Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Байкал и ГЭС: риск затопления территорий остается

После строительства Иркутской ГЭС и в последующем каскада ГЭС на Ангаре Байкал представляет собой искусственное водохранилище, так как его уровень определяется в большей степени не природными факторами, а интересами гидроэнергетиков. Чем это грозит озеру в будущем? Отвечает директор Байкальского института природопользования Сибирского отделения Российской академии наук, член-корреспондент РАН Ендон Гармаев:

– Я бы так односторонне вопрос не ставил. Да, интересы энергетиков, безусловно, есть и иногда действительно могут превалировать над другими проблемными вопросами, касающимся благополучия уникальной экосистемы Байкала. Использование водных ресурсов озера надо рассматривать комплексно. Это и водообеспечение населения в нижнем бьефе Иркутской ГЭС, и навигация, и снабжение водой расположенных ниже водохранилищ, и т. п. Вообще уровенный режим озера Байкал регулируется Правительством РФ посредством принятия соответствующих постановлений и их реализацией. До недавнего времени колебание уровня воды в Байкале регулировалось Постановлением правительства №234 в метровом диапазоне от 456 м в тихоокеанской системе высот (минимально допустимая отметка) и до 457 м (максимальная).

Однако действие этого постановления приостановлено до 1 января 2021 года другим Постановлением – №1667 от 2017 года – в котором предусмотрены изменения нижних уровенных отметок в маловодье до 455,54 м, а также верхних пределов –  в многоводные годы – до 457,85 м. Другими словами, этим постановлением допускается увеличение амплитуды колебания уровня воды Байкала до 2,31 м, тогда как в естественном цикле максимальная амплитуда составляла 2,17 м.

Меня особенно волнуют максимальные уровни, поэтому считаю, что продление действия существующего или принятие подобного постановления на постоянной основе приведут к непредсказуемым последствиям, будет нанесен повсеместный экологический ущерб всему природно-биологическому комплексу озерной системы. В свое время при возведении Иркутской плотины уровень воды в Байкале и так был поднят почти на 1 м, и за прошедшие 60 лет –  в особенности после принятия постановления правительства в 2001 году – экосистема озера адаптировалась к существующей амплитуде колебания, и форсировка максимального уровня воды до 457,85 м просто недопустима!

Риску быть затопленными и размытыми подвергаются низкорасположенные территории и берега на восточном побережье озера. При таком сценарии затопится дельта Селенги, появится риск потери Чивыркуйского перешейка, и тогда самый крупный полуостров Святой Нос превратится в остров, определенно разрушатся острова архипелага Ярки на севере Байкала, которые служат барьером Верхнеангарского сора, со всеми вытекающими последствиями, и т. д. А это в конечном итоге может привести к постановке вопроса о включении озера Байкал в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, находящегося под угрозой.

– Ендон Жамьянович, в последнее время в СМИ выражается обеспокоенность, не обмелеет ли Байкал? Есть ли угроза, что мы можем остаться без самого большого источника пресной воды?

– Конечно же, нет. Во-первых, Байкал уже более 60 лет как зарегулирован плотиной Иркутской ГЭС и используется как водохранилище, то есть уровень воды в озере определяется человеком. Во-вторых, основные реки продолжают обеспечивать водой озеро. Да и простая арифметика показывает, что если поделить запасы воды в озере на среднегодовой объем стока единственной вытекающей реки Ангара (около 60 км3), то котловина Байкала опустошится примерно за 400 лет. И то при условии, что в этот период исключается любое поступление воды в чашу водоема. Поэтому я всегда говорю, что для паники нет никаких оснований.

Но данные обстоятельства не дают нам права расслабляться, так как глобальное изменение климата особенно ярко проявляется именно в бассейне озера. С начала тысячелетия температура приземного слоя атмосферного воздуха в Забайкалье увеличивается, а осадки убывают активнее, чем в среднем по миру. В Монголии фиксируется еще большее увеличение среднегодовых значений температуры воздуха. Это во многом и привело к экстремально низкой вод­ности рек, впадающих в Байкал, в середине последнего десятилетия. Изменение климата в регионе, в свою очередь, явилось причиной значительной трансформации природной среды: в зоне мерзлоты увеличилась глубина оттаивания почв и грунта, выросли частота и площадь пожаров, пересыхание рек и озер, видовое замещение растительности.

Наконец, нельзя не учитывать деятельность человека на водосборной территории. То и дело на разных участках бассейна озера для удовлетворения различных нужд поднимаются вопросы зарегулирования речного стока. Особенно актуально это в бассейне трансграничной реки Селенга. Буквально несколько лет назад правительство Монголии активизировало планы по строительству ряда гидроэлектростанций как на основном русле главной реки, так и на ее притоках. Амбициозные намерения по строительству водохранилищ монгольской стороной, а также по переброске части стока основного притока – реки Орхон – за пределы бассейна, естественно, вызывают беспокойство.

Как все это отразится на благополучии Байкала? Если плохо, то в каких масштабах? Этот большой пласт проблем является предметом отдельного разговора. А к теме антропогенного влияния на вод­ность рек добавлю: немалую роль в снижении речного стока сыграла чрезмерная, порой бесконтрольная вырубка лесов за последнее время, особенно в водоохранных зонах и бассейнах малых водотоков.

Научно-информационный портал “Поиск”

Новости по теме:

  • Риски российской гидроэнергетики
  • СШГЭС: угроза остается
  • В Хакасии уточнили зону возможного катастрофического затопления СШГЭС
  • Закон об ООПТ пока остается неизменным
  • Переселенцы из зоны затопления БоГЭС переедут в Хакасию
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>