Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

БоГЭС и рыба: дежавю с продолжением

Обещанный рыбзавод в районе города Кодинск так и не строится. И даже о планах его строительства ничего не слышно, хотя пуск Богучанской ГЭС не за горами. Вместо обещанных рыбоводных хозяйств на Ангаре, разведения малька ценных пород в её притоках, мы имеем счастье снова и снова слышать о грандиозных планах «РусГидро» по созданию «городов для рыб» на дне водохранилища БоГЭС.

После истории с лесосводкой возникло очередное дежавю. На этот раз по поводу компенсаций рыбных потерь из-за строительства Богучанской ГЭС на Ангаре.

В ноябре 2009 года «ПЛОТИНА» проводила круглый стол «Оценка воздействия на окружающую среду и экологические аспекты подготовки проектной документации для Мотыгинской и Богучанской ГЭС».

В работе круглого стола приняла участие начальник отдела государственного санитарно-рыбохозяйственного надзора, экспертизы и сохранения среды обитания водных биологических ресурсов Енисейского управления Росрыболовства Варфоломеева Елена Алексеевна и её заместитель Файзова Елена Андреевна.

Вот видео и вырезка из стенограммы:

Из стенограммы круглого стола:

Варфоломеева Елена:

Всем известно, что стройка длится уже 30 лет. Разработанный проект был утвержден в 1977 году. Прописанный в нем запас ущерба, довольно весомый по объему, компенсировался строительством лесного хозяйства на Богучанском водохранилище. Потом постройку Богучанской ГЭС приостановили, но, когда она возобновилась, мы поднимали этот вопрос и ждали ОВОС. Проектировщики и ЗАО «Богучанская ГЭС» отвечали письменно, что ОВОС разрабатывается, направили нас в Красноярский НИИ геологии и минерального сырья. С ним мы работали, рассматривали и корректировали техническое задание по ОВОС. Процесс шел, но конечного результата ОВОС мы так и не увидели. По этому же вопросу заказчики ОВОС подключали институт рыбного хозяйства, который также проводил исследования, вносил предложения и по поводу нижней отметки, и по поводу отметки в 208 метров, делал биологические обоснования, расчеты ущерба, однако процесс так и не завершен. Богучанская ГЭС достраивается, и никто ущерб рыбному хозяйству, как мы видим, возмещать не намерен. У нас были проекты по подготовке ложа водохранилища, инспекторы проводили обследование, и эти работы действительно сейчас ведутся.

По Мотыгинской ГЭС, материалы ОВОС также были у нас на предварительном согласовании. Мы их посмотрели, изучали долго и отклонили согласование, так как было несколько замечаний по расчетам ущерба, в разных местах были внесены разные данные. По этой оценке также работал наш институт рыбного хозяйства. Стоит вопрос по необходимости доработки по рыбозащите, потому что будет большой скат молоди и кормовых организмов в нижний бьеф, а также вопрос по освоению рыбохозяйства водохранилища. Конечно, мы рассматривали только свои вопросы, касающиеся рыбнадзора.

Файзова Елена:

Богучанскую ГЭС уже никто не разберет. И теперь нужно направить силы на то, чтобы, если ее и достроят, то с меньшими потерями для окружающей среды. И необходимо перекрыть наносимый ущерб воплощением всех запланированных компенсационных проектов.

Но о каких общественных слушаниях может идти речь, когда результаты ОВОС, например, по Богучанской ГЭС, до сих пор не видела ни одна контролирующая организация. Мы не можем о ней сказать, правильно это или неправильно. По Мотыгинской ГЭС нам такой документ принесли, там много ошибок, очень много недостатков. Когда мы отдали его обратно с замечаниями, они божились, что к общественным слушаниям внесут корректировки. С тех пор их никто не видел.

Колпаков Алексей (КРОЭО «Плотина»):

Корректировки не внесены?

Файзова Елена:

Ничего не внесено, они ушли. Я думаю, что по Мотыгинской ГЭС мы можем не увидеть документы еще столько же лет, сколько и по Богучанской.

