Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Из опыта освоения Ангары и Енисея

Меня часто упрекают в излишнем нагнетании напряженности обстановки на Саяно-Шушенском гидроузле и некомпетентности. Тогда что мешает выполнить независимую экспертизу расчетов "Ленгидропроекта", в том числе с участием специалистов московского "Гидропроекта"? Тем более, что, по моему глубокому убеждению, ошибки тиражируются на всех других объектах, проектируемых "Ленгидропроектом":

Гидрологическая безопасность гидроузла – это возможность без аварии справиться с пропуском даже катастрофического притока воды в водохранилище (притока выше принятого в расчете). Это возможность гарантированного санитарного, судоходного и других видов попусков воды в нижний бьеф. Гидрологическая безопасность предполагает постоянное и неснижаемое наличие резерва безопасности на случаи аварии плотины, водосброса, ГЭС, нижнего бьефа и энергосистемы.

Надежная работа любой энергетической системы (водной, электрической и др.) обеспечивается за счет соблюдения баланса генерируемой и потребляемой мощности. В нашем случае должен поддерживаться водный баланс в системе, в составе которой на входе максимальные параметры площади водосбора (объем и расход притока воды), внутри которой – максимальные параметры водохранилища, водосброса, ГЭС и энергосистемы, а на выходе – максимальный параметр нижнего бьефа (сбросной расход воды в нижний бьеф).

Расчет гидрологической безопасности самого гидроузла и его нижнего бьефа будет правильным, если водный баланс обеспечивается при максимальных расчетных параметрах на входе, внутри и на выходе системы, то есть равновесие такой системы обязано обеспечиваться всегда, но при этом всегда обязан сохраняться запас (резерв) надежности, заложенный в самой расчетной схеме.

1. О нормативной базе для расчетов гидрологической безопасности гидроузлов

В настоящее время нормативной базой для расчетов гидрологической безопасности гидроузлов и их нижних бьефов служит свод правил по проектированию и строительству (СП 33-101-2003).

Нормативной базой для расчетов гидрологической безопасности гидроузлов и их нижних бьефов являются сведения гидрологических расчетов вероятных максимальных объемов и расходов притока воды в водохранилища на входе в систему. Эти сведения по мере увеличения длительности наблюдений уточняются, как правило, в большую сторону.

Нормативной базой для выполнения расчетов внутри и на выходе системы служат строительные нормы и правила (СНиП 33.01-2003 Гидротехнические сооружения. Основные положения), вышедшие взамен СНиП 2.06.01-86 Гидротехнические сооружения. Основные положения проектирования, которые в сою очередь заменили СНиП 2.01.14 – 83 и т.д., то есть нормативная база изменялась, правила ужесточались, но ранее построенные гидроузлы, как правило, оставались прежними.

СНиП 33.01-2003 п. 5.4.2 предписывают:

“Расчетный расход воды, подлежащий пропуску в процессе эксплуатации через постоянные водопропускные сооружения гидроузла, следует определять исходя из расчетного максимального расхода, полученного в соответствии с 5.4.1 с учетом трансформации его создаваемыми для данного гидротехнического сооружения или действующими водохранилищами и изменения условий формирования стока, вызванного природными причинами и хозяйственной деятельностью в бассейне реки”.

Прежние СНиП 2.06.01-86, п.п. 2.11, 2.12, 2.13 предписывали: Пропуск паводков с расчетными максимальными расходами ежегодной вероятностью превышения 0,1% (основной расчетный случай) осуществляется при нормальном подпорном уровне (НПУ) через все эксплуатационные водосбросные устройства при полном их открытии и через все гидротурбины ГЭС. Пропуск допускается осуществлять при уровнях верхнего бьефа, отличающихся от НПУ.

Пропуск паводков с поверочными максимальными расходами ежегодной вероятностью превышения 0,01% + ? осуществляется при наивысшем технически и экономически обоснованном форсированном подпорном уровне (ФПУ) всеми водопропускными сооружениями гидроузла, включая эксплуатационные водосбросы, гидротурбины ГЭС.

