Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Богучанская ГЭС: амбар-музей погибших деревень

Даже официальная муниципальная газета Красноярска «Городские новости» не смогла пройти мимо трагедии, разворачивающейся сейчас в Нижнем Приангарье: когда на дно нового искусственного моря уходит многовековая сибирская история и культура. Под фанфары славословий московских и региональных чиновников о «поводах для гордости» и «новых импульсах развития» энтузиасты на местах пытаются сохранить хотя бы крохи планомерно уничтожаемого старинного ангарского быта:

Обреченный на затопление Богучанским морем. Фото: Роман Малясов

Запуск Богучанской ГЭС - несомненно, повод для гордости. Мощная гидроэлектростанция и строящийся сейчас Богучанский алюминиевый завод, по прогнозам экспертов, станут импульсом для развития Нижнего Приангарья. Но для жителей затопленных ради ГЭС деревень это повод и для грусти. И они благодарны женщине, которая пытается сохранить память об их малой родине.

Началось всё с того, что Ольга Артуганова, молодой предприниматель из Кодинска, почувствовав усталость от городской суеты, решила купить дом в деревне. От Кодинска до деревни Чадобец, на которую пал выбор горожанки, примерно два часа езды плюс переправа на пароме.

Для Ольги милыми сердцу стали деревенские пейзажи, величественная Ангара, на берегу которой расстелилось поселение, и знаменитый среди местных чадобский источник с минеральной водой - горькой и солёной на вкус. Сейчас Чадобец из когда-то процветающей советской деревни превратился в забытое Богом место - большинство домов заброшено, нет ни одного магазина. Единственный признак современности - недавно построенный биатлонно-лыжный центр для детей, которых отправляют сюда в надежде вырастить олимпийских чемпионов. Возраст остальных построек уходит в древность: наверное, только здесь сохранились двухэтажные амбары, в которых местные жители хранили зерно и другую утварь. В целом в деревне не покидает ощущение чего-то вечного, незыблемого и, отчасти, мистического. Впрочем, забыть о действительности не даёт летом мошка, которая назойливо лезет в лицо. Это неприятная особенность всего Кежемского района.

Ольга уверена: в прошлой жизни она обитала в деревне - а как иначе объяснить то, что она обретает духовное спокойствие только здесь. Хотя есть и другое объяснение этому. Муж Иван - из старейшей деревни Паново, возможно, именно он неосознанно и одарил Ольгу «болезнью» - так она называет своё хобби. Дело в том, что амбар в Олином доме теперь не совсем амбар - это, скорее, музей погибших деревень, которые затопили во время строительства Богучанской ГЭС. Деревня Паново - одна из них.

- Мы ездили к Паново к Ваниному деду, - вспоминает Ольга то время. - И где был дом - осталось просто пепелище. В яму, где был погреб, свалилась печка. На фоне белого снега чернели кусок забора и огрызок от калитки, которая поскрипывала на морозе - был февраль.

Оля понимала, что большинство вещей уйдут под воду - на каждую семью при переселении в город выделялась только одна машина. Ей стало жалко эти предметы, которые служили людям много лет. Она стала собирать разную утварь. Когда они с мужем ездили прощаться с Паново, женщина целенаправленно ходила по оставленным домам, залазила на чердаки в поисках значимых, на её взгляд, вещей. Перевозила найденное как придётся. Иногда просто подходила к тем, кто переезжает на той самой единственной выделенной машине, и просила прихватить что-нибудь. Когда другие жители узнали о том, что Ольга пытается сохранить на память о деревне вещи, они стали приносить утварь сами - с Кежмы, Бедеи, Решетово.

Теперь Ольга не только предприниматель, но и экскурсовод - правда, в собственном амбаре. Экспонаты здесь не очищены от следов старости, нынешняя их хозяйка не хочет нарушать энергию сохранённых вещей. По стенам расставлены самовары, потрескавшиеся от старости лагуны, коромысло, маслобойка без крышки. В глаза бросается деревянный стул XVIII века, смастерённый без единого гвоздя, с слегка облупившейся бордово-красной краской. Под потолок подвешены совок для сбора брусники, чирки, лапти и балалайка. Музей всегда открыт для посещений, для новых старых вещей и невероятных для нас историй древности. Это своеобразная ангарская Википедия, воплощённая в деревенском амбаре. Ольга смеётся: «Если я увлеклась, «заболела», то, думаю, одного амбара мало будет, придётся расширяться».

Анна Данишек

Новости по теме:

  • Богучанская ГЭС на 95 % перешла под контроль компании «BOGES LIMITED» (Кипр)
  • Богучанская ГЭС: зона затопления или зона равнодушия?
  • Районная прокуратура намерена потребовать экологическую оценку БоГЭС
  • Эксперты ставят под сомнение гидрологическую безопасность Богучанской ГЭС
  • Богучанская ГЭС переезжает из Кипра в Россию
  • Мнений: 2

    1 Наталия { 08.11.2012 в 20:51 }

    Грабят народ и творят пакости с природой, невозможно безучастно смотреть на все безобразия! Друзья, я предлагаю защищать свои права на безопасную экологию и сохранение
    природы, разместив предложение на сайте “демократор”, написать президенту на сайте президента РФ,заполнить все
    сайты, где размещают жалобы на чиновников! Присоединяйтесь к информации о непосредственной власти народа на сайте http://bozina.info/, создавайте Товарищества общественного самоуправления , изучайте
    информацию на этом сайте! Успехов и помощи Природы!

    2 а что { 10.11.2012 в 17:42 }

    “женщина целенаправленно ходила по оставленным домам, залазила на чердаки в поисках значимых, на её взгляд, вещей”

    По-научному это называется мародерство. Или нет?

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>