское водохранилище во избежание прорыва плотины. Насколько оправданны такие опасения? Попытки найти ответ порождают лишь новые вопросы.

Отношение к СШГЭС саяногорцев, непосредственных участников и свидетелей августовской трагедии, подробно освещалось. Многие боятся новых аварий, но продать жильё и покинуть нажитое место может позволить себе не каждый. Жители более удалённых районов возможного затопления чувствуют себя в целом неуютно, но и поддерживают обращение к президенту далеко не все. Основной аргумент в защиту СШГЭС — «власти не допустят повторения трагедии, а стране нужно электричество».

36-летний программист Игорь, житель села Белый Яр, до недавнего времени думал так же:

— 17 августа испугаться я не успел. Момент аварии и первые часы паники проспал. Когда узнал о случившемся, по телевизору уже показывали главу правительства Хакасии Виктора Зимина, стоящего на плотине. Он убеждал зрителей в её прочности. В течение трёх месяцев я мало интересовался состоянием СШГЭС, всецело доверяя властям и специалистам. А 12 ноября наткнулся в местной газете «Сельская правда» на заметку «Что делать при затоплении?», подписанную отделом ГО и ЧС. Начиналась она так: «Уважаемые жители Алтайского района! Просим вас прочесть заметку, ознакомить с нею родных и знакомых!» Дальше сообщалось следующее: «При разрушении плотины Саяно-Шушенской ГЭС возможно катастрофическое затопление части территории района. В зону затопления в полном объёме попадает территория 11 населённых пунктов, в которых проживают 19 404 человека (имеется в виду только Алтайский район Республики Хакасия). Время подхода высокой, до 30 метров, волны составит в пределах от часа до шести часов…» Это меня уже несколько насторожило. Я впервые узнал о высоте возможной волны, она меня, надо сказать, впечатлила. Стало очевидно, что после такого цунами одним косметическим ремонтом своего дома я не обойдусь. Насторожило и то, что опубликовали этот план не весной, перед паводком, а поздней осенью. Ну а когда появилось скандальное обращение о спуске водохранилища, я реально встревожился и стал искать информацию в интернете.

Информация в интернете, как и следовало ожидать, весьма противоречива. Мнения о состоянии и перспективах СШГЭС резко поляризованы. Между призывом к срочной ликвидации и официальными заверениями, что «всё под контролем и опасности нет», — редкие форумные высказывания технарей, имеющих какое-либо отношение к СШГЭС. Они дают понять, что ситуация достаточно серьёзная, но не катастрофичная.

Авторы обращения к президенту привели три аргумента против существования СШГЭС.

Во-первых, в плотине есть трещины, и уже давно. Ещё в 1996 году для их заделки приглашали французских специалистов. А власти утверждают, что с телом плотины никаких проблем нет. Мало того, комиссия Ростехнадзора в своём расследовании даже не стала учитывать изменений, произошедших в плотине за длительный срок эксплуатации, полностью сосредоточившись на причинах аварии в машинном зале.

Пространный контраргумент «РусГидро» можно свести к следующему: «фильтрация бетона» имела место, но упомянутая французская фирма Sol?tanche Bachy давно и успешно с ней справилась.

Однако Сергей Бондаренко, бывший мэром Саяногорска в 1995—1999 годах, утверждает, что французы окончательно проблему не решили. По его словам, щель между плотиной и гранитным ложем Енисея до сих пор представляет серьёзную угрозу. В случае её увеличения плотина лишится основания и держаться только за счёт упора в скалы не сможет.

Замдиректора СШГЭС Сергей Бологов поспешил заявить, что никакой щели в основании плотины нет. «Для этого работает лаборатория в составе 45 человек, привлекаются научные институты», — успокоил он граждан.

Вторая причина радикального отношения к СШГЭС у подписавшихся под обращением — состояние водобойного колодца. Предназначенный для сброса лишней воды в периоды паводков, водобойный колодец принимает теперь на себя всю поступающую воду Енисея. Разрушение дна колодца неизбежно приведёт к деформации основания тела плотины.

И здесь «РусГидро» не видит повода для паники. Во избежание проблем с водобойным колодцем уже четвёртый год строится дополнительное сооружение — береговой водосброс. А по словам начальника службы мониторинга гидротехнических сооружений СШГЭС Николая Стефаненко, уже устранена угроза и самому многострадальному водобойному колодцу: «Раньше пропуск воды шёл через водосбросы, которые находились рядом относительно друг друга. То есть происходили кавитационные разрушения в колодце. В настоящее время происходит синхронное гашение потока воды в колодце. В связи с чем и достигается его достаточно хорошее состояние».