На реках с каскадным расположением гидроузлов расчетный максимальный расход воды для проектируемого гидроузла следует определять с учетом его класса, расположения в каскаде, пропускной способности вышерасположенного гидроузла при НПУ и ФПУ, а также с учетом правил эксплуатации гидросооружений и водохранилищ каскада, величины боковой приточности на примыкающих к гидроузлу участках верхнего бьефа, принимая при этом расчетные расходы в соответствии с классом проектируемого гидроузла.

Иначе говоря, расчетный расход воды, подлежащий пропуску в процессе эксплуатации через постоянные водопропускные сооружения гидроузла, в любом случае обязан определяться после трансформации (снижения) максимального расчетного расхода притока воды, то есть после заполнения объема водохранилища до НПУ (основной расчетный случай) или до ФПУ (поверочный случай).

Отсюда, например, следует необходимость ежегодного опорожнения объема Саяно-Шушенского водохранилища (и Красноярского тоже) к началу половодья до уровня мертвого объема (УМО), поскольку этот порожний объем включен в расчет гидрологической безопасности гидроузла.

Новые СНиП 33-01-2003, п.п. 5.4.3 и 5.4.4 предписывают: Пропуск паводков с расчетными максимальными расходами ежегодной вероятностью превышения 0,1% (основной расчетный случай) осуществляется при нормальном подпорном уровне (НПУ) через все эксплуатационные водопропускные сооружения гидроузла при полном их открытии. При количестве затворов на водосбросной плотине более шести следует учитывать вероятную невозможность открытия одного затвора и исключать один пролет из расчета пропуска паводка. Обоснования пропускной способности гидроагрегатов осуществляются в зависимости от количества агрегатов гидроэлектростанции, условий ее работы в энергосистеме, вероятности аварийных ситуаций на ГЭС, а также фактического напора на ГЭС.

Пропуск паводков с поверочными максимальными расходами ежегодной вероятностью превышения 0,01% + ? осуществляется при наивысшем технически и экономически обоснованном форсированном подпорном уровне (ФПУ) всеми водопропускными сооружениями гидроузла, включая эксплуатационные водосбросы, турбины ГЭС. Учет пропускной способности гидроагрегатов осуществляют так же, как и в случае пропуска основного расчетного случая.

Следует обратить особое внимание на следующее:

1.Все вышеуказанные нормативные документы преследуют одну цель: в расчетах гидрологической безопасности не должны использовать холостой сброс воды с пониженного уровня водохранилища.

В новых СНиП 33-01-2003 вовсе не случайно отсутствует допущение осуществлять пропуск половодий и дождевых паводков с расчетными максимальными расходами ежегодной вероятностью превышения 0,1% (основной расчетный случай) при уровнях, отличающихся от НПУ. А ведь именно это допущение было для Ленгидропроекта основанием применять в расчетах (подчеркиваю особо слово “в расчетах”, но не на практике) холостой сброс воды при уровнях, отличающихся от НПУ.

Если расчет гидрологической безопасности гидроузла выполнен в строгом соответствии СНиП 33-01-2003, то необходимость холостого сброса воды с пониженного уровня водохранилища на практике может возникать только при прогнозе катастрофического притока воды (притока выше принятого в расчете), либо в случае аварии на плотине, водосбросе, ГЭС, в нижнем бьефе или энергосистеме.

Только в этом случае холостой сброс воды является основным резервом, а расход воды через все одновременно работающие турбины – вспомогательным резервом гидрологической безопасности гидроузла.

2. Очевидно различие отношения прежних и новых Правил к учету расхода воды через турбины в расчетах гидрологической безопасности.

СНиП 2.06.01-86 в расчетах предусматривали одновременную работу всех турбин ГЭС, но на практике не придавали значения проблеме выдачи всей установленной мощности ГЭС в энергосистему. Крупные ГЭС жестко привязывали к энергоемким производствам, ставя гидрологическую безопасность в зависимость от надежности работы таких производств. А о соблюдении международных критериев надежности выдачи мощности в энергосистему речи вообще не велось.

Для сведения: АЭС осуществляют выдачу мощности в энергосистему по международному критерию надежности n-1.

