Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

24 депутата Госдумы РФ выступили за сохранение ограничений уровня Байкала

Межфракционная депутатская группа «Байкал», созданная четыре года назад по инициативе парламентария от Республики Бурятия Михаила Слипенчука, выступила с инициативой: сохранить действующие ограничения уровня озера Байкал в 456-457 м в Тихоокеанской системе высот. Они, считают 24 члена Государственной Думы, были установлены «на основании глубокого и всестороннего научного обоснования».

Между тем эксперты, не так давно под эгидой Института водных проблем РАН оценивавшие влияние уровня Байкала на его экологическое состояние и социально-экономическое развитие прилегающего к нему региона, указывают, что выдержать метровую «призму» регулирования в условиях серьёзного маловодья или паводка редкой повторяемости невозможно.

24 марта 2016 года, Иркутская ГЭС семнадцать с лишним месяцев работает с минимальными сбросными расходами в 1300 кубометров в секунду (когда позволяла ледовая обстановка, их снижали до 1250 кубов ежесекундно), уровень Байкала составляет 455,78 м в Тихоокеанской системе высот – прошлый год оказался вторым по маловодности за 117 лет наблюдений. В этот день межфракционная депутатская группа «Байкал» направила письмо на имя председателя правительства РФ Дмитрия Медведева, в котором выступила против принятия нового постановления о минимальных и максимальных уровнях озера. Её члены настаивают на том, чтобы сохранить действующие с 2001 года ограничения – 456 м ТО минимум и 457 м ТО максимум, поскольку они были установлены «на основании глубокого и всестороннего научного обоснования». Под этим подписались 24 депутата Государственной Думы, в том числе председатель группы, заместитель председателя парламентского комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Михаил Слипенчук, ещё один представитель Республики Бурятия Иринчей Матханов и Иосиф Кобзон, делегированный от Забайкальского края. Из парламентариев от Иркутской области подписи поставили коммунисты Евгений Рульков и Владимир Примачек, справедливороссы Иван Грачёв и Андрей Крутов, а также Андрей Луговой из ЛПДР. Представители региона от «Единой России» Андрей Романов и Сергей Тен, состоящие в межфракционной группе, отказались.

«Попали в эти семь лет»

Так депутаты отреагировали на проект постановления правительства РФ «О максимальных и минимальных значениях уровня воды в озере Байкал», публичное обсуждение которого проходило с 1 по 15 февраля 2016 года. Согласно ему действующий диапазон между 456 и 457 м ТО предлагается применять в период средней водности. В маловодные годы может действовать минимальная отметка в 455,54 м ТО, в многоводный – 457,85 м ТО. К слову, три этих типа водности содержатся в ГОСТ «Гидрология суши», а учитывать маловодье и паводки редкой повторяемости (до одного раза в десять тысяч лет) требуют действующие своды норм и правил для гидротехнических сооружений.

Первоначальная редакция действующего постановления № 234, которое было принято в марте 2001 года, также предполагала, что от метровой «призмы» регулирования «в периоды катастрофически повышенной или пониженной водности допускаются отклонения, которые устанавливаются Правительством РФ по предложению специально уполномоченного органа управлением, использованием и охраной водного фонда». Такая формулировка была принята по результатам научно-исследовательской работы и в мае 2000 года согласована представителями всех заинтересованных министерств и ведомств, в том числе со стороны Иркутской области и Бурятии. В дальнейшем, однако, текст документа неоднократно сокращали, так что в итоге в нём остался один пункт:

«Установить максимальное и минимальное значения уровня воды в озере Байкал при использовании его водных ресурсов в хозяйственной и иной деятельности на отметках соответственно 457 и 456 метров (в Тихоокеанской системе высот)».

«С 1996 по 2013 год был период, как мы его называем, мягкого маловодья, но в 2014 и 2015 годах наступило экстремальное маловодье, которое де-факто отменило это постановление, потому что никаких технических возможностей его выполнить не было, – констатировал главный специалист сектора прогнозирования природообусловленных факторов в энергетике Института систем энергетики имени Л.А. Мелентьева СО РАН Вячеслав Никитин во время телемоста между Москвой, Иркутском и Красноярском, который состоялся 21 марта. – В прошлом году наш институт совместно с коллегами из Москвы выполнил работу по проблемам регулирования озера и связанного с этим законодательства. По результатам моделирования мы определили, что верхняя граница регулирования имеет обеспеченность 34%, то есть в 34 годах из 100 это постановление по верхнему уровню выполнить невозможно в принципе. Нижняя граница нарушается реже, она имеет 93% обеспеченности, то есть нарушается в семи годах из 100. 2014 и 2015 годы попали в эти семь лет». Работа, выполненная под эгидой Института водных проблем РАН, легла в основу проекта нового постановления правительства.