Третьим аргументом против существования СШГЭС авторы обращения считают её расположение в зоне тектонических разломов и активной сейсмичности. В ответ «РусГидро» приводит коэффициент запаса устойчивости на сдвиг плотины СШГЭС, равный максимальному значению 2,4. А также сообщает, что никаких подвижек фундаментных блоков за годы существования плотины не обнаружено. Однако известно, что прочность экспериментальной арочно-гравитационной конструкции СШГЭС зависит не только от самого тела плотины и его основания, но и от береговых скал, в которые плотина упирается. Для того чтобы они ослабли, не обязательны только 12-балльные землетрясения. А если проблема с щелью между плотиной и гранитным ложем Енисея действительно есть, то судьба ГЭС и зоны затопления зависит и от сейсмических условий.

Не даёт повода для излишнего оптимизма и вся насыщенная неприятностями история существования СШГЭС. Запущенный в декабре 1978 года первый гидроагрегат был затоплен через полгода в результате паводка. Проблемы с паводком продолжились в 1985 году, когда был почти разрушен водобойный колодец. Эта ситуация повторилась и в 1988 году.

Но куда более интересен тот факт, что и со злополучным вторым гидроагрегатом не заладилось с самого начала. В своей статье «Саяно-Шушенская ГЭС: Восстание машин» Михаил Золотоносов, инженер-электромеханик по образованию, сделал впечатляющую выборку из техотчётов:

«ГА-2 был официально введён в эксплуатацию 5 ноября 1979 года. Уже в период первоначальной эксплуатации было выявлено значительное число нарушений и отказов. Скажем, 13 марта 1980 года: «Увеличение боя вала до 1,3 мм, большие протечки воды через уплотнение турбинного подшипника (трещины на облицовке вала, вырывы резины на сегментах, повреждение верхнего и нижнего уплотнений турбинного подшипника)». 24 апреля 1980 года: «Течь масла на напорном трубопроводе системы регулирования в месте врезки трубопровода от насосов маслонапорной установки в напорный трубопровод через трещину, образовавшуюся в результате непровара сварного шва на напорном трубопроводе». 2 октября 1981 года — увеличение боя вала до 1,9 мм. 29 ноября 1981 года — увеличение боя вала до 1,5 мм — обрыв болтов крепления сухарей сегментов из-за небаланса рабочего колеса. 14 декабря 1981 года — бой вала до 2 мм. И так далее в том же духе. Последняя запись относится к 1987 году. Бой вала, небаланс рабочего колеса, трещины в корпусе турбинного подшипника, течи масла из маслопровода… Чем объясняется этот злой рок? Михаил Золотоносов лишь предполагает: «Вероятно, в результате штурмовщины, большим поклонником которой был министр Непорожний, задёрганная начальством бригада сборщиков что-то сделала не так, и вал турбины сразу начал давать бой, причём этот эффект на ГА-2 остался навсегда».

В фундаменте ли дело — покажет время. Новые гидроагрегаты, заказанные в ОАО «Силовые машины», поступят на станцию в 2011—2012 годах. Их производители обещают учесть заключения Ростехнадзора по результатам расследования августовской аварии. Однако в ближайшем будущем уже начнут работу на холостом ходу наименее пострадавшие отремонтированные старые гидроагрегаты № 5 и № 6. Это беспокоит въедливых форумчан и блогеров не меньше водобойного колодца. Они узнали, что уцелевшие гидроагрегаты не были предварительно полностью разобраны и тщательно проверены, а ремонтировались в спешке.

Новая проблема, которую признали и в «РусГидро», — обледенение плотины из-за водной взвеси от сброса в водобойный колодец. Именно для её решения и торопятся с запуском отремонтированных агрегатов. Через них пойдёт около половины пропускаемой ГЭС воды. Электричества при этом вырабатываться не будет.

Но самой серьёзной проблемой считается старая напасть с паводками. Весной следующего года должна быть введена в эксплуатацию первая очередь берегового водосброса, строительство которого планируют завершить лишь к осени 2011 года. Если этого не произойдёт, плотина и нервы саяногорцев вновь будут испытаны на прочность.