СНиП 33-01-2003 учет расхода воды через турбины в расчетах обязывают тщательно обосновывать каждый раз в зависимости от целого ряда переменных факторов. И снова отсутствует жесткое требование относительно выдачи всей установленной мощности крупных ГЭС в энергосистему. Такое отношение к выдаче всей установленной мощности крупных ГЭС в энергосистему недопустимо по многим причинам, в том числе из-за:

- снижения гарантии гидрологической безопасности гидроузлов;

- снижения эффективности использования водотока на выработку электроэнергии и мощности на действующих ГЭС;

- создания энергосистемы, схема которой не позволяет оказывать взаимопомощь при авариях на крупных ГЭС и их реконструкции.

В статье "Три Ущелья" и СШГЭС: из опыта освоения реки Янцзы" 23 января 2012 года я стремился показать на опыте Китая, что в принципе можно строить гидроузлы, начиная не от истоков реки, но такие гидроузлы обязаны иметь огромный запас гидрологической безопасности самого гидроузла и его нижнего бьефа, а потому обходятся значительно дороже. Например, гидроузел "Три Ущелья" вошел в число пяти самых дорогих объектов на планете.

2. О соблюдении СНиП Гидропроектом

В статье “Саяно-Шушенский гидроузел подает сигнал SOS” 11 января 2012 года я подчеркивал, что московский «Гидропроект» строго соблюдает действующие нормативы, то есть у нас есть собственный положительный опыт проектирования каскада гидроузлов на Ангаре.

Еще на стадии технического задания были определены основные параметры гидроузлов каскада: среднемноголетний сток, полезные емкости водохранилищ, расчетные максимальные сбросные расходы через сооружения и др. [2], 251-260.

Несмотря на наличие озера Байкал - эффективнейшего регулятора стока воды, позволяющего зарегулировать расход Ангары до величины 2000 - 2200 м3/с, начали строить первым от истока Иркутский гидроузел.

По Богучанскому гидроузлу тогда был определен только створ и нормальный подпорный уровень (НПУ 208,0 м).

Сейчас сток, поступающий в Богучанское водохранилище, зарегулирован в многолетнем разрезе озером Байкал и Братским водохранилищем, в сезонном – Усть-Илимским водохранилищем. Суммарный полезный объем указанных водохранилищ оценивается равным 97 км3.

Богучанское водохранилище будет иметь полный объем 58,2 км3 и полезный объем 2,3 км3 (между УМО 207 м и НПУ 208 м) и позволяет вести суточное регулирование мощности Богучанской ГЭС, а также сезонное регулирование стока боковой приточности между Усть-Илимским и Богучанскими гидроузлами [3].

Резервного объема водохранилища между НПУ 208 м и ФПУ 209,5 м, равного 3,5 км3 достаточно для трансформации максимального расхода притока воды. Богучанский гидроузел без участия агрегатов ГЭС, при работе 9 отверстий водосброса №1 из 10 и 5 пролетов водосброса №2 способен справиться с пропуском максимального расхода притока воды 16210 м3/с в весеннее половодье обеспеченностью 0,01% + ? при максимальном сбросном расходе воды в нижний бьеф не выше 12700 м3/с и заполнении водохранилища до ФПУ 209,5 м и в летне-осенний дождевой паводок при заполнении водохранилища до уровня 209,3 м [3], [4].

Два водосброса: водосброс №1 с глубинным водозабором (10 отверстий) способен пропускать 7119 м3/с при уровне 209,0 м (7178 м3/с при уровне 210,0 м), поверхностный водосброс №2 (5 пролетов шириной по 10 м с порогами на уровне 199,0 м) пропускает 3555 м3/с при ФПУ 209,5 м (3900 м3/с при уровне 210,0 м), 9 турбин при напоре 68,0м пропустят 9 ? 537 =4833 м3/с (4626 м3/с при напоре 70,8 м) [3].

Наличие двух типов водосбросов: поверхностного и с глубинным водозабором позволяет гарантировать гидрологическую безопасность самого Богучанского гидроузла и его нижнего бьефа за счет сохраненного резерва безопасности.

При прогнозе катастрофического притока воды вполне достаточно будет начать холостой сброс воды с пониженного уровня водохранилища.

