Реки - источник жизни, а не электричества
Фото нашей Ангары... Нажми

Эвенкийская ГЭС: после нас хоть потоп?

Если Эвенкийскую ГЭС построят, то всю прибыль от выработки электроэнергии будут получать её собственники, находящиеся далеко от Эвенкии. Все затраты на водохранилище будет нести государство, бюджет, жители Красноярского края. Мы потеряем природу нашего Севера и получим угрозу социально-экологической катастрофы: засоление рек, возможную разгерметизацию полигонов, где проводились подземные ядерные взрывы, уничтожение природной основы существования эвенкийского этноса. О текущей ситуации вокруг ЭГЭС - интервью с известным политологом, директором Центра гуманитарных исследований и консультирования «Текущий момент», кандидатом исторических наук Сергеем Комарицыным:

— Сергей Гурьевич, о ситуации вокруг строительства Эвенкийской ГЭС мы с вами разговаривали в июне, сейчас октябрь. За это время произошло много событий, в том числе авария на Саяно-Шушенской ГЭС. Она как-то повлияла на перспективу строительства ГЭС в Эвенкии?

— Думаю, что последствия трагедии ещё скажутся и в отношении эвенкийского проекта. Позиция «РусГидро» и в значительной степени властей была и во многом остается — «после нас хоть потоп». В буквальном смысле. Строительство ГЭС продавливалось, невзирая ни на какие протесты. Хотя для чего нужна нам эта ГЭС в Эвенкии, никто так и не смог объяснить.

— Но должна же быть какая-то целесообразность.

— Я думаю, цель одна — «ПИЛИТЬ» ДЕНЬГИ. Чего-то другого, тем более государственного подхода, я здесь не вижу. Однако после гибели 75 человек и разрушения крупнейшей в стране станции, а это произошло в значительной степени из-за того, как организована наша гидроэнергетика, будет сложнее протаскивать этот проект. В субботу Ростехнадзором был опубликован акт расследования аварии. Там названы фамилии тех, кто несет за неё ответственность. Среди них инициаторы строительства Эвенкийской ГЭС, члены правления «РусГидро». Те самые, которые писали доносы в прокуратуру, совет безопасности края на журналистов и экологов, выступающих против строительства, обвиняя их в экстремизме и антигосударственной деятельности. Вот сейчас и надо разобраться, у кого она «антигосударственная».

Может, и власть призадумается. Ведь были же принципиальные люди — и при коммунистах, и при администрации Зубова: Красноярский край отказывался согласовывать акт приемки Саяно-Шушенской ГЭС. Она же на территории Красноярского края, только контора на другом берегу, в Хакасии. Не знаю, как произошло в 2000 году: давала согласие администрация Лебедя или Чубайс обошелся без всякого согласования. А сама «РусГидро» после аварии тут же обратилась с предложением повысить тарифы на электроэнергию. Одни деньги в глазах! Сейчас «РусГидро» проводит сбор пожертвований. Программу такую объявили — «Мы с вами, Саяны». На 1 октября собрали 28 млн. 573 тыс. 129 руб. 19 коп. Это, кстати, перечислили не только сотни структурных подразделений «РусГидро» и аффилированных компаний, но и жители Хакасии, физические лица. А буквально за несколько дней до аварии сама «РусГидро» опубликовала финансовые результаты 1-го полугодия 2009 г. Чистая прибыль компании составила 18 млрд. 350 млн. рублей. Такая арифметика.

— Вернёмся к Эвенкийской ГЭС. Может быть, затраты на восстановление Саяно-Шушенской ГЭС просто сделают теперь неактуальным строительство, просто денег не будет?

— Вообще, «РусГидро» очень хотела бы переложить затраты на других, на государство. И это частично происходит. Из резерва правительства России направлено 4,3 млрд. рублей. Министерствам дано поручение изыскать дополнительные средства. Сбербанк дает кредит на «максимально льготных условиях». Что такое «максимально льготные» — это значит разницу в ставке будет оплачивать кто-то другой. Вероятно, в конечном итоге мы. Социальную поддержку пострадавшим взял на себя бюджет и так далее.

Что касается строительства Эвенкийской ГЭС, то, если оно начнется, то финансировать будет не только «РусГидро», но инвесторы, а главное — государство. Для самой «РусГидро» инвестиционные деньги заложены в тарифе, мы за это уже платим, оплачивая электричество. Инвестиционная программа, заложенная в тариф на этот и 2010 год, составляет больше 140 млрд. рублей. То есть платить будем мы, как платим сейчас за Богучанскую ГЭС и за всё остальное. Ещё неизвестно, как эти деньги «РусГидро» тратит.

В 2008 году у них была проверка Счетной палаты России. Выяснилось, что в предыдущем году из предназначенных на инвестиционную программу денег 6 млрд. 35 млн. рублей были отвлечены на выдачу беспроцентных займов аффилированным лицам. То есть самим себе, в том числе на приобретение акций дополнительной эмиссии «РусГидро». А мы ещё удивляемся, откуда так быстро растет доля частных акционеров в компании. На те самые деньги, что мы платим за электричество.

