Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Авария на СШГЭС: кто ответит за катастрофу?

После катастрофы 2009 года на Саяно-Шушенской ГЭС власти вместе с руководством «РусГидро» дали обещание родственникам погибших и пострадавшим и тем, кого не признали пострадавшими, что не оставят их в беде. А также пообещали им, что виновные в трагедии будут наказаны. Но… но за убийство, именно убийство людей, так считает руководитель созданной в те страшные дни августа 2009-го комитета защиты пострадавших в аварии на СШГЭС «Ступени к жизни» Николай Жолоб, никто до сих пор не ответил. Почему?!

Саяно-Шушенская ГЭС в августе 2009 года. Фото пресс-службы ОАО РусГидро

Ремонт на втором гидроагрегате Саяно-Шушенской ГЭС, с которого началась крупнейшая в стране авария, унесшая 75 жизней, проводила фирма «Гидроэнергоремонт». А ее учредители — руководители СШГЭС, нынешние и прежние, заявил в 2009 году вице-премьер РФ Игорь Сечин. Обвинять фирму в трагедии Сечин не стал, но подчеркнул: начальники станции увлеклись коммерческими проектами и потеряли внимание к технологическому контролю в ущерб безопасности Саяно-Шушенской ГЭС.

Сечин также сказал, что руководители станции, среди них главный инженер и главный бухгалтер и их родственники учредили частную компанию «Гидроэнергоремонт», которая благодаря схожести своего названия с названием 100-процентной дочки СШГЭС - «Саяно-Шушенский Гидроэнергоремонт» - выиграла тендер и проводила ремонты на станции.

Напомним, три с половиной года назад, на Саяно-Шушенской ГЭС случилась трагедия. Рабочие смены «РусГидро» и «Саяно-Шушенского Гидроэнергоремонта» пришли утром на работу на станцию. 75 человек, а среди них беременная шестимесячным мальчиком женщина, домой уже не вернулись… никогда.

Случилась катастрофа: практически все десять гидроагрегатов станции были разрушены мощным водяным потоком, вырвавшимся из сердца второго гидроагрегата, как говорят, явно, очень явно подававшего сигналы SOS. Но топ-менеджеры компании «РусГидро» их не слышали…или не хотели слышать.

Погибших людей собрали - кого целым, кого по частям, едва определив, кто это, с помощью генетических экспертиз. Затем похоронили с щемящим, надрывным криком и с застывшей болью в глазах родных и близких. А еще с надеждой на возмездие.

После этого власти вместе с руководством «РусГидро» дали обещание родственникам погибших и пострадавшим и тем, кого не признали пострадавшими, что не оставят их в беде. А также пообещали им, что виновные в трагедии будут наказаны.

Но… но за убийство, именно убийство людей, так считает руководитель созданной в те страшные дни августа 2009-го комитета защиты пострадавших в аварии на СШГЭС «Ступени к жизни» Николай Жолоб и ее члены, никто до сих пор не ответил. Почему?!

А ведь уже прошло больше половины установленного законом срока давности - пять лет. Николай Васильевич потерял в той трагедии сына Максима. Сын умирал в нечеловеческих муках. Только на сороковой день родители похоронили девять фрагментов его тела. И эта боль по всем человеческим и божьим законам дает ему право обвинять своих обидчиков, потерявших в погоне за бешеными деньгами и честь, и совесть.

В разговоре с корреспондентом ИА «Хакасия» Николай Жолоб говорит об этом решительно:

«Борьба идет с обвиняемыми, но в ней отсутствует очень важный для нас элемент - ощущение возмездия, того, что за преступление - катастрофу на СШ ГЭС - они будут на этом свете наказаны. Они - обвиняемые и все причастные к гибели, смерти наших детей, отцов, матерей, братьев и сестричек.

Вообще, у них сегодня много непорядочного. У них - культ рубля и культ силы, силы хамской, бандитской. Сегодня они воруют и воруют подло.

Да, мы все живем с компромиссами. Но вопрос - с какими? Нельзя все-таки воровать, нельзя убивать, нельзя без конца врать. А нам все время врут. Ради чего? Деньги. Сколько надо денег? Воровство бессмысленное, безмерное, беспредельное. Миллиардами!

Все эти миллиарды пришли к ним за счет жизни и здоровья наших детей, отцов, матерей, братьев и сестричек. За наш счет!».

Николай Васильевич уверен, что эпидемия погони за деньгами, охватившая всю Россию и «РусГидро», и привела к аварии на станции.