Но не все специалисты уверены, что спешного возведения берегового водосброса достаточно. Евгений Андреевич Долгинин, бывший главный инженер Красноярскгэсстроя, не видит радужных перспектив. В своей статье «Ещё раз о Саяно-Шушенской катастрофе», опубликованной в газете «Правда Хакасии» 2 декабря 2009 года, он пишет: «Только случившаяся 17 августа трагедия заставила руководителей от энергетики вспомнить о береговом водосбросе. В акте приёмки ГЭС в эксплуатацию (2000 год) его строительство было записано как незамедлительное дело! До этого несколько лет тянули с его проектированием, потом ни шатко ни валко строили, едва ли не ежегодно меняя подрядчиков, при этом смета, конечно, росла как на дрожжах. Сейчас перед лицом жёсткой необходимости принято решение возвести первую очередь к 1 июня 2010 года. Может быть, это и получится (по-другому просто нельзя, иначе будет совсем плохо), но, скорее всего, за счёт качества… Строительство дополнительного водосброса в том виде, как оно сейчас осуществляется, — это всего лишь паллиатив, который только частично снижает остроту проблемы безопасности, но не решает её полностью. Пропускная способность ныне строящегося сооружения (до 3500 куб. м/с) должна быть значительно увеличена, возможно не менее чем в два раза. Она и раньше, когда береговой водосброс ещё проектировался, не могла полностью компенсировать потери пропускной способности водослива, а теперь и вовсе требуются новые исследования и расчёты с учётом значительного сокращения регулирующей способности водохранилища из-за понижения нормального и форсированного подпорных уровней».

Потенциальный затопленец Игорь теперь относится критически даже к содержимому эмчеэсовской заметки:

— Я, конечно, не специалист, но сомневаюсь, что 30-метровая волна будет преодолевать сто километров целых шесть часов. Так что надо тренироваться укладываться хотя бы в полчаса.

Игорь хмурится и решает высказать всё, что наболело:

— Конечно, я осознаю, что в моём отношении к проблеме СШГЭС есть налёт некоторой параноидальности. Но я таким не родился. Зимин охарактеризовал предложение спустить водохранилище как дикость и безумие. Я рад за его психическое благополучие. Начальник пресс-службы «РусГидро» Вишнякова не постеснялась назвать обращение обеспокоенных граждан «преступным». Сначала Путин называет «преступным» алчность и разгильдяйство «эффективных менеджеров», потом проходит несколько месяцев и преступником оказывается перепуганный житель зоны затопления. Что, кстати, с убийцами 75 человек? Никто не знает. Виновных назовёт суд. А когда он состоится? Неизвестно. Бывший председатель правления «РусГидро» Зубакин, конечно, невиновен. Он ведь никого не убивал, получал себе хорошую зарплату, и всё. Конечно, какое-то отношение к СШГЭС Зубакин имеет, поэтому его понизили до простого члена правления. Складывается впечатление, что в аварии виноват лишь Чубайс и проржавевшие шпильки крышки турбины. Чубайс сам признался — да, конечно, я виноват. Ему всё равно. Он ведь как стихия, эманация «невидимой руки рынка». Судить его как-то несерьёзно. Ну а шпильки вовремя заменить — денег не хватило. Алюминиевое производство ведь убыточно, это знают все. Зимин вообще отморозил — увидел в обращении какую-то политическую подоплёку. Не иначе коммунисты хотят навсегда обесточить алюминиевую промышленность. А у людей логика простая: раз власти не предоставляют им максимум подробной информации, значит, есть что скрывать. Это неизбежно порождает беспокойство, оправданное или нет.

Степан Коптнев, "Частный корреспондент", 8 декабря 2009 г.

Новости по теме:

  • Мотыгинская ГЭС: история проекта
  • История или доллары: под воду уйдут памятники археологии
  • Нижне-Курейская ГЭС: история проекта
  • СШГЭС: безопасность декларируется, но не гарантируется
  • СШГЭС: в поселке гидроэнергетиков могут запретить продажу алкоголя
  • Мнений: 3

    1 Скиталец { 09.12.2009 в 12:06 }

    из пустого в порожнее, лучше бы за ситуацией реальной следили господа редакторы… там опять минуса, теперь до -20 и вода зеленая идет из колодца с взвесью каменной или бетонной пыли в воде

    2 integral-s { 09.12.2009 в 12:20 }

    Отличная статья, только надо жестче, ситуация на самом деле очень печальная и времени уже практически не осталось. Мудрые люди Дивногорск - Красноярск присоединяемся!

    3 Федор Марьясов { 09.12.2009 в 20:32 }

    Да куда присоединяться-то?!
    Вышло время. В любой момент можем получить “новогодний подарок”.
    Одна надежда, что СШГЭС снова выкинет фортель с гидроагрегатами, и наши специалисты наконец-то задумаются, ЧТО же они все-таки делают не так.

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>