Варфоломеева Елена:

Я считаю, что нельзя согласовывать ОВОС по Мотыгинской ГЭС, пока не решат с ОВОС по Богучанской.

Колпаков Алексей:

Согласен. Мы предлагали такой же вариант на общественных слушаниях.

Шапхаев Сергей (Бурятское региональное объединение по Байкалу):

Я прочитал в проекте Мотыгинской ГЭС, что в качестве компенсации будет рыборазводный завод по разведению пеляди и омуля в Богучанском водохранилище. Какой омуль имеется в виду, байкальский?

Варфоломеева Елена:

Да, байкальский.

Шапхаев Сергей:

Так он там сразу же сдохнет, трудно представить байкальского омуля в водохранилище.

Варфоломеева Елена:

Однако в Красноярском водохранилище живет.

Файзова Елена:

Когда кто-нибудь возьмется проектировать этот завод, то будут очень многие вещи проработаны. Пока с этим рыбозаводом ситуация в принципе неопределенная. На какие деньги его должны строить? Раньше строило государство: вот вам проект ГЭС, вот к нему компенсационный объект. Отстроенный объект передавали тому же, допустим, министерству рыбного хозяйства, и к нему все прописано: столько-то денег на содержание завода, такое-то количество икры. А сейчас? Кому его отдадут в эксплуатацию, кто будет каждый год вносить деньги на его содержание? Это вообще не проработано. Естественно, БГЭС выгодно посчитать один раз ущерб, заплатить за него единожды в государственный карман и отделаться этим раз навсегда. А здесь появляемся мы: постройте завод, компенсируйте, но их это, конечно, не волнует.

Целиком стенограмма круглого стола ЗДЕСЬ.

В июне 2010 года мы проводили собрание общественности по вопросам оценки воздействия на окружающую среду Богучанской ГЭС.

Там позиция Енисейского управление Росрыболовства неожиданно вызвала сомнение у представителя Министерства природных ресурсов Красноярского края Кельберга Геннадия Васильевича (заместитель начальника Министерства природных ресурсов Красноярского края).

Кельберг Геннадий Васильевич (заместитель начальника Министерства природных ресурсов Красноярского края)

Цитата из стенограммы:

«Мне немножко непонятно. Вот Росрыболовство вам ответило, что там ничего не делается в части возмещения ущерба водным биологическим ресурсам. Я бы хотел увидеть это письмо. Это принципиально важно, когда оно получено, кто это дело подписал, поскольку я сам являюсь участником по крайней мере трех рабочих совещаний по строительству в районе города Кодинска рыбоводного комплекса, предназначенного для восполнения этих потерь.

(ВОТ ПИСЬМО, которое хотел увидеть чиновник).

Далее:

«Три рабочих совещания прошло. Разработано рыбоводно-биологическое обоснование (РБО). Заказчиком всего комплекса оно принято. Разработчик проекта - из Краснодарского края организация. Сумма там большая. Внимание сосредоточено на разведении осетровых с созданием ремонтно-маточного стада, кроме того, предусмотрено разведение лососевидных, сиговых. То есть работа ведется.

Если говорить о биоценотических изменениях, о возникновении водохранилища, давайте учитывать точку зрения современного законодательства. Ведь исчезновение осетровых на каком-то участке реки мы можем компенсировать появлением их на другом участке в не меньшем количестве. Относительно редких видов задача формулируется другим образом: нужно сделать все, чтобы сохранить такой вид, и оценивается возможность или невозможность проведения серии конкретных мероприятий.

Есть красноярское водохранилище, где была стерлядь. Сначала Белоярский рыбозавод разводил осетровых, правда, без маточного стада и выпускал в водохранилище. Через 12 лет стало понятно, что это бесперспективная работа. Конечно, их можно туда запускать, но так как водохранилище стало более глубоким, чем река, образовался другой тепловой режим, другие бентосные корма, осетр там жить не может. Можно выпускать много, результат будет небольшой. Но будет. И результат был - осетр стал заходить в Абакан. Правда, ожидалось, что осетры поплывут в Енисейский залив, ведь это их родина. Но, тем не менее, процесс идет.