3. О нарушении СНиП Ленгидропроектом

В самом начале проектирования были выполнены предварительные расчеты, которые показывали:

“Трансформация половодий водохранилищем Красноярской ГЭС на р. Енисее позволила уменьшить расход 0,01% -ной обеспеченности с 39000 до 20000 м3 и тем самым существенно сократить фронт водосливной плотины. Из 20000 м3/с через турбины будет проходить 7200 м3/с, а через плотину 12800 м3/с. На Саяно-Шушенском гидроузле водохранилище имеет полезный объем 15,3 км3 и позволяет трансформировать паводковый расход обеспеченностью 0.01% с 25000 до 15900 м3, из которых через плотину намечается пропускать 13600 м3”, [1], стр. 3, 97, 99.

Это означает, что без участия турбин Красноярской ГЭС водохранилище способно трансформировать (понизить) расход притока воды только до 27200 м3/с, то есть требовалось построить два типа водосброса: поверхностный и с глубинным водозабором общей пропускной способностью 20000 м3/с (в крайнем случае пропускной способностью 16500 м3/с с включением расхода 3500 м3/с через турбины).

Только так можно было гарантировать санитарный и судоходный попуски в случае остановки всех турбин в любой период заполнения объема водохранилища путем включения в работу водосброса с глубинным водозабором.

Обеспечить безопасность города Красноярска предлагалось за счет повышения НПУ на 12м до уровня 255м с переносом города Абакана и многих других поселений. Окончательно НПУ 243м был принят при условии форсированного создания Саяно-Шушенского водохранилища, а эффективность и безопасность Саяно-Шушенского гидроузла гарантировались только после создания Сейбинского и Уюкского водохранилищ на Большом Енисее в Туве, строительство которых планировали начать в 1975 году ([2], стр.264).

Это означает, что Саяно-Шушенский водосброс изначально должен был рассчитан на пропуск 18200 м3при НПУ 540,0 м без участия турбин ГЭС или на пропуск 15900 м3при участии турбин ГЭС с расходом 2300 м3/с.

Следовало изначально распределить мощность сбрасываемого потока воды на два водосброса с порогами на уровне 479,0 м: встроенный в плотину и береговой туннельный со сбросом потока в вершину ущелья правого берега с выносом регулирующих затворов на выход туннелей в ущелье и с устройством закрытой безнапорной части аналогично ныне выполненному проекту, с ремонтным затвором на берегу водохранилища. Гашение энергии сбрасываемого потока воды на длине ущелья около 1500 м не представляло особой сложности: достаточно было выполнить два-три колодца - гасителя на поворотах ущелья. Именно такое решение предлагалось мною в начале 1978 года.

Но такое решение (и любое другое тоже) позволяло обеспечить гидрологическую безопасность самого гидроузла, но не могло обеспечить безопасность нижнего бьефа.

Решение всех проблем якобы нашлось в применении холостого сброса воды с пониженного уровня Саяно-Шушенского водохранилища. Что в итоге привело к полному использованию резерва безопасности, снижению всех основных расчетных параметров и полной зависимости гидрологической безопасности на Енисее от прогноза притока воды.

Необходимо было проанализировать итоги пропуска половодья и дождевого паводка на Енисее в 2006 году – году ниже средней водности, но этого не сделали. Подобное регулирование в многоводный год чревато непредсказуемыми последствиями.

Применение Ленгидропроектом холостого сброса воды с пониженного уровня водохранилища в расчетах гидрологической безопасности при обосновании снижения НПУ и ФПУ, снижения пропускной способности водосброса, снижения расхода воды через турбины, следует считать грубейшим нарушением строительных норм и правил (СНиП), поскольку эти снижения выполнены за счет использования резерва безопасности, то есть за счет последовательного снижения гидрологической безопасности гидроузла.

Прямым следствием нарушений Правил при выполнении расчетов гидрологической безопасности являются невыполнимые на практике инструкции по эксплуатации сооружений, в которых вынуждены предусматривать холостой сброс воды до начала заполнения объема водохранилища при абсолютной невозможности определения так называемой “точки невозврата”.

После восстановления Саяно-Шушенской ГЭС Ленгидропроект считает возможным справиться с пропуском половодья обеспеченностью 0,01% + ?, если холостой сброс воды начинается при уровне 510,0 м.

