Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Биосферная зона Забайкалья: монгольской плотине – запрет

Монголия в начале августа приостановила строительство плотины на российско-монгольской реке Ульдзе, впадающей в сопредельные с Монголией Торейские озёра. Это напрямую связано с решением сессии Комитета по Всемирному природному наследию (ВПН) ЮНЕСКО, состоявшейся во второй половине июля.

Напомним, что этот проект впрямую угрожает биосфере, сельскому хозяйству, рыбопромыслу, а следом и социально-экономической ситуации в юго-восточном Забайкалье в целом. Не говоря уже о бессрочных негативных последствиях этого проекта для заповедника «Даурия» и примыкающих к нему Торейских озёр. «Даурия» и Тореи – трансграничные природные объекты международной значимости.

Справка. Торейские озера расположены на юге Забайкальского края, на границе с Монголией. Это два соленых бессточных озера: Барун-Торей (западное озеро) и Зун-Торей (восточное озеро). Барун-Торей в годы максимальных разливов имеет площадь до 580 кв. км, а Зун-Торей достигает 300 кв. км. Во время максимального подъема уровня воды они соединены протокой и представляют собой единый водоем площадью почти 900 кв. км. Для сравнения: площадь озера Ильмень – 980 кв. км.

Многочисленные запросы российских экологов, общественности, Даурского заповедника, являющегося объектом ВПН ЮНЕСКО, и администрации Забайкальского края по упомянутому проекту, адресованные ЮНЕСКО и монгольской стороне, возымели действие: 44-я сессия комитета по Всемирному природному наследию в г. Фучжоу (КНР) постановила прекратить работы по проекту на р. Ульдзе до представления комплексной оценки воздействия этого проекта на экологическую ситуацию в примыкающем регионе. В решении ВПН-сессии отмечена, например, «крайняя озабоченность» началом строительства плотины в прошлом году, что произошло «без уведомления ЮНЕСКО». Притом что Ульдза является основным источником воды для Торейских озёр в пределах российской части участка наследия. Биоразнообразие же тех трансграничных озёр зависит от естественных циклических режимов течения и колебаний уровня воды.

Эти и смежные экологические факторы, по решению состоявшегося форума, требуют исследования в контексте реализации проекта и его ввода в эксплуатацию.

Характерно в этой связи, что в ходе упомянутой сессии комитета ВПН ЮНЕСКО Минприроды РФ официально поддержало оценки бессрочной ущербности гидроплотины на Ульдзе, призвав Улан-Батор к проведению совместной экологической экспертизы данного проекта. По информации пресс-службы этого ведомства (23 июля с. г.), такая экспертиза тем более востребована, поскольку Монголия начала строительство плотины на реке Ульдзе «в 2020 году без предупреждения российской стороны».

Михаил Крейдлин, руководитель программы по особо охраняемым природным территориям отделения «Гринпис» в РФ, отмечает, что после запроса ЮНЕСКО (в канун сессии Комитета ВПН ЮНЕСКО в Фучжоу) монгольская сторона представила свою оценку воздействия проекта на окружающую среду, чтобы доказать безопасность возводимого объекта. Но заметим, что речь в данном случае не идет о представленной российско-монгольской оценке этого воздействия.

Тем не менее в связи с решением сессии Комитета ВПН ЮНЕСКО, работы по проекту, похоже, прекратили. Во всяком случае, спутниковые снимки (вторая половина июля-начало августа), по словам эксперта, свидетельствуют, что «никаких действий монгольской стороной не предпринимается».

Кстати, в канун означенной сессии монгольская сторона просигнализировала, что понимает российскую озабоченность последствиями проекта на Ульдзе. Тут надо пояснить, что 16 июня с. г. в Госдуме РФ состоялось заседание депутатской группы по связям с парламентом Монголии. В ходе заседания Иван Кущ, директор департамента международного сотрудничества Минприроды РФ, сообщил, что, когда в РФ находилась с визитом (31 мая - 2 июня с. г.) министр иностранных дел Монголии Батмунхийн Батцэцэг, вопрос о приостановлении строительства плотины поднимался и реакция министра была положительной. Одновременно российское ведомство инициирует исследовательскую работу, чтобы доказать монгольской стороне, что последствия проекта будут необратимы и нанесут вред окружающей среде.

В то же время старший научный сотрудник «Даурии» Вадим Кирилюк, комментируя решение сессии комитета ВПН, отмечает, что российская сторона ещё не получила из Улан-Батора официальную информацию – прекращено или всего лишь временно остановлено строительство плотины на Ульдзе. То есть реальную позицию Монголии по этим вопросам «мы до конца ещё не знаем». Значит, не исключено, что возведение плотины на Ульдзе может возобновиться, если ослабнет научное и общественное внимание к данному проекту.

Кроме того, российской стороне не известна и суть представленной Монголией в комитет ВПН оценки якобы безущербности проекта для биосферы региона. Поэтому Минприроды РФ 12 августа с. г. объявило о конкурсе на научное исследование, как повлияет регулирование Монголией стока реки Ульдзы на биоразнообразие Даурского экорегиона в границах РФ.

Можно сказать, что в развитие решения 44-й сессии комитета ВПН ЮНЕСКО постановлением правительства России от 4 августа с. г. площадь Даурского заповедника расширена более чем в полтора раза – до 84,1 тыс. га. Это сделано за счет включения в него большей части озера Зун-Торей, то есть основного водоёма Торейских озёр. Уточним также, что Ульдза впадает именно в Зун-Торей.

Тем самым расширена площадь Всемирного природного наследия ЮНЕСКО за счет каскада приграничных с Монголией Торейских озёр, являющихся также водно-болотными угодьями международного значения. Таким образом, юридически невозможны какие-либо односторонние мероприятия, нарушающие экологический режим всей этой территории и, соответственно, её международный биосферный статус.

Даурский журавль – уникальный представитель уникальной фауны

Примечательно и то, что упомянутому решению правительства РФ способствовала, по данным депутата Забайкальского края в Госдуме РФ Владимира Позднякова, рекомендация все той же 44-й сессии комитета ВПН. А именно: России и Монголии с возможным участием Китая предложено «рассмотреть будущее расширение трансграничного объекта Всемирного природного наследия с целью охвата дополнительных участков лесостепи и мест обитаний перелётных птиц и монгольской газели».

Словом, не только в России, но и на международном уровне приняты новые решения о недопустимости односторонней реализации каких-либо проектов, ущербных для трансграничного Даурско-Торейского биосферного региона.

Алексей Балиев

Новости по теме:

  • СШГЭС: никаких льгот для жителей "зоны риска"
  • Богучанская ГЭС: митинг в Усть-Илимске запрещен, не надо мешать цирку
  • Зона отчуждения Богучанской ГЭС
  • Богучанская ГЭС: Чемба – поселок-призрак
  • Запретить строительство монгольских ГЭС на Селенге ради спасения Байкала
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>