«Была катастрофа? Не было»

В пояснительной записке к последнему сказано, что до запуска Иркутской ГЭС амплитуда колебаний Байкала составляла 2,88 м, а после этого сократилась до 2,15 м. «Если говорить про естественный режим, то в 1903-1904 водохозяйственном году (тогда был зафиксирован исторический минимум притока) мы на подъёме набрали 44 сантиметра, а сработали 54 при том, что Байкал был «зарегулирован» Шаман-камнем, – заметила по этому поводу заместитель руководителя Енисейского бассейнового водного управления Любовь Короткова. – В прошлом году мы набрали 49 сантиметров. Это режим, близкий к естественному, при том, что нам говорят, что Байкал зарегулирован и водный цикл модифицирован». Исторический минимум до появления Иркутской ГЭС был достигнут в 1904 году и составил 454,93 м ТО, максимум (хотя точность измерений вызывает сомнения) 1869 года – 457,10 м ТО. «Была какая-то экологическая катастрофа на озере Байкал? – задала Короткова риторический вопрос. – Не было».

Авторы пояснительной записки к проекту постановления о максимальных и минимальных уровнях озера, в свою очередь, достаточно осторожно говорят о том, что существующий метровый диапазон «безусловно может быть выдержан […] примерно в 80% лет». Выдержать нижнюю отметку, сказано в её тексте, не удастся в 10% (плюс-минус несколько процентных пунктов) случаев – для того, чтобы обеспечить бесперебойную работу водозаборов и, как следствие, устойчивое снабжение водой и теплом жилья и объектов экономики в Ангарске, Усолье-Сибирском, Свирске и Черемхове с близлежащими посёлками, необходимо, чтобы сбросные расходы Иркутской ГЭС составляли минимум 1250–1300 кубометров в секунду.

Соблюдение верхней отметки, согласно всё той же пояснительной записке, невозможно приблизительно в 7-8% случаев. «Нельзя забывать, что есть пропускная способность истока Ангары, – добавил Никитин. – Там находится натуральная плотина из естественных пород, которая очень жёстко регулирует выход воды из Байкала». Подводный хребет, вершиной которого является Шаман-камень, не пропускает более 5000 кубометров в секунду. Простой расчёт показывает, что, если даже увеличить расходы Иркутской ГЭС до 6000 кубов ежесекундно – это максимум по техническому проекту станции, к которому на практике не прибегали ни разу, – на уровне Байкала в случае экстремального паводка это не скажется. Поэтому учёные по итогам исследования  установили «потолок» в 457,85 м ТО, которого озеро может достичь, если в случае многоводья, возникающего с вероятностью раз в десять тысяч лет, через гидроузел в Иркутске будет проходить 4700 кубометров воды в секунду.

«Дальнейшее повышение расходов практически не отражается на уровне озера, но приводит к существенному увеличению площади затоплений в нижнем бьефе станции (плюс 4120 га на наиболее освоенном участке «плотина – устье Китоя»)», – сказано в отчёте о научно-исследовательской работе. К тому же и без него на территории до устья Китоя в зону затопления попадают почти 4,8 тыс. га, а если расширить границу до устья Белой в районе Усолья-Сибирского – более 6,8 тыс. га. В их числе – 215 га земель населённых пунктов с садоводствами и 450 га, отведённых под объекты инфраструктуры и промышленности. В зоне риска в Иркутске при этом находится до 628 зданий, в том числе восемь многоэтажных жилых домов на участке между плотиной ГЭС и Глазковским мостом. Как бы то ни было, пока реакции премьер-министра на письмо депутатского объединения не последовало. Уровень Байкала, между тем, к 30 марта снизился до 455,75 м ТО. В бассейне озера, констатирует Федеральное агентство водных ресурсов, сохраняется низкая водность.

Егор Щербаков

Новости по теме:

  • Авария на СШГЭС: депутаты Госдумы едут в Петербург
  • Подъем уровня Байкала привел к подтоплению лесной дороги
  • Монголия обвинила Россию в искусственном занижении уровня Байкала
  • Легче слить Байкал, чем улучшить эффективность работы ГЭС
  • Рекордный минимум уровня Байкала может быть побит весной 2016 года
  • 1 мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>