— Вы думаете, что «РусГидро» в конечном итоге протащит строительство ГЭС?

— Надеюсь, что нет. Летом наконец-то были опубликованы материалы по ОВОС [оценке воздействия на окружающую среду] по Эвенкийскому гидроузлу. Они разочаровали даже аффилированых с «РусГидро» людей во власти. Там даже нет ответа, куда и кому пойдет эта электроэнергия, то есть для чего вообще станцию строить. По существу это плохо переписанный старый вариант ТЭО Туруханской ГЭС, отвергнутый 20 лет назад.

— «РусГидро» утверждает, что учтены все замечания.

— Как говорил в мультфильме домовёнок Кузя, — «бессовестно врут». Материалы ОВОС действительно начинаются со ссылки на эколого-экономическую экспертизу Сибирского отделения Академии наук 1988 года. Цитирую: «Экспертная комиссия сделала ряд замечаний к ТЭО (усилить социальную компоненту в проекте, более глубоко изучить возможность изменения НПУ, корреспондировать проект с концепцией долговременного развития края и др.)». Ничего этого в действительности не сделано. Да и сама ссылка лукавая. Вот у меня Постановление Президиума СО АН 459 от 11 сентября 1988 года, пункт 2.1: «Отметку НПУ 200 м из рассмотрения в ТЭО исключить». НПУ — это отметка нормального подпорного уровня водохранилища. Вот этот вариант как основной, в 200 метров, и предлагают сейчас построить на Нижней Тунгуске. Как мне говорили знающие люди, хотели и больше, но тогда затрагивалась бы Иркутская область. Тут и так по Богучанской ГЭС с иркутянами проблема. А вообще это откровенный цинизм: «исключить» всё-таки означает не строить.

— А как к ОВОС отнеслись власти края?

— Все известные мне заключения по ОВОС специалистов, которые делались для правительства и министерств края, содержат отрицательную оценку. Да и внутри министерств были такие оценки, в частности в структурах минкультуры. Что с этими заключениями будут делать в правительстве, — я не знаю. На месте депутатов Законодательного собрания края я предложил бы администрации и правительству их опубликовать. Есть откровенные лоббисты строительства вроде вице-премьера Михаила Кузичева. В Эвенкии от этого имени вздрагивают.

— На прошлой неделе было заседание правительства по вопросу строительства ГЭС. Вы что-то знаете об этом?

— Когда красноярские журналисты обратились в правительство — прокомментировать или предоставить какую-нибудь информацию, — им ответили, что заседание закрытое. На вопрос, почему закрытое, ответ был: чтобы участники могли откровенно высказаться. Очевидно на других заседаниях они высказываются неискренне. А вообще-то на этом совещании обсуждалась сложившаяся ситуация вокруг слушаний по ОВОС. По закону общественные обсуждения обязательны, без них никакого строительства быть не может. Но их нет и объявленные сроки прошли.

— А что там произошло со слушаниями?

— Через месяц после опубликования материалов ОВОС планировались общественные обсуждения. Сначала «РусГидро» заявляла, что они будут и в Красноярске, но, естественно, от них отказались.

— Испугались?

— Разумеется. Они хотели обойтись слушаниями в шести эвенкийских поселках и Туруханске. Для Красноярска объявили на начало сентября конференцию в СФУ по Эвенкийской ГЭС, при поддержке правительства Красноярского края. В состав программного комитета вошли Кузичев, Верещагин [министр инвестиционной политики Красноярского края], Дунаев [министр природных ресурсов края], другие министры. Конференция якобы должна была выполнить функцию общественных слушаний в Красноярске. Хотя это не так: общественные обсуждения — это общественные, а на конференции список, составленный самой «РусГидро». Тем не менее в её официальной бумаге говорилось, что задача конференции — «дать возможность научному сообществу обсудить проделанную работу по ОВОС Эвенкийской ГЭС». Такую возможность, естественно, не дали. «РусГидро» отменила конференцию. В Туруханске общественные обсуждения состоялись. Это и ожидалось. Симона Григорьевна [С.Г.Юрченко — глава Туруханского района] хорошо подготовилась, она и не скрывает, что поддерживает «РусГидро». А вот в Туре после шести часов обсуждения признали слушания НЕСОСТОЯВШИМИСЯ.

— Вы же участвовали в слушаниях, почему, если обсуждение шло несколько часов, они не состоялись?

— Меня эвенкийская сторона приглашала на слушания, я, к сожалению, не смог вылететь в Туру, но отправил тезисы своего выступления. Они приложены к протоколу. А решение правильное. И мой вывод был — обсуждать нечего, предмета для обсуждения нет. Материалы ОВОС формальны. Никаких реальных исследований, например, по этнографической части, что мне ближе, просто не проводилось. Когда в «РусГидро» был направлен конкретный запрос, «кто из этнографов принимал участие в подготовке материалов ОВОС», был получен официальный ответ из московской конторы компании: «Проведение этнографических исследований осуществлялось под руководством зав.отделом Сибири и Дальнего Востока Российского этнографического музея, к.и.н. В.В. Горбачёвой».