Повторим простейший расчет для наиболее тяжелого случая пропуска объема притока воды в водохранилище W = 34,1 км3 в течение 30 суток половодья при максимальном среднем расходе воды через водосброс с глубинным водозабором Vx = 7500 м 3/с и среднем гарантированном расходе воды через четыре турбины Vx = 1360 м3/с:

Объем сброса воды Vсбр = (7500 + 1360) • 30 • 24 • 60 • 60 = 22,97 км3. Объем аккумуляции Vтр = W - Vсбр = 34,1 – 22,97 = 11,13 км3, что соответствует уровню воды в водохранилище 537,5 м, если сброс воды начнется при уровне 510,0 м.

Уровень заполнения 537,5 м считается предельным по состоянию плотины, недопустимым при пропуске половодья обеспеченностью 0,01% + ?. Резервный объем (если его можно так назвать) для трансформации дождевого паводка составляет всего 1,515 км3 при заполнении до ФПУ 540,0 м.

Если сброс воды начать даже при уровне мертвого объема водохранилища (УМО 500,0 м), то уровень заполнения 532,65 м является также запредельно высоким при пропуске половодья обеспеченностью 0,01% + ?. Резервный объем для трансформации дождевого паводка составит всего 2,7 км3 при заполнении до уровня 537,5 м или 4,22 км3 при заполнении до форсированного подпорного уровня (ФПУ 540,0 м).

Это означает, что заполнение объема водохранилища должно начинаться при расходе притока воды выше 7500 + 1360 = 8860 м3. Нельзя забывать, что половодье при наложении на него дождевого паводка будет продолжаться еще в течение примерно 15 суток (ранее его длительность оценивалась 45 сутками), а средний расход притока воды может достигнуть 12500 м3.

По сути, сейчас дефицит емкости для трансформации половодья равен полезному объему водохранилища. Это и является главной причиной холостых сбросов воды при обеспеченности притока 5% (вероятность события 1 раз за 20 лет). Именно поэтому я настаиваю на строительстве водохранилищ в верховье.

На практике прогноз притока воды в половодье, как правило, запаздывает, поэтому вряд ли кто-нибудь возьмет на себя ответственность задерживать начало заполнения водохранилища до “точки невозврата”.

Отсутствие системного подхода к расчету гидрологической безопасности Саяно-Шушенского гидроузла стало основной причиной первоочередного строительства дополнительного берегового водосброса, якобы, замещающего отсутствие резервного объема водохранилища и позволяющего снизить нагрузку на больной водосброс с глубинным водозабором.

Я много раз обращал внимание руководства страны на необходимость принятия экстренных мер по регулированию притока воды, по замене турбин, по завершению схемы выдачи всей установленной мощности Саяно-Шушенской ГЭС в энергосистему и на необходимость выполнения независимой экспертизы расчетов гидрологической безопасности Саяно-Шушенского гидроузла и других объектов, расчеты по которым выполнял Ленгидропроект.

Я много раз предупреждал, в том числе руководство страны, что существует вероятность длительной остановки всех турбин ГЭС по многим причинам, зависящим далеко не только от ГЭС, на необходимость пересмотра СНиП и схемы энергосистемы Сибири.

При испытаниях гидротурбины агрегата № 10 на повышенной мощности потребовалось всего 44 секунды для того, чтобы убедиться в крайней опасности такого режима работы и необходимости снижения такой нагрузки в течение не менее 19 секунд. Но нам оказалось недостаточно предупреждений [7], стр.242-250. Для катастрофы на СШГЭС 17 августа 2009 года потребовалось всего 1,5 секунды, чтобы неуправляемый гидроагрегат успел сделать свое черное дело.

Недоразвитая энергосистема Сибири, не имеющая надежных связей внутри и вне себя, как тряпкой в воде полоскала гидроагрегатом, нуждающимся в замене турбины, но особенно замене направляющего аппарата, [5], стр.18, статья от 13 августа 2010 года “Нужен новый направляющий аппарат для турбины Саяно-Шушенской ГЭС”).

На Саяно-Шушенском гидроузле, особенно в его нынешних условиях и применении ошибочной схемы регулирования, нельзя вовсе исключать возможность даже “неконролируемого перелива воды через гребень плотины с непредсказуемыми последствиями”, [7], стр.10.