И примерно те же схемы будут апробированы и на Ангаре. Возмещая ущерб в целых рыбах мы будем заселять молодью, допустим, сиговых и хариуса, реки, которые впадают в водохранилище, в целях компенсации».

А это выступление Е. А. Варфоломеевой на конференции «Реки Сибири» в марте 2011 года:

Цитата:

«То, что у нас компенсационный объект так долго проектируется и ещё не начал строиться, когда стойка БоГЭС уже идет, является нарушением законодательства: и закона о рыболовстве, и федерального закона «О животном мире», и закона «Об охране окружающей среды», т. е. все законодательство нарушается».

Весь доклад «О компенсации ущерба, наносимого водным биологическим ресурсам бассейна р. Ангара строительством и эксплуатацией Богучанской ГЭС» можно посмотреть здесь.

Либо чиновники из Министерства природных ресурсов принципиально не интересуются позицией Енисейского управление Росрыболовства и действуют без согласования с этим государственным органом надзора, либо они попросту врут лукавят.

Отличие позиции Енисейского управление Росрыболовства от Минприроды Красноярского края в одном. Росрыболовство своих претензий к заказчику БоГЭС (компания ОАО «РусГидро») не скрывает, открыто об этом говорит и прилагает усилия к восстановлению законности. В то время как о стремлениях Министерства природных ресурсов добиться компенсаций и возмещения ущерба от «РусГидро» мы узнаем почти случайно. В открытом доступе информации о договоренностях, упоминаемых служащим МПР Кельбергом, нет. На недавно прошедшей в Красноярске международной конференции «Реки Сибири» Минприроды выступить побоялось. Хотя и обещало быть представленным в лице замминистра.

Ответ МПР Реки Сибири.jpg

Не подтверждает слова Кельберга и действительность. Рыбзавод в районе города Кодинск так и не строится. И даже о планах его строительства ничего не слышно. Хотя пуск Богучанской ГЭС как бы не за горами. И где во всем этом принципиальность и суровый голос нашего Министерства?

Вместо обещанных рыбоводных хозяйств на Ангаре, разведения малька ценных пород в её притоках, мы имеем счастье читать о планируемых ОАО «РусГидро» «городах для рыб» на дне водохранилища БоГЭС.

«В рамках работы VIII Красноярского экономического форума Директор по инновациям ОАО «РусГидро» Михаил Козлов заявил об идеи создания «городов для рыб» на дне Богучанского водохранилища.

Это будут специальные бетонные конструкции, которые при создании водохранилищ размещаются на дне и образуют рифовые города. Бетонные рифы должны обеспечивать рыбу кормом и создать среду обитания рыб».

Это и есть результат титанических усилий Минприроды? Богучанская ГЭС достраивается, и никто ущерб рыбному хозяйству, как мы видим, возмещать не намерен.

Между тем:

«Существующие в бассейне р. Енисея ГЭС не оборудованы рыбозащитными сооружениями; что приводит к ежегодному значительному ущербу рыбному хозяйству. Ущерб только от потери рыбопродукции при скате рыб и гибели кормовых ресурсов через гидросооружения Красноярской ГЭС в натуральном выражении составляет ежегодно около 175 т. Расчетный ущерб в натуральном выражении для строящейся Богучанской ГЭС только от гибели зоопланктона составляет 540 т рыбы, проектируемой Мотыгинской ГЭС - 250 т.»
(Долгих П.М., Шадрин Е.Н. к.б.н. *ФГУ «Енисейрыбвод», **ФГНУ НИИЭРВ) (см. здесь).

И все так чинно, благородно…

Алексей Колпаков,
председатель
КРОЭО «ПЛОТИНА»

Новости по теме:

  • Богучанская ГЭС на 95 % перешла под контроль компании «BOGES LIMITED» (Кипр)
  • БоГЭС и рыба: кто ответит за пустые обещания гидроэнергетиков?
  • Богучанская ГЭС: зона затопления или зона равнодушия?
  • Районная прокуратура намерена потребовать экологическую оценку БоГЭС
  • Эксперты ставят под сомнение гидрологическую безопасность Богучанской ГЭС
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>