Я разговаривал с Валентиной Владимировной. Она ездила в Эвенкию, но была даже не во всех поселках, которые попадают под затопление. Этнографического исследования она не проводила. Да это и невозможно сделать за несколько дней. Её короткое заключение было о том, что необходимо этнографическое исследование. Вообще этнологическая экспертиза предполагает масштабную полевую экспедицию, позицию организаций коренных народов. Ничего этого в ОВОС, естественно, нет. В июне состоялся 8-й конгресс антропологов и этнографов России, который принял специальную резолюцию по Эвенкийской ГЭС.

Материалы ОВОС просто неряшливы. Там, например, говорится, что оленеводства в Эвенкии практически нет. Есть одно хозяйство в 14 работников и ещё один человек держит стадо в 30 голов. Интересно, как они не заметили 5000 оленей?

Я видел некоторые заключения по ОВОС, сделанные по просьбе правительства Красноярского края. Там тоже говорилось, что материалы ОВОС не содержат достаточной эколого-социально-экономической информации для обсуждения.

— Что, туфту подсунули?

— Можно и так сказать. «РусГидро» настаивала на подписании протокола, представители Туры отказались. Собрание проголосовало за то, чтобы признать слушания несостоявшимися. Это правильно, потому что подписанный протокол означал бы, что формально слушания состоялись со всеми негативными последствиями.

—Что за последствия?

— Видите ли, «РусГидро» лукавит, когда говорит о «предварительных» слушаниях. Это окончательные слушания. Поэтапность и стадиальность обсуждения не предусмотрены законом. Больше общественность обсуждать не будет. «РусГидро» и «Ленгидропроект» якобы должны учесть замечания, доработать и представить в Главгосэкспертизу России. Что там они отправят, что учтут? Мы уже знаем, как они учли экспертизу Академии наук по Туруханской ГЭС. А после всё — проект утвержден, строительство начато. Если на слушаниях говорится — нет предмета для обсуждения, надо проводить реальные исследования, то по логике после их проведения результаты надо всё-таки обсудить. Но этого не требуется. Зачем им проводить какие-то исследования, если слушаний потом не будет?

— И что произошло дальше?

— «РусГидро» сама не пришла на объявленные слушания в других поселках. Там поселковые Советы официально признали слушания несостоявшимися. Вообще по закону это означает, что проект закончился. Не было слушаний, материалы не готовы — НЕТ И СТРОИТЕЛЬСТВА. Но ведь у нас очень законопослушные толстосумы и люди во власти. Эту ситуацию как раз и обсуждало правительство края.

«РусГидро» не придумала ничего умнее, как составить акт, что слушания в Туре состоялись. Там так и говорится: «Настоящим актом подтверждаем» и подписали сами. 23 подписи — от «РусГидро», «Ленгидропроекта», его подрядчиков, которых привозили в Туру. Зачем в этом случае вообще надо было ехать в Эвенкию? Собрались бы у себя в офисе в Москве, пообщались, потом назвали «общественными обсуждениями».

— И что теперь будет?

— Ну, «РусГидро», вероятно, соберет замечания в журналах учета и попытается представить, что это и есть слушания. Начнут обрабатывать власть. Они уже сейчас возят на охоту некоторых депутатов Заксобрания. Но не так-то просто будет перепрыгнуть через закон. В конце концов, есть порядок проведения общественных обсуждений, без местного самоуправления там никак не обойтись. Есть Устав Красноярского края, есть федеральные законы. Сейчас многое зависит от депутатов ЗС. Они же на последней сессии обращались в Минрегионразвития. 8 октября первая сессия после каникул. Надо вернуться к вопросу Эвенкийской ГЭС. Назначить депутатские слушания вообще по ситуации и по ОВОС. Если сессия ЗС примет соответствующее постановление, то проект будет похоронен, и это будет правильно.

Виктор Дубовицкий, "Красноярская газета", № 60, октябрь 2009 г.

Новости по теме:

  • Саяно-Шушенская ГЭС: жизнь после аварии
  • Эвенкийская ГЭС принесет беду для эвенкийского народа
  • Саяно-Шушенская ГЭС: жизнь после аварии
  • Эвенкийская ГЭС: красноярские депутаты приняли сторону экологов
  • Эвенкийская ГЭС: нужен мониторинг для зоны подземных ядерных взрывов
  • 1 мнение

    1 Вася { 11.10.2009 в 18:50 }

    А самое что грустное после них и будет потоп, сначала ниже СШГЭС, а может и дальше, не долго ждать осталось, от полугода до 3 лет. Только вот природа все за латает, но как скоро??? А погубленные судьбы нас и наших детей никто не залатает и грязь с кармы строителей тоже никто не смоет.

    В связи со спам-атакой все комментарии со ссылками автоматически отправляются на модерацию. Разрешенный HTML-код: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <code> <em> <i> <strike> <strong>