Меня часто упрекают в излишнем нагнетании напряженности обстановки на Саяно-Шушенском гидроузле и некомпетентности. Тогда что мешает выполнить независимую экспертизу расчетов Ленгидропроекта, в том числе с участием специалистов Гидропроекта? Тем более, что, по моему глубокому убеждению, ошибки тиражируются на всех других объектах, проектируемых Ленгидропроектом.

Катастрофа на СШГЭС 17 августа 2009 года заставила Гидропроект пересмотреть расчеты гидрологической безопасности Богучанского гидроузла и выполнить проект дополнительного водосброса № 2 за счет уменьшения числа гидроагрегатов до 9 (ранее предусматривалось 12 гидроагрегатов). А ведь положение каскада гидроузлов на Ангаре не вызывало особой тревоги. К сожалению, необходимо еще раз напомнить, что пока развитие энергосистемы Сибири происходит по прежней ущербной идеологии. Но в этом нет прямой вины Гидропроекта. Это беда гидроэнергетики Сибири.

Большинство проблем Саяно-Шушенского гидроузла нашли свое отражение в труде В.И.Брызгалова [8] и в том числе:

- необходимость проведения дополнительных расчетных исследований сейсмостойкости арочно-гравитационной плотины, необходимость анализа изменения величин собственных частот в процессе эксплуатации плотины в зависимости от скорости изменения величины нагрузки на плотину, водосброс, гидроагрегаты (стр.43);

- норм на вибрацию гидротехнических сооружений не существует. Требований на проведение динамических расчетов воздействия вибраций, возникающих от пульсации потока холостых сбросов и работы агрегатов, на плотины и их элементы, также не существует. …учитывая особенности плотины, где использованы предельные возможности бетона, следовало бы провести поверочный динамический расчет отдельных элементов ГТС вопреки нормативным требованиям (стр.44);

- устойчивость и безопасность скальных склонов высоконапорного гидроузла имеют важное значение как в период строительства, так и при эксплуатации сооружений. На стадии разработки технического проекта Саяно-Шушенской ГЭС (1969 г.) были выделены потенциально неустойчивые массивы и осыпи на левобережном и правобережном склонах общим объемом 14 тыс.м3, но этот объем оказался заниженным.

В последующие несколько лет производилось детальное изучение только левобережного склона, так как под ним было запроектировано строительство трансформаторной мастерской, монтажной площадки здания ГЭС, служебно-технологического корпуса с центральным пультом управления и служебно-технологического корпуса вспомогательных служб (стр.45,46).

Проектом крепления неустойчивых массивов выполнен с помощью горизонтальных и вертикальных блоков из монолитного армированного бетона и устройства нескольких ярусов анкерных железобетонных поясов, являющихся опорой установленных предварительно-напряженных анкеров (ПНА) из стальных проволочных канатов длиной до 30 м с шагом 1,5 м, которые и должны в основном удерживать массивы (стр.47).

Эти работы носили опытно-конструкторский характер и сочетали в себе одновременно исследования, разработку, производственный эксперимент и строительство. Отечественного опыта длительной (многолетней) работы подобного крепления нет. Надежность канатных анкеров и их долговечность оценивается разработчиками только на уровне инженерного прогноза (стр.49).

Прекращение наблюдений за массивами является грубой ошибкой. Очевидно, что при этом проектная организация пренебрегла такими особенностями объекта, как циклическое деформирование прилегающей к плотине территории от веса воды водохранилища и сооружения, вибрационные нагрузки от работающих водосбросов и гидроагрегатов, а также высокой сейсмичностью района, что снижает надежность и эффективность гидроузла (стр.51).

Такие примеры можно продолжать и дополнять новыми примерами. Например, расположение берегового водосброса в опорном скальном массиве плотины и проходка туннелей с применением взрывного способа, безусловно, ослабили правую опору арки плотины.

В сложившихся условиях необходимо предпринять оперативные меры, исключающие перегрузку плотины, водобойного колодца водосброса и нижнего бьефа.

Выводы:

1. Расчеты гидрологической безопасности гидроузлов на Ангаре, выполнены Гидропроектом в строгом соответствии строительным нормам и правилам (СНиП) и с учетом международного опыта.