А вслед за эмоциями есть и реальные факты, которые ох как не нравятся всем испачкавшимся в крови убиенных.

Перечисленные ниже - только часть из них.

Это неудавшаяся попытка прекратить уголовное преследование в связи с истечением срока давности за преступления, в которых обвиняются Неволько Н.И., Митрофанов А.Н., Никитенко Г.И. Шерварли Е.И., Матвиенко А.В., Белобородов В.А, Клюкач А.А.

Это заявление от Хакасской республиканской общественной организации «Комитет защиты пострадавших в аварии на СШ ГЭС «Ступени к жизни» в прокуратуру г. Саяногорска о привлечении к уголовной ответственности лиц, причастных к катастрофе на станции:

1. Бывший генеральный директор СШГЭР (ныне директор СШГЭС)  Кяри В.А.

2. Бывший главный инженер СШГЭР Попов А.В.

3. Начальник цеха СШГЭР Чербунин В.М.

4. Начальник электроцеха СШГЭР Чайников А.В.

5. Начальник турбинного цеха СШ ГЭР Сивков В.Г.

6. Старший мастер СШГЭР Чистов В.В.

Это и уголовное дело от 29 декабря 2011 года по ч.3 ст.159 УК РФ (мошенничество) по факту завышения стоимости квартир, приобретенных Фондом «Созидание» по договору дарения от ОАО «Русгидро» для детей граждан, погибших при аварии на СШ ГЭС и другие факты.

Николай Жолоб поделился с ИА «Хакасия» и своими страхами:

«Мы боимся за свое будущее, будущее наших детей. Пример тому, что подручный бывшего директора СШ ГЭС обещал одного из потерпевших просто повесить. И повесят - и это страшно!

Страшно и то, что могут опять нас предать, кинуть по срокам уголовного дела № 201/380921-09, как это было в декабре 2011-го, когда прошли сроки и уголовное дело закрывали, приостанавливали и т.д. Это был страх, это был шок. Потерпевшие и пострадавшие, а также жители поселка Черемушки готовили акции, выход на дорогу и перекрытие этой дороги. И это страх.

Потерпевшие и пострадавшие, не признанные таковыми, обращались с вопросами в следственный комитет, в прокуратуру с вопросом: Почему нарушены все мыслимые и немыслимые законы, Конституция Российской Федерации?

Ответов нет.

Да и следственный комитет Республики Хакасия, прокуратура Республики Хакасия самоустранились от уголовного дела 201/380921-09, все кивают на Москву.

Если эти мракобесы, жулики, убийцы, воры - граждане России, то мы, потерпевшие и пострадавшие, не признаны потерпевшими и пострадавшими, чьих будем?

Катастрофа разрушила семьи, уничтожила веру, разделила нашу жизнь на «до» и «после». Испортила все лучшее в жизни…», - криком кричит Николай Жолоб.

14 января 2010-го Виктор Зимин сказал на встрече с жителями Черемушек: «Сделано много, а надо сделать еще больше». «Память о тех, кого нет сегодня с нами, крепнет заботой о живущих», - добавила заместитель главы РХ Ирина Смолина.

Прокурор РХ (на тот момент) Николай Попов ответил на главный вопрос: будут ли привлечены к уголовному наказанию виновные в гибели людей на СШ ГЭС? Он сказал: «Будут! Сформирована солидная следственная бригада во главе с одним из самых опытных следователей страны».

12 января 2010 года мэр Саяногорска Леонид Быков смело заявил на встрече с жителями поселка о том, что нужды родственников погибших в аварии находятся под его контролем.

А между тем, у родственников погибших и пострадавших в аварии на Саяно-Шушенской ГЭС нет положенного им по закону хотя бы одного государственного защитника. В то время как высокооплачиваемые адвокаты вот уже три с половиной года с успехом защищают от правосудия виновников аварии.

ИА «Хакасия»

Новости по теме:

  • СШГЭС: местные жители не хотят быть рабами "РусГидро"
  • 728 человек следует считать пострадавшими от аварии на СШГЭС
  • Суд по делу об аварии на СШГЭС: вместо защиты – поиск лазеек в законе?
  • СШГЭС: Николай Жолоб стал помощником спикера Совета Федерации
  • Пострадавшие в аварии на СШГЭС требуют личной встречи с президентом РФ
  • Ваше мнение

    Оставьте свое мнение

    Для этого надо всего лишь заполнить эту форму:

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>