2. Расчеты гидрологической безопасности гидроузлов на Енисее, выполнены Ленгидропроектом с грубейшим нарушением строительных норм и правил (СНиП), поскольку включают начало холостого сброса воды при пониженном уровне водохранилища. Именно поэтому гидрологическая безопасность на Енисее оказалась в полной зависимости от прогноза притока воды, достоверность которого низка.

Литература:

[1] Учебное пособие “Использование водной энергии” под редакцией Д.С. Щавелева, «Энергия», Ленинград, 1976г.

[2] “Гидроэлектростанции Советского Союза”, Часть 1, Справочник, типография института Гидропроект, М., 1967г.

[3] Разработка проекта Временных правил использования водных ресурсов Богучанского водохранилища на период наполнения и первого этапа эксплуатации водохранилища (декабрь 2010 – конец 2012 г.) ОАО “Институт Гидропроект (отчет № 2-1), Москва, 2010 г.

[4] “Богучанская ГЭС – пусковой объект российской гидроэнергетики”, статья А.Н.Волынчикова, главного инженера проекта, кандидата технических наук (ОАО “Институт Гидропроект”) в журнале “Гидротехническое строительство”, № 9, 2010 г.

[5] В.И.Бабкин “О проектировании, строительстве и эксплуатации гидроузлов на Енисее. Расчеты гидрологической безопасности гидроузлов”, Москва, 2010 год.

[6] В.И.Бабкин “СШГЭС и паводок: по неизведанному пути”, 5 июня 2010

[7] Журнал “Гидротехническое строительство”, № 9 -1998

[8] В.И.Брызгалов “Из опыта создания и освоения Красноярской и Саяно-Шушенской гидроэлектростанций”, Сибирский издательский дом”Суриков”, Красноярск, 1999

Владимир Иннокентьевич Бабкин,
заместитель генерального директора Саяно-Шушенской ГЭС с 1978 по 2001 год,
специально для «Плотина.Нет!»

Новости по теме:

  • Эксплуатация СШГЭС в нынешних проектных режимах недопустима
  • СШГЭС: безопасность декларируется, но не гарантируется
  • Ангара: печальная годовщина
  • Что более науке ценно: Ангара или плотина?
  • Ангарский словарь уходит под воду Богучанской ГЭС
  • Мнений: 4

    1 Иван { 20.02.2012 в 10:59 }

    “Уровень заполнения 537,5 м считается предельным по состоянию плотины”

    Кем считается?

    Я лично разговаривал по этому поводу с Гордоном, Юркевичем, Вульфовичем, Лащёновым, Лапиным, Стафиевским и другими специалистами. Все они в один голос говорят о нормальном состоянии плотины и отсутствии необходимости в снижении НПУ и ФПУ ниже 539 и 540 м соответственно. Сейчас выше 537,5 м поднимать просто нет необходимости по условиям работы гидроагрегатов.

    2 Tony { 21.02.2012 в 13:56 }

    http://www.1tv.ru/news/social/161943
    Кто-то планировал ещё в 2011 году набрать 539 метров…

    3 Владимир { 21.02.2012 в 16:12 }

    Ивану, а также Гордону, Юркевичу, Вульфовичу, Лащёнову, Лапину, Стафиевскому: У меня написано: “Уровень заполнения 537,5 м считается предельным по состоянию плотины, недопустимым при пропуске половодья обеспеченностью 0,01% + ?. Резервный объем (если его можно так назвать) для трансформации дождевого паводка составляет всего 1,515 км3 при заполнении до ФПУ 540,0 м”. Где здесь написано, что надо снижать НПУ и ФПУ? Нет тут такого утверждения. Но, если исходить из необходимости трансформации половодья и дождевого паводка, то следовало еще в 1997 году установить эти уровни на паритетных началах, то есть соответственно: НПУ 535,0 м и ФПУ 540,0 м.
    Но я-то речь веду о нарушении СНиП Ленгидропроектом. Это главное в статье. Вот по этому вопросу я жду ответ от лиц, на которых ссылается Иван.

    4 Иван { 21.02.2012 в 16:18 }

    Еще раз: “Уровень заполнения 537,5 м считается предельным по состоянию плотины” - кем считается? Каким нормативным документом? При пропуске половодья 0,01%+? допускается подъем уровня водохранилища до ФПУ 540 м. Никаких ограничений “по состоянию плотины” нет.

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>